Волны, в которых мы утонули, стр. 1

Бриттани Ш. Черри

Волны, в которых мы утонули

Посвящение

Тем, кого, как и меня, уносят волны.

Якорям, что всегда возвращают нас домой.

Brittainy C. Cherry

The Silent Waters

* * *

Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность.

Copyright @ 2016. The Silent Waters by Brittainy C. Cherry

Published by arrangement with Bookcase Literary Agency and Andrew Nurnberg Literary Agency

© Лидман М., перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2021

Пролог

Мэгги
8 июня 2004 года – шесть лет

– В этот раз все будет по-другому, Мэгги, я в этом уверен. В этот раз – навсегда, – пообещал папа, останавливая машину у дома из желтого кирпича на углу Джейкобсон-стрит. Будущая жена папы, Кэти, стояла на крыльце и смотрела, как он паркует наш старый универсал на подъездной дорожке.

«Волшебно».

Переезд в этот дом – это просто волшебно: из небольшой квартирки я перебиралась в самый настоящий дворец. Мы с папой всю жизнь провели в крошечной двухкомнатной квартирке, а сейчас будем жить в двухэтажном доме с пятью спальнями, кухней размером с Флориду, тремя ванными и самой настоящей столовой – столовой, а не гостиной, где папа каждый день в пять часов вечера накрывал ужин на подносах. Папа сказал, что у них на заднем дворе даже есть бассейн. «Бассейн! На заднем дворе!»

Теперь я буду жить не с одним человеком. У меня будет семья.

Хотя как раз в этом для меня не было ничего необычного. У нас с папой было много семей – мы меняли их сколько я себя помню. Самую первую я толком и не знала: моя мама ушла от папы еще до того, как я начала говорить. Она встретила другого мужчину, с которым чувствовала себя любимой больше, чем с папой. Хотя в это мне верилось с трудом, потому что папа полностью отдавался любви – чего бы ему это ни стоило. После того как она ушла, он дал мне коробку с ее фотографиями, чтобы я не забывала мать. Но мне это казалось странным: как можно помнить женщину, которой никогда не было рядом?

После нее он стал легко влюбляться в женщин. И часто они тоже в него влюблялись. Они заселялись в наш крошечный мирок со всеми своими пожитками, и папа говорил, что это навсегда, но «навсегда» заканчивалось быстрее, чем он надеялся.

В этот раз все было по-другому.

В этот раз он познакомился с любовью всей своей жизни в чате AOL. Когда моя мама нас бросила, папа сполна прочувствовал, что такое неудачные отношения. Так что он подумал, что было бы неплохо попробовать познакомиться с кем-то в Интернете. И это сработало. Кэти потеряла мужа много лет назад и с тех пор не ходила на свидания, пока в Интернете не познакомилась с папой.

И в отличие от всех предыдущих случаев на этот раз мы с папой переезжали к Кэти и ее детям, а не наоборот.

– В этот раз – навсегда, – прошептала я папе в ответ.

Кэти красивая, как женщины, которых показывают по телевизору. Мы с папой смотрели ТВ-передачи во время ужина, и я всегда обращала внимание на то, какие там все потрясающие. Кэти выглядит точь-в-точь как они. У нее длинные светлые волосы и ярко-голубые глаза, почти как у меня. Ногти ее накрашены ярко-красным лаком в тон помаде, а темные ресницы длинные и густые. Когда мы с папой въехали на ее – на нашу – подъездную дорожку, она уже ждала нас, одетая в красивое белое платье и желтые туфли на высоких каблуках.

– О Мэгги! – воскликнула она, подбегая ко мне и открывая дверь машины, чтобы обнять меня. – Так здорово наконец-то с тобой встретиться.

Я настороженно подняла бровь, сомневаясь, стоит ли мне обнимать Кэти в ответ, хотя от нее пахло кокосом и клубникой. До встречи с Кэти мне и в голову не приходило, что кокос и клубника могут сочетаться.

Я посмотрела на папу. Он улыбнулся мне и кивнул один раз, разрешая обнять Кэти.

Она стиснула меня в объятьях так, что у меня затрещали ребра, и вытащила из машины. Но я не жаловалась. Меня уже очень давно не обнимали так крепко. Наверное, последний раз это было, когда дедушка приезжал к нам в гости.

– Идем. Я познакомлю тебя со своими детьми. Сначала мы пойдем в комнату Кельвина. Вы ровесники, так что будете вместе ходить в школу. Он сейчас дома вместе со своим другом.

Кэти не поставила меня на землю. Вместо этого она понесла меня к ступенькам. Папа схватил несколько наших сумок. Когда мы вошли в дом, я в удивлении вытаращила глаза.

«Ух ты».

Внутри было очень красиво. Я была уверена, что именно так выглядел дворец Золушки. Кэти поднялась со мной по лестнице, подошла к последней комнате слева и открыла дверь. Я увидела, как два мальчика играют в «Нинтендо» [1] и кричат друг на друга. Кэти опустила меня на пол.

– Мальчики, сделайте паузу.

Они не послушались.

Они продолжали спорить.

– Мальчики, – повторила Кэти построже. – Сделайте паузу.

Ноль реакции.

Она фыркнула и подбоченилась.

Я обиженно фыркнула и повторила ее позу.

– МАЛЬЧИКИ! – вскрикнула она, выдергивая вилку приставки из розетки.

– МАМА!

– МИСС ФРЭНКС!

Я хихикнула. Мальчики повернулись к нам с выражениями глубочайшего шока на лицах. Кэти улыбнулась.

– Теперь, когда мне удалось привлечь ваше внимание, я хочу, чтобы вы поздоровались с Мэгги. Кельвин, она будет жить с нами вместе со своим отцом. Ты помнишь, я говорила, что у тебя будет сестра, Кельвин?

Мальчики уставились на меня. Кельвин – это совершенно точно светловолосый мальчик, тот, что был точной копией Кэти. У мальчика, который сидел рядом с ним, были темные растрепанные волосы и карие глаза. Одет он был в дырявую светло-желтую футболку и джинсы, на которых были крошки от чипсов.

– Не знал, что у тебя есть еще одна сестра, Кэл, – сказал мальчик, глядя на меня. Чем дольше он смотрел на меня, тем сильнее у меня болел живот. Я спряталась за Кэти, чувствуя, как пылают мои щеки.

– И я, – ответил Кельвин.

– Мэгги, это Брукс. Он живет в доме через дорогу, но сегодня ночует у нас.

Я выглянула из-за ноги Кэти и посмотрела на Брукса. Он слегка улыбнулся мне, а потом собрал крошки со своих джинсов и засунул их себе в рот.

– Можно, мы еще поиграем? – спросил Брукс. Он снова взял свой джойстик и уставился на выключенный экран телевизора.

Кэти тихонько прыснула и покачала головой.

– Мальчишки такие мальчишки, – прошептала она мне, снова включая приставку.

Я покачала головой и тоже хихикнула, в точности как Кэти.

– Ага. Мальчишки такие мальчишки.

Мы остановились у другой двери. За ней была самая розовая комната, которую я когда-либо видела. На полу сидела девочка, одетая в платье принцессы. Она рисовала, а на голове у нее был ободок с кроличьими ушками, и она ела доритос [2] из розовой пластиковой миски.

– Шерил, – сказала Кэти, входя в комнату. Я спряталась за ее ногой. – Это Мэгги. Она будет жить с нами вместе со своим отцом. Помнишь, я говорила тебе об этом?

Шерил подняла глаза, улыбнулась и запихнула в рот еще чипсов.

– Хорошо, мам. – Она продолжила рисовать, напевая себе под нос песенку, и ее рыжие кудряшки запрыгали вверх-вниз. Потом она прервалась и снова подняла голову. – А сколько тебе лет?

×