Аньгора. Часть 2, стр. 2

И над всем и всеми довлеет лишь смутная глухая тоска…

– Я спрошу мнения Бульквариуса. – пообещала Баронесса и с явным усилием заставила себя ускорить шаг.

Железная леди.

Золотистое свечение стало ярче. В коридоре зазвучали возбужденные радостные голоса – воины клана Мертвых Песков аж вытянулись, наклонились вперед. Их тянуло к золотому свету с неудержимой силой. Налегая на укутанную парусиной махину артефакта, они ускорили шаг, грохотание катков стало сильнее, замерцали ауры, уменьшающих вес драгоценного груза.

Артефакт – это ключ…

Но пока что-то не видно ни одной двери, для которой требуется такой здоровенный ключ.

Но ведь такая дверь наверняка встретится? И раз это неизбежно – около закрытой двери нас будет ждать крайне злой полыхающий дракон Жизнеслав? Вот здорово… а если…

Дальше «а если» дело не пошло. Усталость навалилась ватным одеялом, выдавив из головы все разумное.

– Приют рабочий! Статус полного мира!

Вот это я понимаю, радостная весть. Никто не остался безразличным.

– Пожрать и спать. – почти простонал я. – Пожрать и поспать. Пожрать и поспать.

– Согласна. – пискнула бравая паладинша. – Но у нас же, блин, новый гость… иноземный…

– После! – отрезал я. – Сначала жрать и спать. Потом гостей встречать. Такой вот у нас древний душевный обычай. Орбита вытаскивать будем?

– Стоит попытаться позвать.

– Я не про это – силком вытаскивать будем? Зная Орба – он будет сидеть на Тропе до упора. Уверен в этом.

– Как и я! – в голосе вернувшейся Баронессы звучала обреченная убежденность. – Пока кокон сам не выбросит его покрытую мхом тощую обезвоженную тушку – он из Вальдиры не вылезет. Подсказать способ его убедить?

– Не. – отмахнулся я. – К лохрам твой способ. Я парень простой и усталый. Сначала оповещение в личку – вырублю через три минуты кокон, если не вылезешь.

– Не подействует.

– А через три минуты вырублю. – продолжил я.

– Он же психанет! Я так раз сделала… – Баронессу передернуло почище моего. – Поверь – не стоит!

– Одно только выражение даже легкого недовольства на харьке любимого гостя – я занесу топор над его коконом. И воцарится мир и покой в квартире нашей…

– Страшный ты человек, Рос, – замотала головой Кирея.

– Просто усталый. До жути усталый… о…

Вы вошли на мирную цветущую поляну посмертных золотых лотосов.

Здесь безопасно.

– Бульк согласен на пятнадцать часов. – вспомнила ЧБ.

– Отлично. Осталось переговорить с воинами КМП.

– Чтобы не вздумали умотать на прогулку по памятным местам покинутой родины? Иначе ты занесешь топор над их любимым артефактом?

– Чтобы не вздумали упустить мою шальную дочь, что обязательно захочет умотать на прогулку по памятным местам чужой покинутой родины! – прошипел я, злобно уставившись на оживившуюся Роску, что с интересом смотрела на яркий золотой свет. – Вот если они ее упустят – я занесу топор!

Глянув на меня, дочь выдала:

– Раз есть цветы – есть и рыба!

– Вся в тебя. – вздохнула Кирея. – Вперед, Роска. Займем лучшие места. И на цветы полюбуемся!

– Впере-е-е-ед!

– Вытащи Орба и заставь отдохнуть. – попросила Баронесса.

– Я же уже сказал, – глянул я на нее искоса, – отдохнет. Куда он денется?

– Слова на него плохо действуют.

– Я буду молчать. – пообещал я. – Буду слушать его жалобный визг и спокойно перекручивать его любимую бейсболку в мясорубке, глядя, как догорает пробитый топором игровой кокон…

– Угу… – сказала ЧБ. – Пойду я… на цветы полюбуюсь…

– Давай, давай. – улыбнулся я. – Давай, давай…

Глава первая

Лежа на паркете, я тихо стонал.

Блаженство и страдание разом – никогда бы не подумал, что такое возможно одновременно.

Причем источник один и тот же – отходящее от долгого неподвижного лежания тела. Стоило мне выползти из кокона, помочь с этим же делом Кире, шатаясь добрести до коридора… и тело отказало. Колени согнулись чуть ли не в обратную сторону как у кузнечика, поясница с готовностью переломилась, и я мягко опустился на пол. Где и замер, краем глаза наблюдая за ме-е-е-едленно ползущими мимо желтыми тапочками с утиными мордами. Следом за тапочками проволоклось вынутое – или вырванное – из игрового кокона эластичное ложе.

– Я в ванной. – призрачным голосом заявила Кира и дверь закрылась. Через минуту послышался звук бьющей под напором воды. Еще через минуту – долгий блаженный стон и странное крякающее кряхтение.

Тапочки ожили?

Кира явно перенесла долгое лежание в коконе лучше меня. Что и не удивительно – у нее куда более современная модель, что позаботится о теле любимой хозяйки.

Заходясь от миллионов уколов, я терпеливо ждал, когда затекшее многострадальное тело наконец-то отзовет свой бойкот и вернет тупому хозяину контроль над грязными мослами. Случилось это минут через пять. За это долгое время я подробно изучил небольшой квадрат паркета перед глазами и заодно убедился, что Кира там не захлебнулась – из ванной послышалось радостное напевание.

Медленно поднявшись, оперся расставленными руками о стену и некоторое время потратил на изучение своей сонной измятой физиономии. Харька оплыла вниз, осунулась, под глазами густые иссиня-черные тени, кожа бледная и даже на вид сальная. Легенда во всей своей красе! Любуйтесь, люди!

Так не пойдет…

И следующую из сегодняшних пятиминуток я провел в знаменитой позе «голова в кухонной раковине». Под рукой нашлось только средство для мытья посуды – им и воспользовался, несколько раз вымыв дурную голову, шею, плечи и руки. Все же невероятно, сколько грязи может произвести – собирать-то неоткуда было – мое неподвижное тело! В принципе, глупостью занимался – так и так пойду в душ. Смысл выжигать кожу и волосяные луковицы бытовой химией? Но душа просила соскрести с измученной хари толстый слой просоленного потом жира. И я это сделал.

Почувствовав себя чуть лучше, через огромное, через просто колоссальное «не хочу!» заставил себя заняться ходьбой, благо габариты арендованной квартиры позволяли совершать променады. С каждой минутой убыстряя шаг, носясь от входной двери до далекой балконной, попутно включил ноутбук, поставил чайник и кастрюлю на плиту, отстучал Орбиту сообщение через Вальдира Мессенджер. Хочет он или не хочет – я его вытащу. Пусть ненадолго.

Как и ожидалось, ответ не приходил. Пришлось надавить сильнее – пригрозить использовать кухонный нож для повреждения «пуповины» кокона. На этот раз ответ пришел быстро:

«Через пять минут – на пять минут».

Какой избалованный гость… условия еще ставит…

«Через пять минут – сюда. Спорт, еда, процедуры по эпиляции наросшего мха, душ, сон. Потом – туда».

«Всем этим занимаюсь здесь».

Да что ты?

Вот это я понимаю низкокалорийная диета…

«Не заставляй меня, Орб. Я вырублю кокон. В мою смену ты не сдохнешь. Злись потом или не злись – я это сделаю».

«Пять минут и сюда. Спорт, еда, процедуры. И назад. Сплю тут – дома».

Дома?..

Тут диагноз стопроцентный – однажды Орб станет постоянным жителем Вальдиры.

«Время пошло!» – отстучал я и вернулся к спорту.

Когда из гостевой комнаты послышался «бряк» и раздался долгий сдавленный стон, я лишь ухмыльнулся и ускорил шаг, заодно принявшись неумело размахивать тазом, имитируя спортивную ходьбу – дабы размять как можно больше мышечных волокон. И суставы заодно расшатать – пока не приросли куда-нибудь. Когда Орбит выполз – прямо выполз в коридор – я уже бегал, почти грациозно перепрыгнув через стонущего бедолагу.

Вот нам урок, япки в форточку!

До этого столь же длинные «заплывы» в виртуальный мир не заканчивались столь печальными последствиями. И вот теперь мое тело на грани отказа. Да, я чуть пришел в себя. Тело уже подчиняется приказам. Но ощущаю я себя набитым ватой мешком, бегущим на пластиковых вилках.

×