Магическая Академия Ингиака (СИ), стр. 2

Лори пожала плечами, проглотив — таки последний кусочек и удовлетворенно вздыхая.

— Это господам нужно следить за своими манерами, чтобы, не дай Гисхильдис, не опозорится, а нам, рини, можно и расслабиться, получая от еды удовольствие.

Сандера нахмурилась.

— Лорлиона! Да что же ты такое говоришь! А если вдруг завтра тебя увидит какой — нибудь достойный мужчина? Мужчина, готовый взять в жены? Да как увидит твое бескультурье, сразу передумает!

Лори скривилась, словно съела лимон, а то и парочку… десятков.

— О каких мужчинах ты говоришь, мам? Мне всего тринадцать! Я не собираюсь выходить замуж по крайней мере до тех пор, пока не буду твердс

уверена, что ты не останешься одна.

Сандера печально покачала головой.

Этот разговор они заводили уже много раз. Сандера, будучи молодой и красивой женщиной с такими же, как у дочери рыжими волосами, v стройной фигурой, пышной в определенных местах, именно там, где нужно, могла запросто найти себе мужа, даже несмотря на взрослую дочь Сама она родила, когда ей было всего семнадцать. И сейчас, тридцатилетняя, в самом расцвете сил, синеглазая красавица отвергала любые знаки заинтересованности от пытающихся ее привлечь ринналов. Мотивируя это тем, что после замужества нужно будет много внимания. уделять супругу, который не захочет все свободное время делить с внебрачной дочкой. А на это любящая мать не готова была пойти.

Но Лори хотелось для матери счастья. И любви. Она видела, как некоторые слуги обзаводились семьями и рожали детей. Видела их лучившиеся гордостью лица, когда они рассказывали о достижениях своей второй половинки. И чувствовала себя виноватой.

Иногда девушке казалось, что мама все еще тоскует по тому мужчине, что пробыл с ней всего одну ночь, подарив ребенка. Да, пусть Сандера и не вдавалась в подробности, но Лори удалось выведать одну главную деталь: мама благодарила небеса, что в тот роковой раз судьба свела ее с суровым незнакомцем. Ведь плодом порока стала единственная дочь. Ее отрада. Ее смысл жизни.

— Иди отнеси еду Врану, — решила стоять на своем Сандера, поднимаясь с места. — Бедный мальчик наверняка место себе на находит, думая, когда же ты появишься.

Лорлиона вздохнула, послушно направляясь к котлу, в котором тушилось жаркое из кролика.

Вран… Он был старше ее всего на пять лет, но уже смог выслужиться до личного конюха самого принца Ноала. И, кажется, ему действительно нравилась Лори. По крайней мере каждый раз, стоило им пересечься, он мило улыбался, говоря, какая она сегодня красивая, или подмечая изменения в ее блюдах. А однажды он даже подарил ей букетик полевых цветов!

Лорлиона задумалась, направляясь в сторону огромных конюшен. А что она чувствует к Брану? И чувствует ли вообще что — либо?

Да, он был весьма недурен собой: русые волосы, доходившие ему до плеч, внимательные серые глаза, чуть курносый нос и всегда расплывающиеся при виде нее губы. Он был добрым и отзывчивым, всегда помогал переносить в кухню привезенные с рынка продукты… Но оь скорее был просто другом. Хорошим, надежным другом. И Лори была счастлива, что у нее он есть. Но вот думать о Бране, как о потенциального женихе?..

Отворив одной рукой дверь, ведущую в конюшни, а второй держа тарелку с едой, Лорлиона переступила порог и тут же ей в нос ударил запах свежего сена и лошадиного пота.

Лошади Альморона славились на весь Ингиак своей выносливостью и статью. Один конь из этой конюшни мог стоить целое состояние, и позволить себе столь бьющее по карману приобретение мог не каждый геун, однако любой уважающий себя представитель среднего классг считал прямо — таки священной обязанностью попытаться приобрести столь ценный экземпляр.

— Бран? Ты здесь?

Лори стала оглядываться по сторонам в поисках знакомого. Обычно он сидел на стуле возле входа и подшивал подпруги или оплетал седла, если лошади были ухожены и накормлены, однако сегодня уголок пустовал.

Нахмурившись, Лорлиона поставила тарелку на стол, потеснив инструменты паренька, и решила углубиться в стойла. Может, он вычесывает вернувшегося с прогулки коня? Некоторые гости киоса предпочитали ранние конные прогулки на свежем воздухе, разгоняя кровь и прогоняя остатки сна.

Великолепные животные степенно шагали в своихзагонах, щипая травку и зерно смешанное с мелассой. Кто — то тихонько ржал, стоило девушке пройти мимо, однако не высказывая особого недовольства.

Услышав приглушенные голоса и смех, доносящийся из дальней части конюшни, Лори двинулась в том направлении.

— Бран?..

Но стоило Лори дойти до нужного места, ей пришлось встать, как вкопанной.

В пустом стойле были двое. Служанка, которая помогала Брану следить за лошадьми, кажется ее звали Бетси, и мужчина… Причем судя потому, что они были на полу, подстелив на солому кинутый второпях пиджак, и улегшись на него сверху, они явно не лошадей обсуждали.

С бешено колотящимся сердцем Лорлиона осознала, кому принадлежала темная макушка, что сейчас склонялась к шее Бетси, покрывая ее поцелуями. Это был принц Ноал.

Да, пусть она видела киоса всего раз, и то со спины, но мощные плечи, что сейчас были обтянуты белой рубашкой, выполненной из очень дорогой ткани, не могли не впечататься в ее память. Такой хорошо развитой мускулатурой владели лишь демоны.

Бросив взгляд на выход, что был в другой стороне, Лори, молясь, чтобы ее не заметили, тихонько повернулась, намереваясь скрыться с места любовной встречи господина.

— Лори? — окрик Брана, который зашел в конюшню и увидел ее вдали, заставило девушку похолодеть.

По шуршанию, что начало происходить за ее спиной, Лорлиона поняла, что Брана услышали и те двое.

По инерции повернувшись к стойлу, Лори встретилась взглядом со вскочившем с места Ноалом.

У принца были голубые глаза, сейчас отливающие серебром, прямой нос и чувственные губы. Рубашка на груди наследника Апьморона была расстегнута, представляя взору великолепие загорелой ровной кожи с хорошо выраженными грудными мышцами, уходящими ниже в рельефный пресс.

Поняв, что она осмелилась прямо смотреть на принца, Лори испуганно опустила голову, ругая себя на чем свет стоит.

— Киос, — она сделала неуверенный реверанс, не поднимая глаз.

В это время Бетси, судорожно поправляя свое платье, умудрилась обогнуть черноволосого коронованного красавца и выбежать из стойла, прикладывая к пылающим щекам ладони. Скосив глаза, Лорлиона увидела, как девушка встретилась по дороге с недоумевающим Браном, который ускорился в сторону стоящей столбом подруги.

Добравшись до Лори и увидев, перед кем она склонилась, Бран пришел в оцепенение.

— Киос?..

Бранув отличие от многих было дозволено смотреть на своего господина, не пряча взор. Да и как бы он работал с ним иначе? В обязанности конюха входили и редкие сопровождающие прогулки верхом, особенно когда Его Высочество высказывал желание обьездить жеребца с норовом.

— Доброеутро, Бран

От мягкого баритона у Лори по спине пробежали мурашки, а от следующей фразы сердце решило забиться в три раза быстрей.

— Не представишь мне даму?

Кинув быстрый взгляд на словно превратившуюся в статую Лори, Бран вздохнул.

— Позвольте представить вам рини Лорлиону Готрун. Лори работает на вашей кухне, милорд.

— Вот как.

Лори невольно заметила, как принц начал неторопливо застегивать пуговицы на своей рубашке. У него были длинные красивые пальцы с ухоженными коротко стриженными ногтями. Истинный аристократ. Однако мысленный голос услужливо напомнил о том, что передней высший демон, представитель сильнейшей в мире расы, одного мановения руки которого хватит на уничтожение маленькой деревни, так что его внешний лоск не смог притупить внутреннюю панику.

— Могу я попросить тебя оставить нас с мисс Лорлионой ненадолго?

Бран застыл, а Лори, не ожидавшая услышать нечто подобное, снова непроизвольно подняла голову и посмотрела на Ноала, испуганно расширив глаза.

Неужели он будет отчитывать ее за то, что она помешала его уединению? Впрочем… это его право.

×