Прикосновение Силы (ЛП), стр. 1

Мария В. Снайдер

Прикосновение Силы

Переведено специально для группы

˜"*°†Мир фэнтез膕°*"˜

http://vk.com/club43447162

Оригинальное название: Touch of Power

Автор: Мария В. Снайдер / Maria V. Snyder

Серии: Целитель #1 / Healer #1

Перевод: Aleksa01, Marque, Lissa (главы 1–4)

Редактор: Анастасия Бойко,

Евгения Волкова (главы 5-15),

Анастасия Графская (главы 1–4)

Финальная вычитка: Анастасия Бойко

Русская Обложка: Татьяна Шкребнева

Глава 1

Маленькая девочка не переставала плакать. И я ее не виню. В конце концов, она умирала. В ее легких было так много жидкости, что она скорее всего захлебнется в течении нескольких часов. Ворочаясь на своем тонком матрасе, я слышала ее плачь, который казалось, проникала сквозь половицы мне прямо в сердце, разбивая его пополам.

Одна часть меня умоляла ее спасти, призывая исцелить девочку с яркой улыбкой и рыжими локонами. Другая часть пульсировала в предупреждающем ритме. Ее семья поблагодарит меня тем, что отправит в городскую темницу. Я буду повешена как военная преступница. Даже суд не понадобится.

Ужас от темных лет чумы был еще слишком свежим в умах, оставшихся в живых. Они сочли те времена войной. Войной, которая была начата целителями, которые затем распространили смертельную болезнь, и отказались исцелить ее.

Конечно, это была полная чушь. Мы не могли исцелить чуму. И мы не начинали ее. Но посреди этого хаоса, никто не хотел слушать оправдания. Кто-то должен был быть виновным. Верно?

Крики девочки пронзали мое сердце. Я не могла больше терпеть. Три года в бегах. Три года скитаний. Три страшных года, полные страха и одиночества. Для чего? Чтобы спасти свою жизнь? Да, я живу и дышу, и существую. Но не больше.

Сбросив одеяла, я поспешила вниз. Мне не нужно было переодеваться, так как я никогда не спала в ночной одежде или без сапог. Когда ты в бегах, возможность быть настигнутой посреди ночи крайне высока. И тогда не так уж и много времени на побег, так что я одевала черные дорожные брюки и черную рубашку в постель каждую ночь. Темный цвет идеально подходит для того, чтобы затеряться в тени.

Еще одна уловка, для тех кто в бегах, это искать комнаты на втором этаже с передней и задней дверью, и без скелетов. Их было трудно найти, так как в большинстве городов сжигались дома жертв чумы из-за ошибочной веры в то, что так можно уничтожить болезнь. И многие жертвы погибали в одиночку. Мое текущее укрытие было над семьей с умирающим ребенком.

Спустившись, я постучала в дверь своих соседей снизу достаточно громко, чтобы меня можно было услышать, несмотря на надрывный детский плачь. Когда дверь открылась, ее мать, Мэвис, молча, уставилась на меня. Она удерживала двухлетнюю дочь в своих сильных руках, и знание того, что ее дочь умирает, ясно читалось в ее карих глазах. Ее бледная кожа обтянула ее изможденное лицо. Все в ней указывало на то, что она была невероятно уставшей.

Под блеском слез и лихорадочным румянцем, кожа маленькой девочки казалась смертельно бледной. На несколько мгновений, ей не хватило дыхания даже чтобы заплакать.

Я протянула руки.

— Мэвис, иди спать. Я присмотрю за… Фаун.

Наконец то, я смогла вспомнить ее имя. Еще одно правило, для тех кто в бегах, это избегать сближения хоть с кем-либо. Никаких друзей. Но мне нужно как-то зарабатывать деньги, и мне нужно поддерживать приятельские отношения хоть с кем либо, чтобы быть в курсе последних новостей. Я сидела с детьми Мэвис время от времени, что приносило мне двойную выгоду.

В панике Мэвис прижала Фаун еще ближе к себе.

— Оставшаяся часть твоей семьи тоже в тебе нуждается. Тебе следует отдохнуть, прежде чем ты упадешь от изнеможения или заболеешь.

Она заколебалась.

— Я разбужу тебя, если что-то изменится. Обещаю.

Мэвис перестала сопротивляться, и передала мне Фаун. Ну для ясности, маленькая девочка даже не заметила того, что руки окружавшие ее изменились, но моя магия ожила от соприкосновения, она взвывала из глубины моего сердца чтобы я выпустила ее на свободу.

Кожа Фаун обжигала, а ее одежда насквозь промокла от пота. Я баюкала Фаун, как если бы я сидела в большом деревянном кресле-качалке в гостиной. Фонарь горел низко, бросая слабый желтоватый отблеск на потертую мебель. Эта семья не была разграблена своими собственными соседями, которые так много о них говорили.

Стоя рядом с окном мне открывался четкий вид на улицу. Полумесяц освещал обгоревшие руины зданий, которые ютились вдоль грунтовой дороги. Дождевая вода заполнила отверстия и рытвины. Чума убила около шести миллионов человек, две трети населения, так что не осталось никого, кто мог бы заниматься второстепенной работой, вроде ремонта дорог или уборки мусора. Факт в том, что этот город… Якстон? Или это Вола? Все они слились воедино. В любом случае, имея в наличии городскую тюрьму, какую-никую, но торговлю, отсутствие кучи скелетов и крошечное количество населения, всего в несколько сотен максимум, это было даже больше чем то, на что многие другие города могут претендовать.

Я качала Фаун, напевая колыбельную, которую мне пела моя мама много лет назад. Щупальца моей магии проникли в тело Фаун. Ее плачь, потерял истерический оттенок.

Мэвис понаблюдала за нами еще пару минут. Неужели она что-то заподозрила? Неужели она заберет ребенка обратно? Вместо этого она вняла моему совету и легла спать. Пока я ждала, когда же Мэвис уснет покрепче, я качалась в кресле и напевала. После того, как я удостоверилась, что прошло достаточно времени, я остановила кресло. Сосредоточившись на девочке у меня на руках, я позволила свой магии течь в Фаун, пока она не оказалась наполнена ей до краев. Освобождение магии послало волну удовлетворенности сквозь меня. Это была моя область знаний. То, чем я должна заниматься.

Затем я вобрала ее обратно в себя, вычищая болезнь внутри Фаун. Мои легкие начали заполняться жидкостью, когда ее осушались. Меня бросило в жар, в то время как ее температура наоборот понижалась.

Она икнула несколько раз, а потом глубоко вздохнула. Ее тело расслабилось и она, обессиленная, уснула.

Из-за болезни приютившейся в моей груди я тяжело дышала, шумно глотая воздух. Я не могла вздохнуть достаточно глубоко, чтобы наполнить легкие воздухом. Моя кожа покрылась мурашками, когда волна страха коснулась моего сердца. Мне до сих пор не приходилось исцелять никого настолько тяжелобольного. Хватит ли мне сил? Не слишком ли долго я ждала, чтобы помочь Фаун? Моя собственная трусость может убить меня. Отлично.

Попытка отдышаться растратила мои силы. У меня перед глазами маячили белые и черные пятна, я боролась сама с собой, чтобы оставаться в сознании.

Даже не смотря на то, что мое тело исцелялось в десять раз быстрее, чем тело обычного человека, я прекрасно понимала, что этого могло быть недостаточно.

К счастью, в этот раз все обошлось. Сдавливающая сила вокруг моих ребер ослабила свое воздействие. Я просто сосредоточилась на дыхании.

Утром меня разбудила Мэвис. Я заснула с Фаун на руках

— Как тебе удалось уложить ее спать? Она вот уже нескольких дней не переставала плакать, — сказала Мэвис.

Все еще сонная, я пыталась найти хорошие объяснение.

— Должно быть мое пение сильно утомило ее.

Мой голос сорвался и я зашлась в приступе кашля.

— Угу.

Она пристально посмотрела на меня, задумчиво поджав губы.

— Ее лихорадка спала вчера вечером, — сказала я сквозь кашель.

Не поверив мне на слово, Мэвис осторожно подняла Фаун и перенесла ее на кровать.

— Тебе надо бы хорошенько отдохнуть. Ты выглядишь…

×