Песня воина (ЛП), стр. 2

Сперва Джанел не смогла идентифицировать этот звук, и к тому времени, когда ее мозг понял, что она услышала, стало уже слишком поздно.

«Щелчок».

Взрыв был оглушительным. Джанел взлетела в воздух, и жар окутал спину, расплавляя кожу, мышцы. Закричав от боли и страха — каждая секунда, казалось, длилась вечность — Джанел погрузилась в холодную, чистую воду.

Джанел опускалась все ниже и ниже, пока ее каблуки не коснулись дна бассейна. Струйки красного цвета плавали вокруг, окрашивая воду, кровь сочилась из раны вокруг десятидюймового осколка стекла, который торчал из живота.

Большой. Если она не утонет, то, вероятно, истечет кровью до приезда скорой помощи. Сверху на поверхности воды плыли горящие обломки, а огонь, охвативший любимый дом, освещал ночное небо. По крайней мере, Джанел могла сказать, что ушла на пике славы.

Бессвязная мысль заставила улыбнуться, даже когда стало труднее держать глаза открытыми. Легкие горели от нехватки воздуха, и скоро придется вдохнуть, но сил двигаться не осталось. Вода обволакивала запястья, как ледяные пальцы, и Джанел готова была поклясться, что жидкость приняла форму прямо перед ней.

Разумеется, в этом не было никакого смысла. У нее начались галлюцинации от потери крови и недостатка кислорода. Это невозможно, потому что ангелов-хранителей не существовало, и она сейчас умрет.

Глава 1

Зарывшись пальцами ног в песок на берегу, Джанел ущипнула себя за правое бедро.

«Ауч». Ладно, все еще не сплю.

Никто не мог винить ее за такие мысли. После взрыва она была спасена и исцелена мерцающей, прозрачной инопланетной расой, которая перенесла ее через галактики на планету Воа.

Джанел провела два дня в наручниках в пугающей, сделанной из странных синих деревянных досок, клетке, с грязно-серым полом. Если думала, что хуже некуда, то дальше все по спирали катилось в кроличью нору.

Одетую в мало что прикрывающее кремовое платье, Джанел проводили из тюрьмы в Колизей, и вместе с другими людьми выставили напоказ перед теми, кто мог сравниться со всей оборонительной линией Канзас-Сити. Затем лидер этих гигантских воинов превратился в чудовище из кошмаров, кинулся к одной из женщин, и улетел с ней.

Джанел была убеждена, что он съел ту женщину, и она больше никогда ее не увидит. Как оказалось, все было не совсем так. Женщина, которую звали Джордан, как потом выяснила Джанел, была съедена, но при этом наслаждалась каждой чертовой секундой.

С тех пор все было не так уж плохо. Ну, кроме жизни на чужой планете в окружении огромных агрессивных мужчин, которые хотели превратить Джанел в инкубатор, и кроме невозможности вернуться домой. Она понимала, что должна быть благодарна за спасение, за второй шанс на жизнь, даже если это была не та жизнь, которую она себе представляла. Ей должно быть приятно, что ее преследователь погиб при взрыве и никогда больше не будет ее мучить.

И по большей части Джанел была благодарна, но адаптационный период был непростым. Почти всю первую неделю она пряталась в комнате, ожидая, когда один из этих больших ублюдков превратится в красноглазого демона и нападет.

«Все это во имя суженых», — фыркнув, подумала Джанел.

— Почему они прилетают сюда?

Она не знала, сколько раз задавала этот вопрос, но, должно быть, много, потому что воин рядом с ней закатил глаза и рыкнул.

— Они прибывают, чтобы узнать, есть ли у кого-нибудь из воинов их клана пара среди людей.

Джанел это знала, просто надеялась, что, если спросит много раз, ответ изменится.

Не сказать, что она привыкла к новой жизни за несколько коротких недель, которые здесь провела, но все становилось лучше. Теперь она чаще выходила из комнаты, и не испытывала волнение при разговоре с каким-нибудь воином. Черт, она даже начала привыкать к тени, которую отбрасывают некоторые женщины Воа. Эти чики действительно не хотели, чтобы человеческие женщины находились на планете.

Теперь воины и вожди из других кланов съезжались со всей планеты, чтобы оценить невостребованных женщин, словно покупали подержанный автомобиль.

Фан-бл*дь-тастика.

— Что если я не хочу пару?

Черные полосы, покрывающие бронзовую кожу Траво, изогнулись, когда он пожал плечами.

— Меня это не волнует, женщина.

— Мое имя Джанел.

Его чернильные волосы упали на одно плечо, когда он наклонил голову в сторону.

— Я знаю, как тебя зовут.

Траво нравился ей больше других воинов. Он не задавал бесконечных вопросов и не смотрел на нее через всю комнату, пока по коже Джанел не побегут мурашки от пристального внимания. Напротив, он был добр к ней, и, несмотря на то, что они были на совершенно разных волнах, он вроде как защищал ее.

Все, что Джанел знала — другие кланы могли состоять из одних дикарей. Может, они действительно захотели бы съесть ее, а не сделать парой одного из воинов. По какой-то ужасно странной причине эта мысль заставила ее захихикать.

— Ты в порядке? — спросил Траво, нахмурив брови, которые углубляли впадины между тремя хребтами на переносице.

Джанел наклонила голову, пиная песок пальцами ног.

— Да, — ответила она на языке Траво.

— Замечательно.

Возможность говорить и понимать на родном языке воинов — единственное, что ей действительно нравилось на этой планете. Джанел объяснили, что блестящие водяные призраки — Рейфы, — как назвали их охранники, — исцеляя ее от превращения в кебаб, загрузили ей язык Воа в мозг.

Джанел всегда хотела выучить второй язык, но у нее не хватало терпения. Где были эти Рейфы, когда она провалила испанский в средней школе?

Вздохнув и проведя руками по лицу, Джанел зарылась пальцами ног глубже в мягкий, теплый песок. Она не знала, почему, черт возьми, стояла у кромки воды, как какая-то героиня из исторического романа, ожидая возвращения своего капитана.

У них был план или, по крайней мере, какое-то его подобие, согласно которому встреча человеческих женщин с воинами из разных кланов должна проходить менее напряженно. Это, конечно, здорово, но Джанел нервировал и беспокоил тот факт, что придется сидеть за круглым столом в большом зале.

— Мы можем вернуться, — сказал ей Траво тихим глубоким голосом. — Ты можешь найти это менее… подавляющим.

Джанел покачала головой. Если существовала возможность оказаться парой одного из членов какого-либо клана, она предпочла бы встретиться с ним на своих условиях, как поступала и в других ситуациях. Но, черт возьми, ожидание убивало.

— Возможно, они не приедут, — сказала Джанел с надеждой.

Траво глубоко вздохнул.

— Нет причин бояться, Джанел. — Он многозначительно произнес ее имя, с намеком на сарказм. — Наши обычаи могут показаться странными, но уверяю, если на тебя претендует воин Воа, не стоит так ужасаться. Нет более безопасного места, чем рядом со своей парой. Связанный воин превратит в пыль планеты, чтобы защитить свою женщину, и будет лелеять ее до последнего вздоха.

Траво нерешительно положил свою большую руку на плечо Джанел, его странные глаза смягчились от беспокойства:

— Ты понимаешь, что я говорю?

Из его уст слова о связывании звучали не так страшно. Черт, человеческая раса писала песни и сонеты о такой преданности. Тем не менее…

— Так значит, он захочет меня, потому что я хорошо пахну?

Опустив руку, Траво откинул голову и засмеялся.

— Нет, малышка, не только поэтому. Да, он узнает тебя по запаху, но стремление быть рядом с тобой исходит из глубин души.

— Ладно, я поняла.

Действительно поняла… вроде. Джанел видела, как связанные пары на этой планете прижимались друг к другу. Она завидовала тому, что мужчины смотрели на свои пары с обожанием и благоговением, как охраняли их от любой возможной угрозы. Сказать, что не хотела того же, было бы ложью, но Джанел просто не понимала, как это может произойти с совершенно незнакомым мужчиной.

×