Дракон, эрл и тролль, стр. 2

Конечно, размышлял Джим, посланцев к друзьям отправили буквально через несколько минут после того, как нападавшие были замечены менее чем в полумиле от замка. Возможно, что всех посланцев перехватили, и они давно мертвы. Но хоть кто-нибудь должен ведь был пройти.

Правда и то, что оба его друга, Дэффид ап Хайвел и Жиль Волдский, находились далеко. Поэтому, даже выслушав посланцев Джима, они не могли добраться сюда за два часа, чтобы вместе с ним дать достойный отпор нападавшим.

Но замок сэра Брайена Невилл-Смита, замок Смит, находился менее чем в четверти часа езды галопом от Маленконтри. И замок Малверн, где жила леди Геронда Изабель де Шане, обрученная с сэром Брайеном, тоже был не так уж далеко. Сэр Брайен должен был подойти сам, а Геронда могла послать на помощь свое войско, если бы посланцы добрались до них без приключений. Но никакой помощи не последовало, Самым любопытным было отсутствие английского волка Арагха, уж он-то всегда знал обо всем происходящем на многие мили вокруг. Арагх мог явиться и по собственному почину и он, конечно, сделал бы это, если бы знал, что случилось. Присоединился же он к ним, когда их осадили в замке в начале года, проскакав ради этого буквально по спинам сотен ползущих плотным строем морских змеев. Его тогда втащили в замок через крепостной ров, бросив с зубчатой стены веревку, в которую он вцепился зубами.

По тем же причинам оставалось загадкой и отсутствие Каролинуса. Конечно, Джим весьма глупо растратил весь свой запас магической энергии, хотя на этот раз даже Энджи — но не Каролинус — рассматривала это как доброе дело. Магическая энергия пошла на помощь в сборе урожая и подготовку замка к зиме. Никто так и не появился.

— Скорее всего, нашим посланцам не удалось пройти, — сказал Джим, стараясь умолчать о том, что Энджи, как и он сам, знала: ни Арагх, ни Каролинус не нуждались в посланцах. Им, наверняка, известно, что Маленконтри атаковали, и оба должны были поспешить на помощь во имя дружбы, хотя ни один из них не признался бы в этой слабости, А Каролинус, кроме того, мог явиться из чувства ответственности за Джима, своего ученика в магии.

— Это неважно, — пробормотала Энджи, прижимаясь к груди Джима.

— ПРИВЕТ! — прогрохотал трубный глас.

Джим и Энджи испуганно посмотрели на гиганта — истинного гиганта: до тридцати футов ему не хватало всего лишь дюйма, — двадцатифутовыми прыжками приближавшегося из леса к зубчатой стене.

Глава 2

— Ррнлф! — выдохнула Энджи. Конечно же, это был морской дьявол, знакомый им по тем дням, когда морские змеи в союзе с французами попытались вторгнуться в Англию. Наиболее невероятный из спасителей, если он, конечно, хотел их спасти.

Взгляд Джима переместился на верхушки деревьев. Ррнлф шел мимо небольшого леска совсем рядом с тем местом, откуда вверх текли струйки дыма. Только теперь Джим увидел, что дым все еще поднимается, не становясь ни темнее, ни гуще, а это означало, что костры уже не поддерживают. Наоборот, струи стали тоньше, прозрачнее, — костры затухали.

Джим вновь перевел взгляд на морского дьявола. Ррнлф маячил уже возле самой стены, чуть ли не нависая над ней. По природе своей он был не только сверхъестественным существом, но и одним из самых крупных обитателей океанов. Хотя, судя по всему, прекрасно себя чествовал и на воздухе, под открытым небом. Примечателен в нем был не только тридцатифутовый рост, само тело морского дьявола было сложено весьма любопытно.

Походило оно на клин, острием направленный книзу. Он буквально сходил на конус от макушки до самых ступней. Голова его была крупнее всего остального. Плечи, хоть и выглядели непропорционально узкими, по человеческим, естественно, меркам, но ненамного. Торс сходил на конус к бедрам, предплечья также сужались к запястьям рук, но не особо резко, хотя все равно руки его походили на громадные ковши экскаватора. От пояса морской дьявол продолжал сходить на конус к ногам, которые были больше Джимовых всего-то в несколько раз. Поразительно, что эти сравнительно небольшие ноги несли вес всего остального легко и без заметных усилий. Но, конечно, у него, как и у всех подобных ему творений природы; был какой-то запас врожденной магической силы, хотя он, как и все сверхъестественные существа, не имел над ними реального контроля, Морской дьявол достиг стены. Он положил на нее свою массивную руку и, легко перескочив двадцатифутовое препятствие, приземлился во дворе замка. Стена зашаталась, разбудив спавших на настиле защитников, а от удара массивного тела о землю проснулось большинство тех, кто, обессиленный, забылся в тяжелом сне в самом замке.

— Ти не приветь, — сказал морской дьявол, переходя на англосаксонскую речь тысячелетней давности. И тут же поправился: — Я имел в виду, что вы не приветствовали меня! — Он вперил в Джима и Энджи осуждающий взор, его широкоскулое, с голубыми глазами лицо выражало упрек. Он возвышался на десяток футов над ними, хотя они стояли на деревянном помосте на стене замка.

— Привет! — поспешно воскликнули Джим и Энджи хором.

Лицо Ррнлфа прояснилось. Оно стало простым, дружеским, в нем не было ничего ужасного, если не считать размеров.

— Моя мать всегда мне говорила, что именно сейчас у вас, маленьких людей, сезон приветствий, — грохотал он, — а может, я потерял чувство времени, и ваши привычки изменились с тех пор, как я побывал здесь в последний раз?

— Нет, Ррнлф, — ответила Энджи, — ты был здесь всего пять месяцев назад.

— Надо же! — удивился Ррнлф. — Я и не думал, что прошло столько времени. Мне его хватило только на то, чтобы найти для вас подарки. Моя мать… Я вам рассказывал о своей матери?

— Рассказывал.

— У меня была прекрасная мать, — словно в забытьи начал Ррнлф, не обратив никакого внимания на реплику Джима. — Прекрасная. Мне уже не вспомнить, как она выглядела, но я точно знаю, что она была прекрасна. Она заботилась обо мне первые четыреста или пятьсот лет, пока я подрастал. Не было матери, подобной ей. Между прочим, она рассказала мне массу интересного. И среди прочего о том, что примерно в то время, когда меняются глубинные морские течения, вы, маленькие люди, поздравляете друг друга, а некоторые из вас обмениваются подарками. Вы помогли мне вернуть мою леди, и я хотел непременно подарить вам подарки в этом году. Их было нелегко найти, но кое-что я достал.

Джим давно выяснил, что леди Ррнлфа — всего лишь съемное носовое украшение корабля вроде голов драконов, которые викинги снимали со своих длинных судов, высаживаясь на землю, потому что жившие на земле тролли могли посчитать себя оскорбленными, если голова дракона окажется на их территории. Леди Ррнлфа была деревянной фигурой с затонувшего судна и изображала девятую волну.

Народная молва гласила, что девятая по счету волна дальше всех выбегает на берег. Скандинавы называли ее Ярнсакса — Железный Меч.

Ярнсакса была дочерью скандинавского морского божества Эгира и великанши Ран. У них было девять дочерей. Самая младшая и самая знаменитая

— Ярнсакса. Ррнлф утверждал, как бы дико это ни звучало, что они с Ярнсаксой были возлюбленными. Он потерял ее, когда Эгир и Ран вместе с другими скандинавскими богами и великанами бежали с севера, забрав с собой своих дочерей.

Ррнлф очень высоко ценил это изваяние. Его похитили у него во время событий, которые привели к нападению на Англию морских змеев.

Этой историей с похищением леди Джиму удалось тогда заинтересовать Каролинуса — одного из трех магов высшего ранга ААА+. Он вывел мага из глубокой депрессии как раз вовремя, чтобы победить гигантское головоногое чудовище из морских глубин, которое руководило наступавшими на Англию змеями. Так он получил столь ценимое Ррнлфом изваяние.

— А, вот они где, — пробурчал Ррнлф, погрузив свою огромную руку в мешок, который свисал с чего-то похожего на обрывок кабеля, обмотанного вокруг его сравнительно узкой талии. Он носил свой мешок, как пещерный человек, — обернув краем бедра и позволив свободно свисать к коленям, прикрытым чем-то вроде шотландской юбки с бахромой.

×