Алекс (СИ), стр. 1

Елена Николаева

Алекс

Глава 1. Днюха

София.

— Ушёл, девочки! Ура! — запыхавшаяся, стуча каблучками по ламинату, влетаю в комнату отдыха для ВИП клиентов и растягиваю самую довольную улыбку в мире. — Вот! — ставлю пакеты с праздничной едой на кофейный столик. — Хочу свои двадцать четыре отметить, как надо! Сервируйте, а я пока что приведу себя в должный вид. Хочу в Инстаграм несколько фоток добавить. Пусть Мишка слюной подавится! Всё-таки я намного красивее его внезапно нарисовавшейся беременной ослицы!

— Если твой дядя узнает про сабантуй со стриптизёром в своей стоматологической клинике, — сетует Светлана (медсестра и администратор в одном лице), — уволит всех к чертовой матери! И меня в первую очередь, так как я здесь дольше всех вас проработала и не вправила вам мозги! На что я только подписываюсь? — приставила ко лбу тыльную сторону ладони и симулировала обморок, упав обмякшим телом в кожаное кресло. — Ооохх…

— Свет, не зуди! — фыркнула Лилька (наш стоматолог-ортопед) — Ты ж ещё мальчика не видела, которого я выбрала! Ну просто ходячий СЕКС! Аааа! Я уже хочу его пощупать во всех местах и облизать! Мы же взрослые девочки. Погуляем самую малость, затем уберём следы преступления. Отсюда сразу в ночной клуб рванём. Потусим с местными аборигенами. В конце концов у Софьи сегодня «Днюха»! Да и мы же не станем напиваться как свиньи. Или станем? — призадумалась. — Ах! Неважно! И, кстати, ты забыла? Я плачу ему нехилую ренту за половину здания! Пусть только попробует прикрыть наши «Пижамные вечеринки» — старый холостяк!

— Ну какой он старый в свои тридцать шесть? Тоже мне дядю нашли, мать вашу! — возмутилась бухгалтерша Машка. Симпатичная молодая девчонка. За ней состоятельный португалец ухлёстывает, а она в русского босса-иммигранта втюрилась по уши. Дура! Андрей — сволочь, каких поискать. На всякое местное «сырьё для фотошопа» заглядывается, а её игнорит. Хочет иностранку. Всё-таки правду говорят: деньги портят мужика.

— Девочки, я когда-нибудь не выдержу и придушу его как Отелло Дездемону!

— Ага, Маш! И оставишь нас всех без зарплаты и с посиневшим трупом на руках. Куда ж его потом? В океан, акулам скормить? — Светка подала вялый голосок, устало вытянувшись в кресле. — Чую, Лиль, пора уже нашему Борисовичу заказывать у тебя универсальную вставную челюсть.

— С какого это? — спокойно интересуется Лилька, доставая из пакета пластиковые бокалы и бутылку шампанского со вкусом дыни.

Светка, заметив сей дивный и очень ею обожаемый напиток, слегка оживилась и хохотнула, добавив:

— Неровен час, пришибёте Борисовича, — вздохнула. — Голливудской улыбки мужик лишится.

— Болван он! Лучше бы его сексуальное недомогательство настигло! Повелитель овец, млин! Вот что этим млекопитающим парнокопытным неймется? Будто других частных клиник нет? Любительницы «сперманентного» макияжа, мать их! — зло прыснула Машка.

— Да мужик он, Машуль! Мужик, а не болван! — с гордостью возразила Светлана. — Андрей бабским батальоном командует! И до сих пор жив! Лиль, давай, наливай уже. Сейчас слюной подавлюсь. — Это вот Софушкин бывший — болван! Профукал Мишка такую девочку — стоило раз на лево сходить. Теперь имеет то, что имеет.

Смотрю на девчонок и радуюсь. Нечасто в жизни попадается дружный рабочий коллектив, где можно без обиняков излить душу и не бояться, что однажды твоей правдой тебя же проткнут как мечом. Не то, чтобы мы были слишком близки, но вот доверие и честность ценили в первую очередь.

Пробка от шампанского с грохотом выскочила из горлышка бутылки и, угодив в потолок, отрекошетила Машке в голову.

— Ай! Блин! — возмутилась та.

— Ну прости, — хохочет Лиля. — Нельзя о Борисовиче плохо отзываться. Карма — она такая. — разлила полные бокалы и всем раздала. — Ну, что, девчули? Давайте выпьем за нашу самую младшенькую сотрудницу Софьюшку! Пусть она в преддверии Нового года встретит свою настоящую любовь — без флюсов, абсцессов, с шикарной здоровой улыбкой и с убийственным взглядом, как у Дэвида Ганди!

Выпили и ещё раз налили, и снова выпили.

— Лиль? — Светка потянулась за третьим бокалом и подала мне. Рады стараться. Праздник всё-таки. Гулять так гулять! — А может достаточно доброго, тёплого взгляда? А? Зачем ей, прям, убийственный? — поинтересовалась, косясь на вторую бутылку. Правильно! Одной на четверых маловато будет. Открываю вторую.

— Свет, — хохочу. Шампанское, принятое на голодный желудок проникло в кровь и растеклось по венам лёгкой эйфорией. — Она имела в виду другое. Хахааа!

— Чего другое? — застыла с бутербродом во рту, хлопая одними ресничками.

— Ну, это… типа, кончить от одного мужского вида и грохнуться в обморок. Поняла? — поясняю своё тайное желание. Боже, после расставания с Мишей, я уже не помню, когда у меня был секс в последний раз.

— Ага. Она поняла. Ты забыла добавить к глазам Ганди шикарный член с двумя яйцами! — ржёт Машка. Пробка сделала своё дело. Отправила мозг в нокаут.

— Так вроде каждая палка имеет два яйца? Не? — прыскает охмелевшая Лиля.

— Да кто ж их знает этих танцоров? — подумала я вслух. Им вечно яйца мешают. — Кстати, Лиль, когда уже заявится твой стриптизер? Хочу проверить наощупь давнюю теорию. Может зря наговаривают? Хахааа!

— Договорились на восемь вечера. Опаздывает немного. Подождём. Я дверь не закрывала.

— Наливай, Лиль, и пора закусывать, — отрываю самую большую виноградину и отправляю в рот под звук раздавшегося колокольчика на двери.

— СЕКС! — протяжно рыкнула Светка, едва проглотив закуску, и округлила потемневшие от похоти глаза. — НУ. ПРОСТО. ХОДЯЧИЙ. СЕКС!

— Доброй ночи, дамы! — низкий, с хрипотцой голос заставил меня обернуться и следом выронить изо рта фрукт.

— Слюни подбери, Светик, — раздался чей-то голос в густом розовом тумане. — Я буду первая!

Пронзительные глаза «Бога порока» впились в меня, гипнотизируя.

— Вы не могли бы мне помочь? — отмер, огляделся вокруг, и тут же нахмурился.

— Ну конечно поможем, а как же! Ты, главное, проходи… раздевайся…

***

Алекс.

Некоторое время до происшествия…

— Почему ты ничего не ешь? — мой босс Артём и по совместительству друг, у которого я работаю начальником планово-экономического отдела, указывает столовым ножом в сторону моей тарелки. На ней лежит нетронутый стейк из мраморной говядины. Всё, что я смог в себя затолкать — несколько кусочков дыни с ломтиками тонко нарезанной ветчины, и мякоть белого хлеба с небольшим слоем печёночного паштета.

— Голова раскалывается ещё с обеда, — отвечаю ему, массируя двумя пальцами правой руки висок. Держа вилку в левой руке, нехотя ковыряю ею салат. Цепляю листочек зеленой рукколы, приправленной оливковым маслом, верчу его в руке, разглядывая, при этом морщась от неприятных болевых ощущений. Черт бы его побрал этот зуб!

«Сегодня явный минимализм в еде», — решаю для себя. Опускаю вилку на тарелку и откидываюсь на спинку стула.

— Десна болит ужасно. Думал, после совещания на приём запишусь, но мой лечащий врач сегодня вне зоны доступа, — бросаю беглый взгляд на наручные часы, отмечая время, желая поскорее уехать домой. День выдался хреновым и долгим. Подписывая стопки бумаг и сверяя новые проекты оптовых и розничных цен на продукцию, мне хотелось убивать всех подряд, кто попадался на глаза во время болевых всплесков. Принятое обезболивающее облегчило жизнь ненадолго. И вот сейчас эта напасть снова даёт о себе знать.

— Хреново, — соглашается Артём, отставляя в сторону закусочные приборы. — Лен, нагугли список профессиональных элитных клиник. Может хоть одна из них Алексу подойдёт?

— В это время? — удивляется девчонка. — Они вроде бы до семи вечера работают. Половина восьмого уже, Артём.

— Малыш, — спокойным тоном возразил приятель, давая взглядом ей понять, что она, как хорошая и чуткая девочка, просто обязана это сделать, — возьми и проверь. Тебе сложно, что ли? — приподнял в качестве приятного бонуса левый уголок рта, гася на корню женское раздражение полуулыбкой.

×