Под маской порока (СИ), стр. 90

Поэтому и впрямь — что может произойти за неделю?

Уверена, что совершенно ничего особенного.

Эпилог

Оно сводило с ума.

Терзало разум, рвало незримыми когтями тело изнутри, било наотмашь и с каждым разом всё сильнее, всё болезненнее. До стучащего набатом сердца в ушах, до тумана в сознании, до немоты в сведённых судорогой руках, до крови в прокушенной губе. Голод, жажда и мучительное желание, смешанные в одном смертоносном коктейле, целое бескрайнее море, собранное в маленьком хрупком сосуде, и от приливных волн его, мощных, оглушающих, ломило всё тело.

Безумие, которому нечего противопоставить.

Заложенная природой необходимость, с которой ничего не поделаешь.

Проклятие, дарованное при рождении.

И чем дальше, тем хуже становилось.

Дрожащими руками Марго достала из внутреннего кармана накидки чёрную полумаску, расправила, надела. Ленты завязались не сразу — попытки с третьей-четвёртой, всколыхнув страх, что объект уйдёт, пока она тут копается. И без маски нельзя, с открытым лицом в столь поздний час на этой улице ходили только девицы известного поведения, не боящиеся быть узнанными, каждой деталью распутного внешнего вида демонстрирующие, чего они хотят от прохожих, в большинстве своём, естественно, мужчин.

Как же это всё противно, мерзко, ужасно! И стыдно. Лишь Астаррах, чёрная богиня перекрестков, ведает, каким смятением охвачена Марго, как сходятся в противоборстве отчаянное желание уйти, сбежать и больше никогда здесь не появляться и инстинкты, жаждущие неумолимо удовлетворения, насыщения, ненавистные потребности тела и природы. А иного выхода нет, не получит своего — и умрёт в мучениях, терзаемая этим, словно болезнью долгой, изнурительной, без возможности выздороветь однажды.

Объект яркий. Горячий. Аура алая, будто свежая кровь, со всполохами жидкого золота — аура высших демонов. И сам он, стоящий в паре шагов от круга света фонаря, привлекателен: черноволосый, кареглазый, уверенный, властный мужчина, знающий себе цену и понимающий, что цена эта высока. Если и вовсе не заоблачна.

Марго нервно, суетливо провела ладонями по одежде, расправляя складки на коротком, возмутительно открытом платьице под накидкой. Кончиками пальцев проверила лицо — ровно ли сидит маска, не остались ли на щеках влажные дорожки от слёз. Причёска — не рассыпались ли с таким трудом уложенные непослушные русые волосы, не выбилось ли лишних прядок. Надела капюшон, кружевные перчатки.

Губы. Опять она о них забыла.

Достала из кармана губную помаду, вслепую накрасила вызывающим кармином, то и дело поглядывая на объект. Демона должно хватить надолго и ему-то точно не повредит, если вдруг она сделает что-то не так или перетянет слишком много. Может, он даже сумеет ей помочь, подскажет что дельное. В конце концов, жизненный опыт его несравним с теми крохами, что есть у неё, серой мышки, прячущейся в подполе бедных домов в провинциях. Демон больше видел, больше знает.

— Дирг побери, ты другого места для встречи найти не мог, что ли?

Марго вздрогнула, отступила поспешно во тьму тесного прохода между двумя домами.

— А чем это плохо? Вон игорный дом, в конце улицы неплохой бордель, а здесь вполне себе приличный мужской клуб, — объект широким жестом обвёл двухэтажные здания на другой стороне улицы и задержался на расположенной прямо напротив «Маске», сверкавшей синей с золотом вывеской. — Я подумал, может, тряхнём стариной, зайдём, пропустим по стаканчику, на красоток полюбуемся, раз уж тебе теперь можно только смотреть, но не трогать. Знаешь, какие там дивные чаровницы выступают? Истинные сирены.

— Спасибо, не интересуюсь.

— Жаль, жаль, — в голосе объекта не капли настоящего разочарования. — Ну ничего, лучше заглянем через недельку, у них сейчас, говорят, главная прима в отпуске, так что…

— Лес, у меня нет никакого желания трепаться с тобой, а у тебя, увы, нет времени шататься по клубам. Собирай вещички и срочно отравляйся в королевство Наринна, в городок Бер… Вер… Дирг побери, без бутылки не выговоришь… в общем, вот адрес.

Марго знала собеседника объекта.

Гален Скай.

Бывший учитель истории. Связанный Евы Альвернис — Марго видела отметку привязки на ауре Галена. У Евы такая же. Только у Евы есть и вторая — к Вэйдаллу, члену братства Двенадцати.

Еве повезло — двое мужчин, любящих, нежных, заботливых. Столько энергии, отданной добровольно.

Хотя Марго не хотела бы оказаться привязанной к члену ордена бессмертных. Говорили, они страшные существа, эти собратья Двенадцати. Марго сама видела Вэйдалла в тот день, когда он вышел из школы, бережно, осторожно неся на руках бесчувственное тело Евы. Видела его лицо, красивое, но пустое, застывшее маской холодной, отрешённой ненависти и бескрайней, всепоглощающей вины. Видела Кларисс, пошатывающуюся, бредущую следом, бледную, скованную страхом. Страхом перед случившимся в подвале и членом ордена.

— И что мне делать в этой Наринне? Это же дыра дырой, — объект взял бумажку, повернулся к свету фонаря, пробежался глазами по адресу.

— Охранять Женевьеву. Естественно, так, чтобы она ничего не заподозрила и уж тем более не заметила никаких теней, следящих за ней.

— Когда она улетела — три, четыре дня назад? По-моему, вы поздновато спохватились, неделя уже на исходе, ваша драгоценная сирена и так скоро вернётся.

— Ситуация поменялась.

— Похоже, сильно поменялась-то.

— Мы открыто пошли против братства, открыто обозначили свою позицию. Хорошо, что Евы сейчас нет в Атрии, но рисковать не хочу ни я, ни Вэйд. Поэтому крылья в зубы, и чтобы к утру уже был в Вер… Гер… короче, в родном городе Евы, понял?

— Оплата?

— Как договаривались.

— Считай, что я уже в пути, — объект смял бумажку, сунул в карман куртки.

— Имей в виду, будешь плохо себя вести — вызову и влеплю такой кабальный контракт, что до конца жизни останешься рабом при мне. Колдунья для вызова у меня есть, сам знаешь.

— О да, твоя великая и могучая наполовину колдунья, наполовину экономка. Кстати, ты, случаем, не знаешь, кому она каждый месяц переводит деньги, немаленькими причём суммами?

— Ты вроде бы должен быть уже на полпути в Наринну, или я ошибаюсь?

Объект козырнул насмешливо, развернулся и пошёл прочь. Гален нахмурился, огляделся. Марго вжалась спиной в стену дома, моля богиню, чтобы бывший учитель не различил во тьме узкого прохода фигуру в чёрной накидке.

Минута тяжёлыми ударами сердца, вечностью на грани страха разоблачения. Гален качнул головой, повернулся и тоже ушёл — в противоположную от объекта сторону. Марго выскочила спешно на улицу, посмотрела вслед демону. Тот удалялся неторопливо по проезжей части, освещённой фонарями и вывесками, насвистывая какой-то бодрый мотивчик.

Пойти за ним или поискать другого? Почти полночь и в это время на улице Жёлтых лилий, самом злачном и развесёлом месте Тирса, найти мужчину не проблема, хоть человека, хоть нечеловека.

Помедлив мгновение, Марго шагнула вслед за демоном, стараясь не думать о боли, о противных жадных руках, шарящих лихорадочно по её телу, о тяжести тела чужого, сопящего, наваливающегося сверху. И лучше не верить в наивные фантазии, что со следующим всё будет иначе.

Не будет. Все мужчины одинаковы, независимо от вида. Всё всегда проходит одинаково и неважно, с кем.

Пальцы сомкнулись на запястье Марго неожиданно, останавливая сильным рывком.

— С ума сошла? Он демон, да к тому же наёмник. Глазом моргнуть не успеешь, как он спеленает тебя, как младенца, и сдаст за вознаграждение твоему клану.

Марго обернулась. Девушка. Или молодая женщина — отороченная чёрным кружевом полумаска скрадывала черты лица, не позволяя определить примерный возраст. Убранные в причёску светлые волосы, кожаная куртка поверх чёрного платья не самой приличной длины. И голос показался знакомым.

— Кто ты? — нахмурилась Марго.

— Меня зовут Эсмеральда, — незнакомка отпустила руку Марго. — Я, как и ты, беглая суккуба, скрывающаяся от клана, к которому принадлежала моя мать.

×