Самец (ЛП), стр. 77

Мои губы скользят вниз по ее телу, оставляя поцелуи повсюду, пока я не достигаю ее лодыжки и медленно снимаю туфлю, затем повторяю процесс на другой ноге. Наконец, единственное, что между нами – это тонкое кружево, которое явно насквозь промокло.

Мой член дергается, кровь болезненно приливает к нему, и весь контроль срывается. Я буду медленным и сладким позже, но сейчас мне нужно попробовать ее на вкус, прикоснуться к ней и услышать ее крик. Я протягиваю руку и срываю края кружева, срываю его с ее тела и перебрасываю через плечо.

В ушах шумит, когда я вижу, что она совершенно голая. Ее сладкая киска похожа на кремовый шелк. Она везде гладкая.

– Сюрприз, – повторяет она хриплым гортанным голосом, расставляя колени на кровати.

Не могу найти слова, но уверен, что мое сердце и мой член не могу выдержать еще один сюрприз. Мой рот наполняется слюной, когда я целую ее бедра и, наконец, провожу языком по ее складкам. Первый вкус пробуждает первобытную потребность, которая будет удовлетворена, только когда она выкрикнет мое имя.

Обнюхиваю ее вокруг чувствительной области, а затем зарываюсь языком в нее как можно дальше. Ее руки тянутся к моей голове, пока я кружусь, облизываюсь и посасываю. Она начинает скулить и рычать, сигнализируя, что она близко. Мои яйца сжимаются от этого звука до боли, но я не могу остановиться. Она хватает меня за голову и сжимает бедра. Я щелкаю языком по ее клитору, и она сильно дергается, выкрикивая мое имя, когда разлетается в стороны, ее ноги падают в сторону.

Я не жду, пока она успокоится, быстро двигаясь вверх и выравнивая мой пульсирующий член у ее входа. Требуется вся сила воли, чтобы не врезаться в нее в тот момент, когда я вижу ее под собой. Ее темные волосы растрепаны на кровати, тело дрожит, а глаза сверлят меня. Если это возможно, я становлюсь еще более одержимым своей женой, когда она смотрит на меня с такой любовью и тоской.

Медленно погружаюсь в нее, чувствуя, как каждый дюйм ее тела принимает меня. Я стискиваю зубы, когда она издает стон, закрывает глаза и выгибает бедра и спину. Я обхватываю ее дрожащими руками за плечи и прижимаюсь губами к ее губам, целуя в том же ритме, в каком двигаюсь внутри.

Ее рука движется к моей спине, когда она начинает толкаться в меня, встречая каждый удар. Мне не требуется много времени, чтобы подняться в воздух. Мои движения ускоряются, когда я вхожу в нее. Электрические ощущения пробегают вверх и вниз по позвоночнику, и я больше не могу сдерживаться.

– Биззи...

– Я с тобой, – ее пальцы впиваются в мои лопатки, когда она приподнимается, сжимая мой член.

Мы оба вскрикнули, когда я снова вошел и взорвался, кончая так сильно, что мое зрение затуманилось.

Мои руки опускаются, и я падаю на локти, обхватив ее лицо руками. Мы оба пытаемся восстановить дыхание, наши сердца бьются вместе.

Я ошибался раньше. Я не просто одержим, я обладаю этой женщиной.

Она моргает несколько раз, ее глаза проясняются, когда она смотрит на меня.

– Думаю, я удачно вышла замуж, мистер Беннет, – сексуальная улыбка появляется на ее губах, когда руки скользят вверх и вниз по моей спине.

Вот так, мой член дергается, все еще внутри нее, и я готов снова.

– У нас впереди целая жизнь, чтобы доказать это, – я наклоняюсь и прижимаюсь губами к ее губам.

Затем я снова начинаю двигаться, на этот раз медленно. Эту ночь она никогда не забудет.

Эпилог

Биззи

Месяц спустя

Волны бились о песок, теплый ветерок наполнял гостиную с открытого балкона. Наливаю две кружки кофе и возвращаюсь в спальню, где ворчит Шоу. Останавливаюсь в дверях, чтобы полюбоваться видом. Он лежит на подушке, одна рука закинута за голову, другая прижата к уху. Тонкая простыня едва прикрывает его талию, под которой он совершенно голый. Я облизываю губы, глядя на его загорелый торс, пока он не прочищает горло.

Он закатывает глаза, когда я практически подпрыгиваю к нему, ставя наши чашки на тумбочку и забираясь к нему набок.

– Мне плевать, что она хочет! Скажи ей, пусть найдет себе няню.

Колдуэлл отвечает приглушенно.

– За это она тоже может заплатить. Я не играю в ее игру. Она застелила постель и может лечь. С меня хватит. Если она попытается переманить нашу няню, она пожалеет об этом. Достаточно того, что мне приходится делить опеку пополам.

Снова приглушенный разговор.

– Что-нибудь еще?

Я подхожу ближе, чтобы услышать, но это бесполезно.

– Ну, в следующий раз скажи ей, чтобы пошла на*уй. Именно поэтому я с ней не общаюсь.

На этот раз я слышу смех.

– Ладно, приятель, спасибо. Я тоже скажу Биззи. Обязательно скажи Саше, что я хочу, чтобы Брейден был у меня дома не позже шести в следующее воскресенье. Никаких извинений. Она провернула это дерьмо, когда мы вернулись домой из медового месяца, и это было не круто.

Он вешает трубку, бросает телефон на кровать и обнимает меня.

– Позволь мне предположить. Она взбесилась из-за его зубов и хотела знать, что я делаю, чтобы успокоить его, а потом решила, что мы должны поделиться своей няней и хочет, чтобы ты согласился? – предполагаю я.

– В основном, но мама занимается прорезыванием зубов. Она отправила письмо сегодня утром. Саша достает нашу няню, я злюсь.

– Она у нас только на полставки. Технически она тоже могла бы работать на Сашу.

– Вот почему я так хорошо ей плачу. Саша пытается быть хитрой, но я ее раскусил.

– Нам не о чем беспокоиться. Она не любит Сашу, но без ума от Брейдена.

– Она умная девочка. Я рад, что ты нашла ее, – он целует меня в макушку.

– Так давай забудем о том телефонном звонке и вернемся к нашей субботе, – предлагаю я, прижимаясь ближе.

– Мне нравится эта идея. Почему ты одета? – его рука скользит по моему бедру и тянет за подол ночной рубашки.

– Потому что нам нужен был кофе.

При этом упоминании он поворачивается и возвращается с двумя кружками. Я сажусь рядом с ним и беру одну.

– Итак, я кое о чем подумала, – я смотрю на него поверх края чашки.

– И о чем же? – он поднимает бровь.

– Я собираюсь начать процесс перехода на частичную занятость.

В его глазах вспыхивает огонь, он делает глоток и ждет продолжения.

– Это часть моего долгосрочного плана.

– Знаю ли я об этом долгосрочном плане?

– Вроде того, но я говорю тебе сейчас. Брейден многому меня научил.

– Чему же?

Я беру обе наши чашки и ставлю их обратно на тумбочку, затем перекидываю свои ноги через его, чтобы оседлать его. Его глаза начинают гореть, когда он входит в меня.

– Это похоже на мой план? – он шевелит бровями.

– Может быть, поэтому послушай меня.

– Как я могу не слушать, когда твоя киска трется об меня?

– Шоу! – я шлепаю его по блуждающим рукам. – Я говорю серьезно.

– Я тоже.

Я хватаю его за запястья и прижимаю их к груди.

– Итак, я думала о будущем.

Он замирает, его глаза насторожены.

– Я знаю, что мы недавно поженились, но...

– Биззи, выкладывай!

Я делаю глубокий вдох и смотрю ему прямо в глаза.

– Я готова подарить тебе дочь.

Его лицо меняется, когда он понимает, что я говорю, вспоминая наш разговор на лодке в прошлом году.

– На прошлой неделе я ходила к врачу, и мы сделали несколько анализов. Она также провела некоторые исследования и нашла обширные обнадеживающие результаты. Я перестала принимать таблетки, и я еще не уверена в сроках. Но когда ты будешь готов попробовать, я тоже буду готова.

Он освобождает руки и кладет их мне на бедра, слегка сжимая.

– Не знаю, что и сказать. Я, бл*ть, на седьмом небе от счастья, но рождение ребенка не значит, что ты должна бросить работу.

– Если это случится, я хочу какое-то время побыть дома. Это позволит обеспечить большую гибкость. Я бы хотела попробовать. Может, я и ошибаюсь, но попробовать стоит. Тяжело расставаться с тобой и Брейденом в те недели, когда он у нас, а я должна работать. И мы разделили опеку.

×