Незнакомец (ЛП), стр. 3

Юбка высоко задралась, чему поспособствовал и Сэм. Сейчас он задирал её ещё выше. Одной своей длинной рукой он ухватился за моё бедро, а кончики пальцев другой скользнули под трусики, и у меня тут же перехватило дыхание. Когда я подняла глаза, то увидела, что Сэм смотрит на меня со смесью удовольствия и чего-то ещё, что распознать я не смогла. Я оторвалась от его кожи, чуточку распрямилась, но он потянул меня обратно, не отодвигая от себя.

– Что? – подозрительно осведомилась я.

Его рука на моём бедре скользнула немного выше, другую руку Сэм положил под голову. Он потянулся и выглядел вполне расслабленным. Мы не отрывались друг от друга, и он чувствовал себя в этой роли прекрасно. У мужчин это часто получалось. Порой им приходилось натягивать маску самоуверенности так, будто это крем после бритья. Но самоуверенность Сэма казалась врождённой. Ощущение комфорта принадлежало ему, как цвет глаз или невероятно длинные ноги.

– Ничего, – он покачал головой.

– Не может такого быть, – возразила я. – Ты смотришь на меня довольно странно.

– Я странно смотрю? – он немного выпрямился, но руку с моего бедра не убрал, и при этом глупо скосил глаза на высунутый кончик языка. – Вот так?

Я рассмеялась.

– Не совсем.

– Тогда хорошо, – удовлетворённый ответом, он наклонился вперёд, опять завладев моим ртом, и, не отнимая губ, продолжил говорить. – Иначе мне было бы довольно неловко.

Затем он снова уложил меня на большой мягкий матрас и, задыхаясь, начал целовать. Его рука осталась на моём бедре, поглаживала немного ниже в направлении коленок и двигалась снова наверх. Хотя кончики его пальцев время от времени проходились по шёлку трусиков, он ни разу не дотронулся до меня должным образом. Целуясь горячо и страстно, Сэм не ложился на меня, а лишь удерживал вес, лёжа на боку. Всё было не так, как я ожидала... но это было и не так, как я хотела? Разве я не хотела удивиться?

– Сэм, – прошептала я, наконец, хриплым голосом, когда больше не могла терпеть.

Он прервал поцелуй, чтобы посмотреть мне в глаза.

– Да, Грейс?

– Ты меня убиваешь.

– Я это делаю? – осведомился он с улыбкой.

Я кивнула и просунула руку между нашими телами, чтобы потянуть за пряжку его ремня.

– Ты это делаешь.

Его рука, как в ускоренной киносъёмке, заскользила по моему бедру.

– Как ты думаешь, я могу это исправить?

Я расстегнула пряжку.

– Полагаю, что да.

Сэм поднял руку и прикоснулся ко мне. Когда он костяшками пальцев надавил на влагалище, из моего рта вырвался хриплый стон, который я даже не пыталась подавить.

– Так, что я делал до сих пор? – поинтересовался он и опустил голову так, чтобы его губы касались моей щеки.

– Хорошо, очень... хорошо.

Мне было тяжело сконцентрироваться на словах, пока его рука лежала на мне. До сего момента он не делал ничего, кроме как надавливал на меня рукой. Даже не погладил. Но после долгих минут страстных поцелуев и бесконечной словесной прелюдии моё тело было более чем готово ко всему.

Его губы скользнули по моему горлу и легли, наконец, на место, где пульсировала кровь. Он нежно пососал его, прикусив кожу зубами. Неболезненный укус вызвал дрожь возбуждения в моём теле. Я поднялась под Сэмом. Мои руки нащупали его затылок, и пальцы мгновенно зарылись в его шелковистые волосы. Я прижала его голову к себе, позаботившись, чтобы его рот оставался там, где он был, где он меня посасывал. То, что на этом месте появится синяк, меня в данный момент мало волновало.

– Мне нравится, как ты произносишь моё имя, – пробормотал он. Его язык скользил по оставленному пятну. – Скажи ещё раз.

Мне послышалась усмешка в его голосе.

– Я не свихнулся, – произнёс он.

Потом мы снова смеялись. Он вытащил руку у меня между ног, чтобы расстегнуть пуговицы на блузке, одну за другой. Смех внезапно прервался, у меня перехватило дыхание, и я смогла только тихо вздохнуть. Сэм стянул с меня блузку. Затем он упёрся на локоть, отбросив её подальше, расстегнул бюстгальтер. Кончики пальцев на моей груди обводили узоры на кружеве.

Мои соски затвердели. Когда Сэм погладил по одному из них, из моего горла вырвалось шипение. Я наблюдала за выражением его лица, когда он смотрел на меня сверху вниз, а когда склонился, чтобы поцеловать мою обнажённую кожу, я укусила его за нижнюю губу. Моё тело извивалось под ним.

Сэм выпрямился. Он сбросил кожаную куртку и стянул футболку через голову. Волосы стояли дыбом. Его тело было таким же длинным и худым, как и ноги. Он встал на колени рядом со мной, почти забыв про мысли о моей груди. Его другая рука поигрывала расстёгнутой пряжкой ремня и пуговицей под ней. Он расстегнул их, но молнию не трогал. Я смотрела на него и наслаждалась шоу.

– Ты собираешься их снимать?

– Однозначно, – Сэм торжественно кивнул.

– Сегодня вечером? – удивленно спросила я.

– Да, – он рассмеялся.

Ногой в чулке я погладила его бедро вверх-вниз и потёрла пальцами по выпирающему из джинсов члену.

– Ты стеснительный?

Когда я коснулась его пальцами ног, бёдра Сэма дернулись вперёд, рот открылся. Рука перестала двигаться по груди, ладонь легла на сердце.

– Может быть. Совсем чуть-чуть.

Чёрт, это будоражило. Хотя, на самом деле, я ему не верила. В течение всего вечера не было ни одного момента, когда он стеснялся.

– Хочешь, чтобы я сделала это первой?

От улыбки Сэма я растаяла.

– Окей.

Я слезла с кровати, ведь стоя раздеваться удобнее. Без каблуков моё лицо оказалось на уровне его груди – зрелище весьма неплохое. Голая грудь Сэма была гладкой и мускулистой, мышцы просматривались, но не слишком отчётливо. Я отступила на пару шагов назад. Сэм оказался так любезен, что расстегнул мне блузку, это облегчило задачу. За блузкой последовала юбка, её снять просто – пара секунд и пуговица расстёгнута. Не отрывая от Сэма взгляда, я вытащила пуговицу из петли. После короткой паузы начала расстёгивать молнию, зубчик за зубчиком. Стянула юбку через ноги и бросила на пол. Наконец, я выбралась из кучи одежды и отпихнула её ногой. Теперь я стояла перед Сэмом только в белых кружевных трусиках, в тонком поясе с подвязками и полупрозрачных, с ажурным краем чулках. Выражение лица Сэма подсказало мне, что усилия того стоили.

Я понимала, что никогда не выиграю конкурс красоты. В тех местах, где мне хотелось быть плоской, я толстовата, а в нужных местах не хватало изгибов. Но я знала, что это не играло никакой роли. По крайней мере, для большинства мужчин.

Сэм разглядывал меня с восхищением. Его зрачки казались огромными и тёмными, зеленовато-голубая радужка была еле видна. Он облизал губы, и они влажно заблестели.

– Вау!

Прекрасный комплимент, потому что честный.

– Спасибо! – поблагодарила я.

Он не шевельнулся. Одна рука по-прежнему покоилась на сердце, пальцы другой вцепились в пояс джинсов. Он продолжал разглядывать меня в упор, и уголок его рта полез вверх.

– Теперь моя очередь, да?

– Теперь твоя, Сэм.

– Боже! – воскликнул он. – Люблю, когда ты так произносишь.

– Сэм, – прошептала я и двинулась к нему. – Сэм, Сэм, Сэм.

Я уже слышала об извращённых фетишистах. Он сказал, ему нравилось, и... чёрт возьми, мне тоже нравилось. В имени было что-то сладкое и сексуальное. И он тоже. Какая широкая улыбка озаряла его лицо, когда я произносила его имя.

Я протянула руку к застёжке на джинсах. Металлическая пуговица и молния казались холодными по сравнению с жаром, который проходил сквозь плотную ткань. Моё сердце билось неравномерно, когда кончиками пальцев я чувствовала его эрекцию. Сэм застонал. При этом звуке мне захотелось встать на колени, но вместо этого я подняла голову и посмотрела на него. Туда, высоко-высоко. Одним рывком раскрылась молния. Всё это время я смотрела ему в лицо, а не между ног. Сэм всё ещё не отрывал руку от груди, хотя пальцы изогнулись и сильно давили на кожу. Пульс участился, на щеке дрогнула мышца, его улыбка стала тоньше, и он протянул руку, чтобы убрать волосы с моего лица.

×