Рабыня Тёмного Лорда (СИ), стр. 3

— Простите, милорд, — произнесла она то, что подсказала интуиция.

Тёмный Лорд молчал, пока они расплачивались на кассе. Но когда они вышли на парковку, он повернулся к ней.

— Нет способа научиться быть покорной, кроме покорности, — холодно и насмешливо сказал он. — Сентиментальные глупцы сказали бы: «и без абсолютного доверия», но покорность и есть доверие. Вы отдаёте мне всю себя безраздельно, не получая взамен ничего, — и этим зарабатываете свою наивысшую награду.

— Отдаться вам, — прошептала Кира. — Это и есть моя награда.

— Вот теперь вы начинаете понимать.

Он небрежно распечатал бутылку пальцами и первым уселся на капот автомобиля, отхлебнув прямо из горла. Передал бутылку ей.

— Этьен и мои люди найдут мерзавцев, посмевших устроить инцидент с грузовиком, — бросил он. — В крайнем случае устроят ещё пару поездок в моей машине и дождутся очередного покушения от этих идиотов.

Кира сделала глоток.

— Ваши люди? Вы уже настолько освоились?

— Я не теряю зря времени, — сухо сказал он. — Как вы уже убедились.

Мёртвый глава Министерства, проклятый глава Протектората… Да, он не шутил.

— Не трогайте Райли, пожалуйста, — попросила Кира. — Он почти разделяет ваши цели. Про то, что с родственными традициями пора кончать, что аристократам слишком многое позволено, что безродные сироты вроде меня тоже заслуживают признание их талантов. Он не такой, как его отец.

— Он официально владеет вами, — холодно произнёс Тёмный Лорд. — И будет владеть ещё полгода. Нет его — не будет и проблемы.

— Он мой близкий друг. И я возненавижу вас, если вы его убьёте.

Холодный, очень холодный смех.

— Он будет мёртв, а я жив. Вы перейдёте от траура по нему к вершине наслаждения очень быстро. Куда быстрее, чем вам кажется. Тем более что, — он выразительно провёл рукой по горлу бутылки, которая снова оказалась у него, — здесь есть кому вас на неё возвести.

Он похлопал рукой по капоту.

— Садитесь.

Кира осторожно забралась на самый край, но он притянул её к себе, вытряхивая из туфель, и почти насильно заставил забраться себе на колени.

— Пейте.

Кира не заметила, сколько выпила. У неё начала кружиться голова. Её волосы. он что — то делал с её волосами. Что-то безумно приятное. массируя кожу головы, перебирая рыжие локоны, убирая их под сетку.

— Что вы делаете?

— Готовлю вас к обратной поездке, чтобы вас не узнали. Тихо.

Он заставил её запрокинуть голову, и холодная маска легла ей на глаза. Кира едва успела её рассмотреть, но даже беглый взгляд заставил Киру изумлённо охнуть при виде роскошной росписи: маска, должно быть, стоила целое состояние.

— Благородная дама, спешащая на ночную встречу, — произнёс он. — Моя на эту ночь. Сейчас на вас не останется ничего, кроме этой маски.

Она смутно вспомнила, что он пообещал довезти её до дома голой. Кира вдруг вздрогнула, пытаясь спрыгнуть, но он держал крепко.

— Тише, дурочка. Вы уже попались. Хотите поехать обратно без маски и с распущенными волосами, чтобы все видели, что вы — это вы? Или позволите вас раздеть, и поедете таинственной обнажённой незнакомкой?

— Хочу поехать таинственной обнажённой незнакомкой, — слабо проговорила Кира.

Она не хотела, кажется… или хотела? В голове шумело, и она почти не чувствовала, как он заносит её в салон автомобиля и расстёгивает её блузку, как стягивает с неё джинсы. Как снимает её бельё, мимолётно массируя напрягшиеся соски, наклоняется и вдруг проводит языком по её голому лобку, и она еле слышно охает.

— Сонная, расслабленная и покорная, — прозвучал насмешливый голос. — Ещё не так, как я хочу. но уже близко.

— Зачем. вы меня напоили? — прошептала она.

— Может быть, я хочу забыться и понять, что ощущал мой двойник, которого вы любили? — Он провёл рукой по её лицу. — Считайте это причудой. В конце концов, опоить мою рабыню и отшлёпать её, пока её острый язычок не в состоянии наговорить мне дерзостей, — в этом есть своя прелесть, не так ли?

— Ммм.

— Именно. Спите, если хочется. Ужасаться оттого, что ехали голой всем на обозрение, будете завтра утром.

Лёгкая поступь чужой магии проскользила по её плечам, будто покрывая её невидимой пеленой. Маскировочная магия, скрывающая её наготу? Зная профессора, тот мог бы и подшутить.

Нет. Тёмного Лорда. Профессора больше не было.

Хотя кого она обманывала? Они были одной и той же личностью. Тёмный Лорд был Рональдом Вейером, и профессор Деннет был им же. Просто профессор, рискуя жизнью, спас своего адепта из ледяной воды и чуть не погиб сам, а Рональд Вейер.

Он тоже был способен на это. В конце концов, он отдал ей свою магию и спас её, поделившись своей силой, когда Кире было тринадцать.

Возможно, Тёмный Лорд был бы куда мягче к ней. Но последнее его воспоминание было страшной многочасовой агонией, дикой пыткой, хлестнувшей по его характеру и нервам так, что ему сложно было остаться прежним Рональдом Вейером.

Профессора тоже когда-то допрашивали с пристрастием, но не так. И в их будущем, останься профессор жить, у них были бы воздушные змеи, солнце и поцелуи, и настоящее обручальное кольцо на пальце, простое и скромное.

А с Тёмным Лордом?

— Вы когда-нибудь меня убьёте? — вдруг спросила она. — Когда я надоем вам, сделаюсь недостаточно покорной, или вы просто поймёте, что я никогда вас не полюблю, как в том моём видении?

Короткий вздох.

— Какой смысл мне объясняться с вами, спаивать вас дешёвым вином и возиться с вашим вздорным нравом, если я собираюсь прирезать вас после всего этого?

— Не сразу, — пролепетала Кира. — Не сразу прирезать. Но…

— Без «но», — холодно отозвался Тёмный Лорд. — Вы моя, и вы ценная собственность. Любой, кто захочет причинить вам вред, умрёт. Я не желаю отдавать вас никому другому. Это включает в себя небытие. Вам всё понятно?

По его жёсткому и властному тону совершенно нельзя было понять.

… Что он хочет, чтобы она жила — и желает её защитить.

— Да, милорд, — произнесла она вслух. — Милорд будет спать со мной этой ночью?

Её спутник хмыкнул, заводя мотор.

— Так понравилось моё общество? Кажется, нужно подпаивать вас чаще.

Он приманивает её, будто робкую птичку. Подпускает к себе всё ближе, чтобы наконец посадить — в клетку, на цепь, под клобук — и делать с доверившейся ему девушкой всё что угодно, пока она будет изливать для него свою силу в ритуалах.

Но долго эта мысль не продержалась. Голова бессильно мотнулась по спинке сиденья, и Кира провалилась в сон.

Она очнулась, когда Тёмный Лорд вносил её в подвал на руках, невесомую и пьяную. Её голова всё ещё кружилась, но куда меньше: Кира чувствовала вливаемую в неё силу, такую пьянящую и близкую. Он был её магом, и это не изменилось.

— Хотите, чтобы я сделал с вами всё, что мне хочется? — прошептал он ей в ухо. — Или отправитесь спать, как маленькая наказанная девочка?

Глаза Киры расширились.

Она не хотела отправляться спать. Но как сказать ему, что она его хочет?

— Да, — наконец произнесла она. — Понимайте как хотите.

Негромкий смех.

— О, я понял вас вполне правильно.

Он подвёл её к кронштейну, торчащему из потолка, открытую, нагую и беззащитную. Маска всё ещё холодила её лицо; Тёмный Лорд усмехнулся, проводя рукой по затылку Киры и высвобождая волосы, и Кира не успела даже вскрикнуть, как тонкая фарфоровая маска упала на каменный пол.

И разбилась.

— Что вы наделали! — вырвалось у неё.

— Поучительный урок для моей рабыни. Вас разбить куда проще.

Он провёл рукой по её груди, спускаясь ниже к животу, утверждая её своей собственностью. Сжал её между ног и засмеялся, когда она невольно подалась ближе.

— Поднимите руки, — приказал он.

Она не посмела ослушаться. Чувствуя себя всё более беспомощной и уязвимой, она подняла руки над головой, и на её запястьях клацнул холодный металл. Прохладные браслеты держали её такой же крепкой хваткой, как его руки.

×