Рабыня Тёмного Лорда (СИ), стр. 1

Пролог

Когда хозяин уютного коттеджа гостеприимно предлагает тебе спуститься в подвал, самое время насторожиться. А когда ты слышишь звук захлопываемого люка за спиной и чёткие шаги, предчувствие беды и вовсе должно бить в набат.

Особенно тогда, когда ты видишь перед собой зал, за владение которым любой средневековый испанский инквизитор отдал бы чью-нибудь руку.

Кандалы, посверкивающие в узких прицельных лучах встроенных светильников. Распорки, фиксирующие жертву в любой позе. Неглубокая впадина в половину человеческого роста, в которой можно как топить жертву, так и приковывать её в ритуальном круге, вычерченном на дне. Длинная скамья для порки… и кажется, с потёками засохшей крови на ней. Хотя Кира знала, что подвал был обставлен лишь считаные дни назад.

Для неё. И только для неё.

Как и чёрная, убранная шёлковым бельём кровать в глубине зала под зеркальным потолком, в которую её уложат в эти выходные, хочется ли ей того или нет. На этот счёт Кира не обманывалась.

Она медленно повернулась к своему визави.

Маг, приведший её в подвал, прислонился к стене, скрестив руки на груди. Безупречная чёрная рубашка и того же цвета брюки, спокойный холодный взгляд.

Профессор боевой магии Дуайт Деннет. Маска для доверчивых адепток вроде неё.

На самом деле перед ней был тот, кого лишили памяти пять с половиной лет назад за попытку захватить власть в магическом мире, на пути к которой он не брезговал ничем. Кто пять лет прожил спокойной жизнью преподавателя, не зная и не помня о своём прошлом. А потом вдруг обрёл его, забыв последние пять лет. По её, Киры, вине.

И тут же, даже не прервавшись на сон, инсценировал самоубийство главы Министерства. А её силой заставил дать клятву на крови служить ему.

— Закончили вспоминать мои прегрешения? — прохладным тоном поинтересовался Тёмный Лорд.

Кира молчала. Говорить ему: «да, милорд, вы правы, милорд, я ваша, милорд»?

Да ни за что.

Она любила его прежнего. Ещё не знавшего, что он когда-то был Тёмным Лордом, а потом узнавшего — но не желавшего возвращаться к прежней жизни. Но профессора Деннета больше не было с ней, и вернётся ли он когда-нибудь, Кира не знала.

А вот то, что сейчас она была в полной власти Тёмного Лорда и в его полном распоряжении, она понимала очень хорошо. Её джинсы, блузка и лёгкая куртка, которую она держала в руке, всё ещё были на ней только потому, что он не приказал ей их снять — или не срезал кинжалом по своему обыкновению, оставив её в кружевном белье. Или без него, раздев догола. А дальше всё зависело только от его фантазии. Приковать её к ритуальному кругу с широко разведёнными ногами, бросить на кровать, поставить на четвереньки, оттянув её голову назад за волосы, или поставить перед собой на колени, приказав себя ублажать. Что угодно, лишь бы подчинить её, унизить — и заполучить её силу.

Чёртова ритуальная магия, требующая от мага и его донора чувственной связи превыше всего прочего. И чёртово её тело, откликающееся на ласки того, кого она совсем недавно любила. Ласки, которые никогда больше не будут ни бережными, ни нежными.

Кира судорожно выдохнула.

— Вот она я, — резко сказала она. — Делайте что хотите, только быстрее. В конце концов, в понедельник у меня занятия, а преподаватель по боевой магии, знаете ли, очень строгий.

— И сурово накажет вас, если вы не сделаете домашнее задание к сроку, — задумчиво подтвердил Тёмный Лорд. — Какая интересная дилемма. Кстати, как я велел ко мне обращаться?

— Милорд, — произнесла Кира.

— Но из ваших уст я этого слова не услышал.

— Нет.

Он усмехнулся.

— Цепляетесь за остатки дерзости? Очень хорошо, я подам вам руку помощи. Вы будете говорить со мной как с равным, пока я вам это разрешаю.

Он холодным взглядом окинул её фигуру.

— Одевайтесь.

Кира поперхнулась. Она ожидала услышать совершенно противоположное.

Медленно она натянула куртку, вопросительно глядя на него. И изумилась ещё больше, когда, повинуясь крошечному пульту в его руке, наверху распахнулся люк.

— Мы едем в супермаркет, — сухо сообщил Тёмный Лорд.

Кира заморгала. Из тёмного подвала, бывшего влажной и сладкой мечтой любого доминанта — в освещённые залы ночного супермаркета? С Тёмным Лордом за компанию?

— Супермаркет, — повторила Кира. — Серьёзно?

— Мне пришлось избавиться от винного погреба, — бросил Тёмный Лорд. — Той кислятиной я не стал бы даже спаивать своего смертельного врага, не говоря уж о вас. А в местной лавке неплохой выбор. К тому же тамошнее красное стоит куда меньше подержанного автомобиля. Нужно же мне поддерживать реноме бедного преподавателя.

Кира невольно улыбнулась.

— Вы будете пить… дешёвое вино?

— И вас заставлю, — совершенно серьёзно кивнул он, и по коже Киры прошёл холодок. Напротив неё стоял тот, кто был её господином и хозяином, и ей не стоило об этом забывать.

И злить его тоже не стоило.

— Да, милорд, — тихо сказала она.

На его лице мелькнула улыбка.

— Список покупок можете не составлять: я ещё не настолько сошёл с ума, чтобы принимать ваши нужды во внимание. Впрочем, если вы будете красноречиво умолять, вымаливая свои любимые леденцы. — он сделал короткую паузу, — так и быть, я пойду вам навстречу. А когда мы вернёмся.

Он задумчиво поглядел на чёрный ошейник, стягивающий её шею, и Кира сглотнула.

— Вы. снимете его?

Он усмехнулся.

— Человеческие практики вполне допускают и ошейники, и цепи, и кое-что похуже. Хотите купить мне сигарет, зайдя на магазинчик при заправке в ошейнике и на шпильках, и только в них? Могу устроить.

— Вы же не курите, — выдавила Кира.

— Ещё бы я начал курить только для того, чтобы усмирить строптивую наложницу, — презрительно произнёс Тёмный Лорд. — Ещё одно слово, и обратно вы поедете голой. Хотите, чтобы фары проезжающих машин освещали ваши прелести для всех желающих?

«Нет», — чуть не сказала она, но вовремя промолчала.

Он кивнул, глядя на неё.

Идёмте. Так, а это что?

Он вдруг шагнул к ней — и достал из заднего кармана её джинсов небольшой красный телефон. Отключил его, вынимая батарею.

— Если я узнаю, что вас отследили по метке геолокации, я сдеру с вас шкуру и вывешу её в гостиной, — холодно бросил он. — Какого чёрта вы вообще его с собой потащили?

— Чтобы позвонить вам, если…

— К дьяволу! У вас на груди высеченная мной руна, и вам достаточно коснуться её, чтобы я узнал, где вы и что с вами. Вы совсем идиотка?

— Профессор Деннет не советовал мне. — начала она.

— Его больше нет, — отрезал он. — Есть я. И вы будете использовать нашу связь, как бы опасно для нетренированной адептки это ни было. Я буду смотреть вашими глазами и видеть ваши действия. Даже как вы перекатываетесь по коврику, лаская себя в ванной, если мне это вздумается. Вы лучший донор Академии, и я намереваюсь воспользоваться вами сполна. У вас есть возражения?

— Нет. милорд.

Короткий шлепок по ягодицам заставил её вскрикнуть.

— Рад это слышать. Поднимайтесь.

Скрип ступеней под ногами. Ковёр в гостиной. Кира бросила невесёлый взгляд на диван, где они с профессором Деннетом целовались на зимних каникулах. Так недавно.

— Летние каникулы совсем скоро. — Тёмный Лорд будто читал её мысли. — Какая жалость, что на эти дни вы исчезнете для всего мира.

— Я официальный донор Райли Хили, — устало уронила Кира. — Вы же помните. И если он потребует меня к себе.

— Не потребует, если вы будете больны. Поверьте, я могу устроить вам очень реалистичную простуду. Или вы предпочли бы острое расстройство желудка?

Киру передёрнуло.

Он вытащил её из дома за руку, мельком накладывая запирающую руну, и почти бросил на переднее сиденье автомобиля.

— Спустите трусики, пока будете ехать, — бросил он. — Это меня развлечёт.

— Но. я в джинсах!

— Выкручивайтесь.

×