Принцесса для советника (СИ), стр. 1

Нинель Мягкова

Принцесса для советника

1

Лола не хотела подслушивать.

Оно как-то само получилось.

Засидевшись в библиотеке допоздна за увлекательным чтивом — очередной страшноватой сказкой про мир людей — она не заметила, как задремала.

Небольшой диванчик, на котором она любила сворачиваться клубочком с интересной книгой, находился в самом дальнем углу второго этажа библиотеки.

Трехъярусный павильон для книг был гордостью Янтарного дома, сразу после экономических достижений их нынешнего главы. Роскошные ковры и полки из натурального дерева, расписанные вручную яркими красками колонны и уютные уголки для чтения создавали неповторимую атмосферу для любителей литературы.

Спрятаться на необъятных просторах заставленных бесконечными стеллажами залов было несложно.

Даже когда и цели-то такой не было.

Лола проснулась от громкого разговора. Прямо под ней кто-то ссорился, и спросонья она не сразу узнала мамин голос. Дайнандре никогда не повышала голоса, как и положено воспитанной эльфийке. Что же случилось, отчего она так разволновалась? Лола прислушалась.

— Так будет лучше для нее. Как ты не понимаешь, здесь ей не место! Девочке надо найти мужа, а кто на ней в Златограде женится? Сам знаешь, что о ней говорят.

— Что говорят о моей девочке? — разгневанный густой бас отца она узнала сразу. Хоть Велерад и старался говорить потише, библиотека все-таки, но многолетнюю привычку вещать на большую аудиторию во время совещаний никак не скроешь.

— Она взбалмошная, непостоянная, неусидчивая, до сих пор даже с профессией не определилась, а ей уже восемнадцать минуло прошлой осенью. Завидной гномьей невестой ее точно не назовёшь, зато в эльфийских землях, благодаря родству с моим братом, за нее женихи драться будут.

Отец тяжело вздохнул, наступила тишина.

Это что, он согласен с такой характеристикой, возмутилась мысленно Лола.

— Ты сама ей скажешь. И все объяснишь. — пророкотал наконец Велерад после затянувшейся паузы.

— Конечно. Сегодня же вечером с Лолой поговорю. Не думаю, что послы доберутся сюда раньше послезавтра. — судя по шороху платья, мама подошла к нему ближе. Наверное, обняла. Они вообще часто обнимались. Папина голова при этом утыкалась маме куда-то в область талии, но в глазах обоих читалась такая любовь и нежность, что улыбаться хотелось только от умиления.

— Наша девочка лучше всех, я тоже так думаю, но будем реалистами. — шуршание одежды продолжалось. Дайнандре успокаивающе гладила мужа по голове, заранее жалея рядовых банкиров, с которыми у главы Янтарного Дома чуть позже будет совещание. Велерад будет рвать, метать и зверствовать, срывая на подчиненных дурное настроение. — Здесь ей достойную партию не найти. Пусть съездит в Эльвенаар, посмотрит мир, покажет себя. С королевским домом всякий захочет породниться. Она еще выбирать будет. Тот низкий, этот толстый.

Велерад гулко хмыкнул.

— Толстый эльф? Ну ты загнула, дорогая.

Дайнандре удовлетворенно вздохнула. Опасная тема обсуждена, раздражение снято, окружающие от гнева главы Дома не пострадают.

Теперь осталось убедить непутевую дочурку в привалившем ей счастье. Но, несмотря на общую бедовость и неприспособленность к жизни, Лореалея выросла умненькой. Она поймёт, что так будет лучше.

По крайней мере, так казалось ее матери.

Сама Лореалея Янтарная с этим была категорически не согласна. То есть умненькой она себя считала, даже очень, но вот ехать куда-то ради сомнительного удовольствия найти мужа? Зачем?

«Я им докажу, что прекрасно выйду замуж и тут», подумала Лола, бесшумно спрыгивая с диванчика.

Не то, чтобы она сильно торопилась замуж. Да и принуждать ее никто не собирался.

Дайнандре, как и все матери, обдумывала вопрос сильно заранее. Гномы обычно создавали семью, уже состоявшись как мастера и профессионалы, так что еще лет десять у нее в запасе было.

Лола, правда, так до сих пор и не определилась, кем она хочет стать.

В финансы, по стопам отца, ее не тянуло, как и возиться с ранеными и больными, как мама.

Но уезжать из родного Златограда ей точно не хотелось. У Лолы здесь друзья, знакомые, привычная жизнь. Нет ничего важнее для гнома, чем обыденность и одинаковость повседневности. Стабильность — залог счастья, говаривали они. И Лола была с мудростью древних полностью согласна.

Решено. Она сейчас найдёт Бажена, пусть объяснит ее родителям, что она умница, отличная охотница, и вообще мастер на все руки, и они ее никуда не отправят. А с профессией она скоро определится. Может, в самом деле пойти в охотники? Ей нравится бегать в лесу, ставить ловушки на кроликов, и карабкаться по скалам в поисках горных баранов и козлов.

Снаружи вообще интереснее, чем в подземном городе.

Но ни в какие эльфийские земли она не собирается.

Вот еще.

Ей самой-то мама с папой вряд ли поверят на слово, а вот лучшему секирщику Златограда — наверняка.

Лола натянула мягкие полусапожки, которые небрежно бросила ранее около диванчика. Не влезать же на него с ногами в обуви.

Хлопнула дверь. Родители покинули библиотеку.

Ей тоже пора. Бажен наверняка в тренировочном комплексе. Чем быстрее она его найдет, тем быстрее родители успокоятся.

Лола тихой мышкой выскользнула из библиотеки и осмотрелась. Тускло освещённый коридор был пуст и тих, родители успели далеко уйти, так что даже эхо шагов слышно не было. Девушка прокралась по коридору к центральной лестнице, и поняла, что с игрой в шпионку переборщила.

Это у библиотеки было тихо и пусто. На основных магистралях Златограда кипела жизнь. Гномы сновали туда-сюда, кто с тележками, полными товара, кто с мешками на плече. С воплем «Поберегись!» мимо Лолы просвистел мальчишка-доставщик экспресс-почты, с характерной оранжевой сумкой через плечо. На ногах сорванца были модные, только недавно появившиеся в продаже полуботинки с колесиками. Скорость на таких штуках развивалась запредельная, и Совет подумывал о том, чтобы запретить новинку к использованию в центре города. Но пока нововведение порядком облегчило жизнь посыльным.

Лола и сама была бы не прочь покататься. Может, после разговора с Баженом и родителями она уломает приятеля купить эти штуки — катки, или как они там называются — и опробовать новинку где-нибудь в тихом месте. Вроде коридора у библиотеки, как раз.

За приятными мыслями девушка не заметила, как дошла до тренировочного комплекса. Декоративная арка, украшенная полуобнажёнными торсами и различными видами оружия в действии, обозначала переход в мир физического самосовершенствования. Лола не любила здесь бывать — слишком ярки были еще воспоминания о ноющих мышцах, не выдерживавших нагрузки. Все-таки чистокровные гномы куда выносливее, и даже обычные школьные занятия физкультурой выжимали из нее все соки, так что домой она буквально приползала. А иногда ее притаскивал на себе Бажен. Так они и познакомились.

Полигон для тренировок с секирами располагался по правую руку, сразу за раздевалками. Лола стянула полусапожки, оставив их в шкафчике — вход в обычной обуви на территорию занятий строго воспрещался. Лучше уж босиком.

Обнаженные ступни тут же утонули в густом ковровом ворсе. Яркие тканые произведения искусства привозили из-за гор, с человеческой территории.

Что еще раз подтверждало ее выводы — люди не такие уж и плохие, раз способны творить подобную красоту.

Из зала доносились голоса. Собеседников было несколько, среди них Лола расслышала характерный, чуть картавящий, баритон Бажена. Повезло, угадала. Он таки был здесь.

Ковёр заглушал ее шаги, так что даже когда до говорящих осталось всего несколько метров и два стеллажа с оружием, ее по-прежнему не замечали. Лола хихикнула про себя. Вот умора будет, когда она расскажет Бажену, что умудрилась к нему подкрасться! Приятель по детским играм, напарник по тренировочным боям и ее первая любовь, в которой она стеснялась признаться самой себе, не то что ему, очень гордился тем, что к нему никто не может подобраться незамеченным.

×