Моя неидеальная женщина (СИ), стр. 51

— Так не хочу... Диммааа... — охрипший от возбуждения голос одурманивает дополнительной дозой личного наркотика.

— Не верю, малыш. Ты вся дрожишь в моих руках, — язык очерчивает рельеф ушной раковины, зубы прижимают мочку ушка, вырывая из её груди дополнительный низкий стон. — Признайся себе, чего ты хочешь. Мне не говори. Я и так знаю, вижу, чувствую каждой клеткой своего тела.

Отпускаю хватку. Под вскрик Аси резко заваливаю её на стол, прижимая собой пылающее тело. Инстинктивно обхватывает мою шею руками, царапая ногтями кожу. Заставляет ещё острее ощутить напряжённое состояние. Её ноги оплетают мои бёдра. Тонкие пальчики пробираются под ворот футболки, приятно жалят кожу спины и плеч, возвращаются к волосам, к моей чёлке, сжимают её, едва не отрывая с корнями.

— Дим, прекрати... — хнычет, по щекам текут слёзы.

— Хочу тебя, — с рычанием припадаю к губам, утопая в безумной страсти, подавляю глухое «нет» поцелуем. Каждый волосок реагирует на неё. Встаёт дыбом, словно кто-то за тонкие ниточки оттягивает кожу на позвоночнике. Нервы хлещут запредельным удовольствием. — Хочу СВОЮ женщину! — прорычал, целуя мокрые глаза, нос, щёки, возвращаясь к губам, вгрызаясь в них жадно, пылко, хаотично шаря рукой под футболкой, сминая упругую грудь.

Нащупываю пуговицу на её джинсах. Судорожно справляюсь с ней и с замком. Рука ныряет внутрь, накрывая ладонью влажные трусики. Сжимает промежность. Протяжный стон Аси растворяется во мне диким кайфом.

— Лгунья... — перевожу дыхание, отстраняясь на мгновение и остервенело срывая с неё штаны вместе с бельём. Ася поддаётся, включается в процесс. Пару секунд и я прижимаюсь к ней раскалённым пахом. Ощущаю головкой пульсацию крови в её влажных складочках. Блять, как же хорошо! Вот так вот касаться её мокрой плоти, скользить по ней дразнясь, чувствовать ток в местах соприкосновения, погружаться по венчик, наслаждаясь её теснотой. Подхватываю под бёдра ноги, приподнимаю их, развожу шире, не сводя пристального взгляда с её потемневших глаз. — МОЯ!!! — врываюсь в неё резким толчком, выбивая из горла хриплый вскрик. Кричи Ася! Кричи! Хочу видеть, как тебя кроет от наслаждения! Хочу знать, как ты меня «не хочешь»! Как ты ненавидишь меня!

— Моя любимая лгунья... — хрип в перемешку с рычанием, резкие толчки бёдрами. Врезаюсь еще глубже, до упора, как сумасшедший. Ещё и ещё. Голова погружается в какой-то вакуум. Тело пробивает крупная дрожь. Никаких прелюдий и нежностей. Жестко. Охренительно кайфово.

Фиксирую ноги на своей талии, ловлю её руки и крепко прижимаю запястья к столешнице. Сам склоняюсь низко, обдавая горячим дыханием рот, сладкий язык Аси скользит по моим пересохшим губам. Ловлю его своим. Ласкаю, втягивая в себя. Ася впивается поцелуем, выгибается телом навстречу каждому рывку, выразительно постанывая, приводя меня в восторг, от которого дышать становится невыносимо тяжело. Наши стоны, шёпот, удовольствие — всё смешивается в один нарастающий накалённый момент. Ася начинает дрожать, выгибается подо мной с протяжным глухим вскриком и я, сжимая сильнее её запястья, с последним мощным ударом кончаю в неё, догоняя её оргазм. Обессиленный, наваливаюсь сверху, проламывая ножкой стола под нашим весом доску в полу.

— Ты разрушил мою дачу... — недовольно ворчит, сжимая мышцы лона на члене. Перевожу дыхание, кусая её плечо, ощущая в позвоночнике последние отголоски ярких вспышек вперемешку с бегущим током. Содрогаюсь от приятных ощущений. Отпускаю её руки. Обнимает молча меня за плечи. Дышим шумно и часто.

— Никому тебя не отдам, маленькая моя, — нахожу её губы. Целую нежно, смакуя временное перемирие. — Прости меня, Асенька... прости...

Глава 22. Кровавое наследство.

Дмитрий.

В ушах прекращается шум. Дурман в голове рассеивается. Наши дыхания выравниваются, сливаются в одно. Тела расслабляются полностью.

— Раздавишь меня, слон... — в губы шепчет Ася, вынуждая меня робко улыбнуться и поцеловать её в нос.

— Поговорим? — поднимаясь, выхожу из неё, поправляю на себе боксеры и штаны. Одёргиваю футболку. Помогаю Асе подняться и слезть с перекошенного стола. Визуально оцениваю нанесённый ущерб. Либо пол старый и гнилой, либо я позволил животным инстинктам взять верх над сознанием и перейти черту. Хмурюсь, переводя взгляд на Асю. Она больше не смотрит мне в глаза. Пялится в окно, погружаясь глубоко в свои мысли. Руки то и дело натягивают вниз края футболки. Прикрывают женское естество. Замечаю на внутренней стороне бедра обильные следы от своей спермы. Рывком снимаю с себя футболку, и, опустившись перед ней на колени, заботливо вытираю бархатистую кожу стройных ног вплоть до интимной зоны.

— Не молчи, Ася. Ругай меня, возмущайся, расскажи мне какой я мудак, но только не молчи... Как ты себя чувствуешь? — с сожалением смотрю на неё снизу вверх. Чувствую себя опустошённым. Кайф, витающий в венах минуту назад, растворился, превратился в горечь. Нам обоим нужна была эта кратковременная разрядка, чтобы напомнить друг другу о наших чувствах, чтобы не взорваться от эмоционального напряжения.

— Мне нечего тебе ответить, Дим. Матвей сказал: я должна научится тебе доверять, либо он отвезёт меня куда угодно. Я бы выбрала второй вариант, и чем быстрее это случится, тем лучше для нас обоих.

Поднимаю Асины джинсы с пола. Нахожу внутри бельё. Одеваю её в трусики, следом в штаны. Поднявшись, застёгиваю змейку и пуговицу. Ася, словно очнулась, поспешно перепроверила карманы и с облегчением выдохнула.

— Ты что-то потеряла? — интересуюсь, оглядываясь на дверь. Мне следует отправить смс.

— Нет. Всё нормально. Неважный клочок бумаги с записью. Я позже его найду.

Решаю не тянуть резину, срываюсь с места, иду на выход.

— Ты куда? — в голосе сквозит знакомое волнение. Хочет оттолкнуть, при этом боится расставания.

— Я сейчас вернусь. У меня где-то в багажнике должна быть чистая футболка. Заодно телефон захвачу. Нужно Максу позвонить.

— Зачем? — останавливает вопросом в проёме двери. — То есть... да, конечно, ты же примчался на его машине.

— Ты взяла мою, — не оборачиваюсь. Чувствую её взгляд между лопаток. Скользит по позвоночнику вниз, до самого копчика, обжигает, разгоняя под кожей лёгкое покалывание. — Попрошу прислать записи с камер видеонаблюдения.

— Какие записи?

— Моего разговора с Алиной. Ты же хочешь знать правду? Или поверишь мне на слово? Хмм... Вряд ли...

— У тебя по всему дому камеры напичканы? Когда Макс успел?

— Ася, — понижаю тон. Голос становится жёстким, чуть резким. — Сейчас мне не до шуток. Совсем. Либо ты учишься мне доверять сама, либо...

— Дим! Не надо... это не моя шутка. Я действительно нашла фантик на диване.

— Ну вот и посмотрим, кто его там оставил.

* * *

Выхожу на улицу, впечатываю кулак в деревянный столб крыльца так, что крыша начинает ходить ходуном. Понимаю, ей больно сейчас, обида ещё долго будет диктовать свои правила и поведение Аси, поэтому и ждать не хочу. Почему бы не решить сразу проблему и не забыть, как страшный сон. Отпустить подозрения на все четыре стороны.

Направляюсь на улицу с неприятным, блуждающим чувством холодка по спине. В такие моменты говорят: «ты попал под прицел чьих-то глаз...» Оборачиваюсь по сторонам. Вдали, за деревьями, замечаю фигуру в чёрном на мотоцикле. Парень в шлеме срывается прочь, оставляя вместе с пылью из-под колёс дурное предчувствие. На автомате забираю мобильник с панели и ключи. Ставлю машину Макса на сигнализацию. Быстрым шагом направляюсь к своей, прокручивая в голове события того дня, когда мой красный «Мерс» взлетел на воздух вместе со мной. Мотоциклиста так и не нашли, иначе Матвей давно бы поделился новостью. Совпадение? Какого хрена этот крутился неподалёку? И этот ли является тем, о ком я думаю?

Достаю из багажника футболку. Одеваюсь наскоро. Набираю номер Макса, шаря в бардачке в поисках пачки сигарет и зажигалки. Нахожу. Снова осматриваю территорию, ломая на нервах и кроша сигареты одну за другой. Третью плотно зажимаю губами, закуриваю, нервно затягиваясь дымом. Легчает. Швыряю сигареты и зажигалку в ячейку между сидениями.

×