Моя неидеальная женщина (СИ), стр. 3

— Свяжешь мне запястья? — хмыкнула я.

— Хуже... — снова лёгкий, мимолётный поцелуй и его указательный палец тут же опустился на мою верхнюю губу, размазывая по ней, а затем и по нижней сладкую патоку яблочно-вишнёвого сиропа. Он проделал движение настолько чувственно и эротично, мучительно медленно, с явным нажимом, что я почувствовала, как из лона выступила тёплая влага, увлажняя подо мной белую, хлопковую простыню...

* * *

— Дай мне свой язык, Ася... — хриплый шёпот всколыхнул во мне острое возбуждение, прошёлся током по позвоночнику, вскружил голову. Приоткрываю рот немного шире, слизывая с верхней губы липкую сладость и тут же слышу нетерпеливый  стон мужчины. Его тёплые ладони обхватили мою шею, обняли, лаская большими пальцами линию подбородка, притянули к себе. Наши лица сблизились на минимальное расстояние. Чувствую, как его горячее, прерывистое дыхание проникает в меня.

— Настя, давай сегодня распишемся? Я всё устрою, маленькая, соглашайся. Нужно решать вопросы с усыновлением Сашки, — выдыхает он прежде, чем его губы касаются моих.

У меня сердце в пятки ушло. Прекратило стучать в висках. Язык Димы так плавно слизал джем с моих губ, так чувственно приласкал их, распаляя внутри моего естества сильнейший пожар, что я от переизбытка всех этих ощущений не смогла сдерживать тремор в теле. Не знаю от чего больше меня потряхивало: то ли от страха, навеянного Матвеем, то ли от волнения вступить с ним в брак, то ли от возбуждения, которое накатывало волной лишь от одного его присутствия. Дмитрий смог наполнить мою жизнь особым смыслом за каких-то пару дней, но согласиться сегодня же подписать с ним брачное свидетельство — для меня равносильно прыжку с парашютом с запредельной высоты, не зная наперёд, раскроется ли он, или же придётся на бешеной скорости расшибиться о землю в мокрое пятно.

— Дай мне пару месяцев, Дим, — голос сорвался на хрип. — Я многого не требую, лишь короткую отсрочку для того, чтобы понять, что мы все делаем правильно, — не отрываясь от его губ, прошептала, пытаясь бороться с сомнениями.

— Боишься разочарования в браке? Что тебя пугает? В чём кроется причина твоего страха, Настя?

— Не хочу чтобы ты, принимая спонтанное решение сегодня, пожалел об этом завтра. Дима, не дави на меня, пожалуйста. Просто дай мне время — это всё, чего я прошу.

— Ты же понимаешь, что это отмазка. Для того, чтобы быть счастливой, тебе не нужно терзать себя воспоминаниями, сомнениями и прочей ерундой. Нужно жить здесь и сейчас, Ася. Открой коробку. Я хочу услышать конкретный ответ на мой вопрос, а не причины, по которым ты сомневаешься.

Дима подал мне футляр и взглядом дал понять, что не потерпит заминок.

— Дим.., — отчаянно протянула его имя.

— Открой коробку, Ася! — баритон мужчины негромко, но твёрдо скомандовал. — Я упростил тебе задачу выбора. Теперь только от тебя зависит: станешь ли ты моей женой уже сегодня, или же отсрочишь бракосочетание на пару недель, надев помолвочное кольцо вот в эту самую минуту.

Дрожащими руками открываю таинственную коробку. Мой мозг на целую минуту отключает поток ненужных мыслей, подавляя сомнения.

— Ох... — очарованная, любуюсь красотой и нежностью бутонов роз персикового цвета, покрытых каплями росы. Взахлёб пьяная от стойкого аромата цветов, а может и от запаха своего счастья, поднимаю голову и ловлю его горящий взгляд. — Когда ты успел? — пролепетала с удивлением маленькой девочки.

— Вчера, — ответил ровным тоном.

Провожу кончиками пальцев по бархатным лепесткам, по колючим стеблям и гладким тёмно-зелёным листьям. Сердце выколачивает удар за ударом, когда касаюсь пальцами двух оригинальных, идентичных коробочек.

— Здесь их две? — всё ещё не понимая происходящего, выуживаю двумя руками оба маленьких футляра.

— И ты должна сделать выбор, Ася! — настоял он.

— Дима, мы ведь не на «Поле чудес», чтобы выбирать одну из двух шкатулок.

— Я похож на Якубовича? — хмыкнул, растягивая улыбку до ушей. — Ася, я даже не стану их перемешивать. Здесь нет заведомо неверного варианта. Обе выигрышные.

— Но, Дим! — вертя в руках своё будущее, нелепо возразила, рассматривая округлившимися глазами надписи брендов на уникальных упаковках с ювелирными изделиями.

— Что?! Считай это челленджем, который сделает тебя сильнее.

— Ты мне бросаешь вызов? — взбодрилась наконец, понимая неизбежность выбора.

— Струсила? — сощурив один глаз, пристально посмотрел, не позволяя вставить протест.

В глубине души я знаю, что уже давно его сделала и приняла этот самый выбор. Осталось шагнуть навстречу... в объятия дорогого человека, и принять его судьбу, переплести со своей в один прочный канат, чтобы держаться вместе, чувствуя взаимность желаний.

— Ладно, — соглашаюсь. — Я принимаю твой вызов, но...

— Никаких но, Ася! Не гаси адреналин. Кстати, — хитро усмехнулся, поглаживая внутреннюю сторону моих бёдер чуть выше колен. — Число лайков я уже набрал!

— Ага... Дизлайков тоже, — недовольно ворчу, вспоминая Матвея. — Похоже я тоже набрала кучу комментариев, причём разнообразных и с лихвой...

Впиваясь пальцами в кожу, Дима резко втянул воздух, и хрипло проговорил:

— Не тяни кота за хвост, маленькая, иначе я отвезу тебя в ЗАГС с двумя коробочками. Отвертеться не получится. Я умею хорошо убеждать, Ася. Просто ещё не начинал этого делать.

— Это каким же образом, позволь узнать?

— Скоро узнаешь... — заманчиво прошептал рядом с губами, лизнул их, дразнясь, и снова отстранился.

— Грррр!.. Вот эта! — протянула не задумываясь левую руку. — Открывай уже и переходи к своим «убеждениям», манипулятор!..

 Дмитрий.

«Кто бы говорил», — подумал я, открывая коробочку с мальчишеской улыбкой на лице. На самом деле это она мной манипулирует, просто не хочет замечать очевидного. А я и виду не подаю. Шестое чувство подсказывает не давать слабину и не уступать её страхам и принципам, поэтому наглею, целеустремлённо шаг за шагом идя к намеченной цели. С упрямой Асей по-другому нельзя: только брать нахрапом, чтобы у неё не было времени опомниться и пойти на попятную.

— О-о-ох... какое оно нежное — восхищённый возглас девушки дал понять, что мне придётся приложить ещё больше усилий, намного больше, чем прилагал до этого момента. Она явно рассматривала помолвочное кольцо. Вряд ли её так впечатлили гладкие обручальные кольца. Мать твою, маленькая, как же ты умудряешься перекручивать всё на свой лад? А? Огорчённо выдыхаю и отвожу взгляд от её изумлённого лица, убеждаясь в своей правоте.

— Всё-таки выбрала помолвку, — достаю скромное, классическое колечко из жёлтого золота с небольшим бриллиантом, всего-то 0,5 карат, так как знаю, что булыжник большего размера Ася просто-напросто не примет, да и я не любитель массивных украшений, которые, зачастую, вместо особого шика придают вульгарности молоденьким девушкам. О том, что к нему прилагается комплект ювелирных изделий, я тоже временно промолчу. Тут хоть бы кольцо приняла без боя. — Какая же ты хитрая лиса. Признайся честно, подтасовала? М? — смеюсь, беря правую руку девушки в свою, поднося её к губам.

— Разве ты не знаешь, что у нас, женщин, прекрасно развита интуиция?

— У тебя какие-то сверхспособности, идущие вразрез с моими желаниями. Причём, интуиция у тебя тоже неправильная, — целую её тёплую ладонь, прижимая к своему лицу. Она так приятно пахнет, что я удовлетворённо простонал и прикусил легонько кожу на ребре, пробуждая в себе очередное сильное возбуждение. — Ася, ты наслаждаешься этим? От твоего упрямства у меня почти руки опустились.

— Зато поднялось «убеждение», разве нет? — улыбнулась застенчивой улыбкой, мазнув взглядом по нахлынувшей эрекции.

— Значит... сегодня затащить тебя в ЗАГС не получится, маленькая? — хитрю, надевая ей кольцо на безымянный палец. — Вот так намного лучше, Анастасия Петровна, не находите? Теперь мы по праву принадлежим друг другу, — заверяю её, любуясь аккуратной кистью, украшенной блестящим камешком.

×