Глэндар (ЛП), стр. 3

Глава 3

Погоня

Берни услышала вой и надеялась, что это дружелюбные волки, о которых говорили на видеозаписи Оисона. Она испытывала смешанное чувство счастья, потому что не могла сказать, что все оказалось плохо с тех пор, как сбежала от отца. Прямо сейчас Берни чувствовала себя очень хорошо, потому что в рюкзаке у нее гораздо больше еды, чем она когда-либо ела дома. Одета она была в чистую и удобную одежду, а ботинки — крепкие и новые. Прямо сейчас жизнь прекрасна, гораздо лучше, чем она привыкла. Сняв рюкзак, Берни сделала перерыв, наевшись досыта за пять минут. Затем попила воды и сняла кроссовки, чтобы проверить ноги и минуту их помассировать.

Берни приготовилась идти дальше, следуя по тропе, вокруг которой расцвели ночные цветы. Дома цветы распускались весь день, но здесь, в пустыне, они цвели ночью. Дневная жара очень сильно давила на них, и если бы они расцвели, то высохли бы. В ночное время тяжелый аромат благоухал в воздухе, и ей это нравилось. Если бы за ней не охотились, она бы собрала цветы и замачивала их в масле или спирте, чтобы приготовить одеколон, как у неё дома. Это было ее любимое занятие, но это все, что она умела.

Наверное, ей следовало смотреть под ноги, а не на цветы, потому что она обо что-то споткнулась и упала в канаву. Ей просто повезло, что она смогла выбраться, но могла сломать ногу. После этого Берни стала гораздо осторожнее. Если бы точно знала, что преследующий ее мужчина — хороший парень, она бы просто села и стала его ждать. Трудно сделать ее жизнь более тяжелой, чем сделал ее отец, но он никогда не издевался над ними.

Берни находилась недалеко от гор и увидела проем. Заманчиво было забраться внутрь и спрятаться на ночь, но она слышала о растениях, которые поедали людей и про огромных животных, о которых никто толком не знал. Берни как раз проходила мимо пещеры, когда у нее подкосились ноги. На этот раз что-то сбило ее с ног и обернулось вокруг лодыжки. Она легко нашла фонарик и включила его. Пурпурно-зеленые листья, похожие на виноградную лозу, крепко обвивались вокруг ее ног. Берни вытащила нож.

— Отпусти меня немедленно или тебе будет больно, — пригрозила она, размахивая ножом. Может ли эта тварь видеть? Оно быстро раскрутилось с ног и потащилось прочь, волочась по земле. Берни чувствовала себя глупо, разговаривая с этим существом, но теперь не ощущала себя такой странной. У нее не было сомнений, что оно ее поняло.

Шум эхом отразился от гор. Неужели это ее преследователь? Если так, то как ему удалось подобраться так близко и так быстро? Теперь Берни просто сорвалась с места. Сердце ее гулко билось, дыхание перехватывало. Она вцепилась в рюкзак пальцами, которые болели от крепкой хватки. Десять минут спустя она все еще чувствовала все это и даже больше. Икры ее ног болели, а ступни, казалось, начали покрываться волдырями. Ее горло саднило от каждого вдоха, обжигающего, как огонь. Совсем скоро она рухнет на землю и не сможет двигаться. Она будет лежать там, как подарок, ожидая, когда преследователь ее схватит.

Она лихорадочно соображала, но выхода у нее нет, это всего лишь вопрос времени. Ей не хотелось, чтобы ее поймали так быстро, но в любой момент ожидала, что чьи-то руки схватят ее и потянут назад. И все же она мчалась вперед, желая показать все, на что способна, даже если от этого ей станет плохо. Теперь ей казалось, что она слышит шуршание песка позади себя, пока мужчина подбегал все ближе. Теплое дыхание преследователя на шее заставило Берни выдержать последний рывок, чтобы он мог победить. В конце концов, это все, что она могла сделать, и рухнула на землю неподвижной кучей, ожидая, что ее поднимут и бросят в кузов фургона.

— Почему ты так сильно мне сопротивлялась? — спросил высокий красивый мужчина.

— Откуда мне знать, будешь ли ты хорошо со мной обращаться?

— Я клянусь, что всегда буду о тебе заботиться так хорошо, как только смогу, — он решительным взглядом смотрел в ее глаза, когда поклялся в этом.

— Я — Бернис. Моя семья и друзья зовут меня Берни.

— Меня зовут Глэндар, но ты можешь называть меня как угодно. — Она поняла, что он флиртует. Раньше ей никогда не хотелось флиртовать в ответ. Она надеялась, что это хороший знак, и он такой мужчина, каким кажется.

Он вытащил какое-то устройство связи и сфотографировал ее, прежде чем позвонить кому-то. — Пойдем, прогуляемся до дома. Кто-нибудь скоро за нами заедет.

Они пошли по тропинке обратно тем же путем, каким пришли. Берни стеснялась и не знала, с чего начать. Глэндар начал рассказывать ей о большом доме, который строил для них, и о семье, которая, как он надеялся, когда-нибудь у них будет. Это было похоже на сон, и Берни не могла дождаться, чтобы это увидеть.

— Сколько ты уже отстроил?

— Наружные стены возведены, и одна ванная комната закончена. Наша спальня нуждается в отделке, но наша кровать уже готова для сна.

— А где же ты готовишь?

— Я могу кое-что приготовить в мультиварке, если понадобится. У нас также есть духовка, которая похожа на микроволновую печь, только лучше.

Берни не сомневалась, что большинство людей знают, что такое микроволновка, но сама она никогда ее не видела и уж тем более ею не пользовалась. Она не хотела, чтобы он счел ее глупой, поэтому просто кивнула. Вскоре кто-то остановился, чтобы их подобрать. Мужчина и женщина сидели на передних сиденьях, поэтому они сели сзади.

— Это Берни. Берни, это мой брат, Трэвлар, и его пара, Тэмми. У Тэмми есть компания, которая занимается строительством на Oисоне.

— Это замечательно. У вас есть собственная компания, и вы сами строите. — Берни радостно улыбнулась. Дома отец не любил, когда она встречалась с важными людьми. Она все равно встречалась с некоторыми, но большинство деловых людей, которые приходили, отец уводил прочь.

Берни не знала, считал ли отец, что женщины не должны встречаться с важными людьми, или боялся, что они украдут его дочерей. Здесь, похоже, она познакомится со всеми. Возможно, она могла бы заняться собственным бизнесом или еще чем-нибудь важным. Все, о чем она когда-либо мечтала, — это сделать что-то свое, что-то важное. Трэвлар высадил их, а затем увел свою пару.

— Они бы остались поболтать, но не так давно спарились. Это волнующее время для них, и очень много заказов приходят на ее бизнес, а он управляет фабрикой по производству оисонской травы

— Оисонская трава? Это то, что они используют в этих сигарах? Мой папа их обожает.

— Я принесу тебе немного, чтобы ты ему отправила.

— Это может оказаться не очень хорошей идеей. — Она знала, что должна сказать ему, хотя и боялась его реакции. Возможно, он даже отошлет ее обратно, чтобы не иметь дела с неприятностями, которые могут возникнуть на его пути. Неуверенность пронзила ее, когда она посмотрела на него.

— Ну же, милая. Просто скажи мне, что тебя так беспокоит.

— Папа не хотел, чтобы я уезжала.

— Сколько тебе лет?

— Мне исполнился двадцать один год на Земле-2 по пути сюда.

— Здесь совершеннолетие наступает в восемнадцать, а на вашей планете, я полагаю, в двадцать один год. Неужели он испугался быть вдали от тебя?

— Нет, папа собирался продать меня местному торговцу.

— Мой английский, вероятно, не так хорош, как я думал. Можешь ли ты объяснить это по-другому?

— В обмен на деньги он собирался отдать меня местному парню.

Глэндар почти побагровел. — Это законно?

— Да, они называют это брачным посредничеством, но у девочек нет выбора, а деньги остаются у отца.

— Почему же мы не слышали об этом?

— Это не афишируется. Местные жители не хотят, чтобы инопланетяне их осуждали.

— Держу пари, что нет. Это варварство. Значит, ты сбежала, а теперь думаешь, что он попытается тебя вернуть?

— Он найдет меня, если выяснит, куда я ушла.

— Этот человек больше никогда не сможет управлять тобой. Мы свяжемся, и наш закон защитит тебя.

×