Алхимик (СИ), стр. 62

***

– Привет.

Лена вышла из подъезда, не сказать, что веселая. А ещё она не смотрела мне в глаза, всё время отворачиваясь.

– Ты как? – спросил я её, – Что с результатами? Поступила?

– Нет, – призналась девушка. В её словах я чувствовал обиду.

– А какие места заняла?

– Сильно ниже тридцатых, – продолжала она смотреть куда-то в бок, – А ты?

– Я прошёл, – почему-то признаваться в этом здесь и сейчас было неприятно. Словно я виноват.

– Ясно. Я так и думала. Сразу почувствовала, что ты обязательно пройдешь. Я рада за тебя.

– Почему тогда не смотришь на меня? – внутри что-то сжалось. Чувствую, я попал в тот цикл, который не приведет этот разговор к чему-то хорошему.

– Я говорила с учителями. Не с нашими... Из области...

– И? – я не понимал, как это связано с тем, что она не хочет видеть меня.

– Меня пригласили к ним в училище. Это не столица, но лучше, чем здесь. Тут вообще перспектив нет.

– Так это же хорошо... наверное?

– Да, хорошо....

– Лен, что происходит? – не выдержал я и взял её за руку, но она отшатнулась.

– А то и происходит! Ты разве не понимаешь? – она наконец-то взглянула на меня. В глазах стояли слезы. – Ты поедешь в столицу, а я в область. Это всё.

– Что всё?

– Всё! Наши отношения всё!

Ах вот оно что...

У любого цикла есть начало и конец. Я всегда это знал. Но видимо забыл или просто не хватило жизненного опыта, чтобы увидеть ситуацию. Иначе не стоял бы, как дурак, раскрыв рот, хлопая глазами и не зная, что делать.

Мне хотелось что-то сказать. Что отношения не закончены, но язык прирос к нёбу. Если не врать себе, если не цепляться за уходящую веху в моей жизни, то девушка права. Наши пути расходятся. Она поедет в одно место, я совсем в другое. У нас там будут разные интересы и не будет возможности долго видеться.

Я знал и чувствовал, что нам двоим было хорошо. Не только мне, но и ей. Но сейчас, где-то глубоко в сердце, мы оба уже знали, что и правда, на этом всё. Можно оттянуть, можно цепляться за иллюзию, что это не так, но в итоге всем станет только хуже.

– Уходи, – вымолвила она, – Просто уходи.

Я знал, как составить многоуровневую печать. Знал, как сбежать из одного мира в другой. Но не знал верных слов, чтобы исправить происходящее и хотя бы успокоить девушку.

– Я рад, что судьба свела нас вместе. Жаль, что это закончилось.

– И я рада, – ответила она тихо, не смотря на меня.

Постояв несколько секунд, я развернулся и ушёл.

***

Это случилось ночью. Я мирно спал на диване, когда по лестнице спустился Сергей. Ну как спустился... Он слетел, чуть не пробил собой стену и хлопнул дверью так, что я подскочил и свалился с дивана.

– Что случилось? – подскочил я, готовясь отражать нападение. Печати говорили, что в округе никого нет, но они не давали сто процентных гарантий.

– Началось! – рявкнул мужчина, впрыгивая в ботинки и выбегая на улицу.

– Оу...

Мы готовились. Мы репетировали. Мы заранее собрали сумку. Поэтому Ольга без лишней паники спустилась вниз, я помог ей обуться и проводить до машины. Пока муж её усаживал, я вернулся обратно, подхватил вещи и метнулся обратно.

***

Ожидание – одна из самых ужасных вещей в мире. Особенно, если твой ум не дисциплинирован. Но то ли я переоценивал свою дисциплину, то ли ситуация из ряда вон выходящая – сидеть в больнице и ждать результатов было волнительно. Сергей ходил по коридору, из угла в угол, хмурился и молчал. Я сидел на скамье, тоже хмурился и молчал. Шёл пятый час, после того, как мы привезли Ольгу. Вначале тихо было, но недавно началась финальная стадия. Прямо сейчас женщина рожала и на свет выбирался малыш.

Черт возьми, это не мой ребенок, но такое чувство, как будто жду появление брата. Будь моя воля, я бы ворвался внутрь и наставил печатей, чтобы помочь, чем смогу. Но не пускали, ироды.

Крики, доносящиеся со стороны палаты, спокойствия не добавляли. Если так и дальше продолжился, я точно туда ворвусь и будь что будет.

Но как бы я не накручивал себя, пришлось остаться на месте до самого конца. Спустя час выглянула медсестра и позвала Сергея. Он бросился в палату, а я остался один, снаружи. Мужчина вышел минут через пятнадцать и я увидел самого счастливого человека в обоих мирах. Блаженная улыбка идиота, мокрые глаза и полное отсутствие напряжения.

– Сын. Четыре с половиной килограмма. Богатыря родила, – сказал он.

– Поздравляю, – встал я. – Здоровый?

– Абсолютно!

Спустя час нас, теперь уже двоих, пустили в палату, где Ольга держала малыша и кормила его грудью. Уставшая, довольная и счастливая.

– Эд, хочешь подержать? – спросила она меня, от чего я растерялся.

Как не растеряться. Я никогда не видел родов и никогда не держал детей в руках.

– Не бойся, – хохотнул Сергей, – Ты справишься.

Я протянул руки и мне передали кроху. Тяжелый. Так страшно уронить. Сначала я испугался, почему он темно-бордово-синий. Потом догадался, что сразу после родов это нормально. Малыш был закутан в пеленку. Он как-то смог выбраться и потянулся рукой к моему лицу.

Каково же было моё удивление, когда его пальцы отчетливо блеснули вспышкой силы. Судя по вытянувшимся лицам Гвоздевых, они это тоже заметили.

***

Стоя на автобусной станции, я испытывал смешанные чувства. Смешанность и противоречивость – это главный тренд последних месяцев. После того, как Ольга родила – всё изменилось. Мы бегали вокруг малыша, носились с ним, словно он величайшая ценность на свете.

Так и было.

На пару с Сергеем мы достроили вторую комнату и завершили все остальные планы, которые собирались воплотить. После того, как я уеду, ему придется в разы сложнее без помощника, поэтому и спешили, чтобы максимально облегчить молодой семье участь.

Ольга родила незадолго до конца учебного года. Ходил я в школу больше по инерции, чем по нужде. Мне требовался аттестат, пусть и урезанный, но подтверждающий, что я закончил школу. Поэтому и ходил, ради этой бумажки.

Лена пропала. В смысле не испарилась, не пропала без вести, а уехала. Её мать решила развестись с часто выпивающим мужем и раз уж дочка поступила в областной центр, то уехать жить туда. Надеюсь, у них всё будет хорошо. После того разговора нормально нам поговорить так и не удалось.

Школа закончилась, настало лето. Не могу сказать, что за эти три месяца произошло что-то необычное. Размеренная колея жизни, где главным потрясением был плач ребенка по ночам. А нет, вру, кое-что важное удалось узнать.

Мои печати, собирающие энергию очень пригодились. Сначала для Ольги, которая после тяжелых родов восстановилась в рекордные сроки, исцелив саму себя. По её заверениям, дар вырос раза в два минимум и она никогда не ощущала себя настолько сильной. Мы часто обсуждали её изменения. Она предупредила меня, чтобы я молчал о своих умения, иначе, когда кто-то ещё узнает, тут же откроет охоту.

Получить источник восполнения сил для мага это то, что сложно недооценить. Я совету внял и не собирался выдавать тайны.

Ценность изобретение повышало то, что источник энергии благоприятно сказывался на ребенке. Как-то раз Ольга, которая изначально не думала и подходить к нему, забылась и по привычке зашла туда вместе с малышом. И, о чудо, он сразу же успокоился, перестал плакать. Как нетрудно догадаться, с того момента ежедневные сидения в энергетической "ванне" стали стандартным ритуалом.

А больше ничего такого и не произошло. Со стройкой закончили, малыш рос здоровым и крепким, пугая нас всех спонтанными проявлениями дара. Пока он выплескивал чистую энергию куда придется, но это могло измениться в любой момент. И кто знает, к чему это приведет.

– Ну что, давай прощаться? – протянул мне руку Сергей.

Я протянул в ответ, но мужчина усмехнулся и крепко меня обнял, растрепав своей лапищей волосы.

×