Алхимик (СИ), стр. 3

***

Спустя три месяца после возвращения я рискнул наложить на слабое тело первую печать усиления. Ничего особенного, но она будет аккумулировать энергию мира и пускать её сначала на восстановление, а потом и укрепление молодого организма. Через пару лет наложу ещё ряд печатей.

Постепенно жизнь в доме вошла в колею. Наступила зима, мы отпраздновали новый год. Местный праздник, которому придавалось большое значение. Я так и не понял, в чем его суть. Почему новый год начинался именно зимой? Но я радовался, что этот мир может позволить себе массовые гуляния. Значит, он достаточно изобильный и безопасный, раз люди ведут себя настолько беспечно.

В конце января я наблюдал первую ссору родителей. Отец вернулся домой очень злой и раздраженный. Мать сунулась к нему и... Я случайно оказался рядом с дверью, через которую и подслушал разговор.

– Коршуновы совсем обнаглели! Хотят выкупить у нас земли!

– Но как же... – сказала матушка. Её голос звучал растерянно.

– А вот так! Хотят воспользоваться нашей слабостью!

– Дорогой...

– Уйди... Просто уйди. Не до тебя сейчас.

Ладно, на ссору это не походило. Скорее уставший и напряженный отец не нашёл в себе сил на разговор. Я отскочил от двери, чтобы не столкнуться с матерью. Та вышла быстрым шагом и удалилась в свои покои.

Так я узнал, что у рода есть враги. Какие-то Коршуновы.

Мне это не понравилось. Я собирался жить спокойную и размеренную жизнь, а не участвовать в родовых конфликтах. Хватит с меня крови и войн.

Первое правило выживания – ты можешь думать, что угодно, но никогда не отрицай угрозу. С того момента я стал чаще подслушивать разговоры родителей. Моторика и крепкость тела позволяли поставить малую печать, которая передавала звук. Я разместил их во всех местах, где могли вестись важные переговоры. Шаг рисковый, но я достаточно изучил дом, чтобы удостовериться – тут нет и примитивнейших печатей. А значит и мои не заметят.

Вскоре я узнал, что конфликт гораздо серьезнее. Мой род, как оказалась, когда-то был сильным и могучим. Настолько, что заимел в полное своё владение обширный кусок земель. Здесь мы сейчас и жили. Здесь же находились фабрики и мануфактуры. Род занимался тканью, одеждой и поставками как за границу, так и по всему государству. Не самое выдающееся дело, но это смотря какой масштаб. Денег хватало, чтобы содержать поместье, ни в чем не нуждаться, держать охрану, оплачивать обучение для детей в элитных заведениях и... всё. Если подумать, то, наверное, не так уж мало. Я по прежнему слабо ориентировался в финансах, не представляя, как устроен этот мир.

Коршуновы же состояли из другого тела. Достаточно сильные, чтобы отец их опасался. Гордость не позволяла ему это признать, но я это видел вполне отчетливо.

Видел и готовился. На всякий случай. Старая привычка превращать место, в котором живу, в свою территорию, способную доставить неприятности любым врагам.

Моя подготовка не прошла даром. Они пришли в начале весны. В тот день шёл дождь.

***

– Пап... Мам... – позвал я, входя в родительскую спальню.

– Сынок? – проснулась мама.

– Эдгард? – сонно пробормотал отец, – Что ты тут делаешь?

– К нам кто-то крадется, пап. Кто-то плохой.

– Что? – мгновенно отошёл ото сна мужчина, – Тебе приснился кошмар?

– Нет. Я видел в окно вооруженный отряд. – сказал я более прямо.

Надеюсь, ему не придет в голову спрашивать, почему я не спал и откуда знаю, что такое вооруженный отряд. На самом деле я их не видел. Они только высадились на границе участка и крались в сторону дома. У меня было больше месяца, чтобы подготовиться и я не тратил это время зря.

Если бы только не ограничения маленького тела... Я мог создать максимум одну печать раз в день. Да и то, после этого чувствовал себя вялым. Мать переживала, мой бледный вид её пугал. Но я ничего не мог с собой поделать. Намёк на малейшую опасность толкал меня готовиться.

Одна из печатей разбудила меня и сообщила, что периметр нарушен десятком людей. Вооружены они или нет я точно не знал. Но не трудно догадаться, что мирные гости ночью не приходят.

– Уведи сына в комнату, – сказал отец, – Я проверю.

– Аккуратнее.

В голосе матери слышалась тревога. Она схватила меня за руку и повела в спальню. Я пытался найти слова, чтобы выбраться из под её опеки. В доме загорелся свет. Отец связался с охранной и спросил у них, как обстановка. Я слышал приглушенные голоса, когда заходил к себе в комнату.

В этот момент всё и началось. Раздался звук бьющегося стекла, следом послышались выстрелы. Стреляли по первому этажу. Включать там свет было не самой умной идеей. Нападающие не мелочились. Стреляли не только по первому этажу. По родительской спальни зарядили чем-то убойным. Раздался взрыв и оттуда вырвалось пламя, осветившее коридор.

От силы взрыва часть крыши просела, а стены обрушились. Моя комната находилась в дальней части дома, поэтому взрывом нас никак не задело.

– Прячься! – толкнула меня мать... под кровать.

Да что ты будешь делать, женщина. Не смотря на атаку дома, я не волновался. Бывал в ситуациях и похуже. Но матушка... Её глаза расширились от ужаса и, не слушая возражений, она запихала меня под кровать.

– Сиди там и не высовывайся!

– Ты куда?

– За дочерью.

Это она сказал, выбегая в коридор. Как неразумно. Внизу шла перестрелка полным ходом. Засиживаться я не стал, выбрался наружу и вышел в коридор следом. Опять война и кровь... Они нашли меня даже в другом мире.

Выстрелы затихли как-то слишком быстро. Внизу и наверху разгоралось пламя. Дымом заволокло весь спальный этаж и я закашлялся. Как же неудобно детское тело. Имей я прежние силы, враги бы и к дому подойти не смогли.

Глянув с лестницы вниз, увидел на полу тела. Среди них нашёл отеца. Его расстреляли и под телом растекалось кровавое пятно. Не жилец.

Группа бойцов поднималась по лестнице. Та большая и широкая, чудо, что они меня сразу не заметили. Но до обнаружения оставалось слишкома мало времени.

Сосредоточившись, я активировал закладки. Печати на стене и лестнице взорвались, выбрасывая острые щепки и куски камней с такой силой, что они прошили тела врагов. Минус трое. Почти... Они повалились, явно раненные, но не убитые.

Из дыма вынырнула мама, придерживая сестру. Они кашляли и пытались убежать от пламени.

То, что произошло дальше, отпечаталось у меня в голове навсегда. У них за спинами из пламени пожара вышла черная фигура. Она навела ствол оружия и выпустила короткую очередь. Сестру отбросило в сторону, а мать упала замертво. Пули попали в голову. Без шансов.

Заревев, я хлопнул по полу. Деревянный настил пошёл волной, взорвался и щепки врезались в убийцу. В этот раз сработало лучше. Я отомстил за смерть мамы.

К ней бросаться я не стал. Бесполезно. Мертвым уже не помочь. Оплакивать буду потом. В доме ещё должны быть враги, надо выбираться... И помочь сестре. Поэтому я бросился к ней. Попытался поднять, что было не так-то легко. Белла была напугана до ужаса и не соображала, что происходит.

Поднять я её так и не успел. Почувствовав чужой взгляд, я обернулся и последнее, что увидел – как приклад летит мне в лицо.

Темнота.

Глава 2. В чужих руках

В небе висели черные тучи. Накрапывал дождь, осыпая землю мелкими каплями. Этого было недостаточно, чтобы затушить разгорающийся пожар. Усадьба горела, вверх поднимались столбы дыма. Ближайшие соседи, если и видели это, предпочли сделать вид, что ничего не происходит. В эти времена люди радовались, что пришли не к ним.

— Закончили? – спросил мужчина в черном пальто. На капли дождя он не обращал никакого внимания.

– Дом защищен. – ответил ему боевик. Его лицо скрывала маска.

— Потери?

— Троих наших убили окончательно. Ещё четверых ранили, но уже восстановились.

— Уцелевшие?

×