Белый - цвет тоски (ЛП), стр. 2

— Ты хорошо спала? — интересуется он. Я коротко киваю и немного потягиваюсь, осторожно, потому что его рука все также лежит на моем животе и мне не хочется, чтобы от этого движения контакт разорвался…

— Сегодняшняя ночь была прекрасна, — шепчу я и думаю при этом о нашем долгом разговоре. Не было никакого секса. Только разговаривали. О спорте, политике, фильмах, музыке и хобби, обо всём том, на что, как мы оба точно установили, у нас никогда не хватает времени.

— Да, я тоже так считаю, — Дин играет с прядью моих волос, притягивает за волосы и снова смотрит на меня. Кажется, что он использует каждую секунду. А спал ли он вообще? В данный момент я точно не уверена — нужно бояться или радоваться. Он настолько милый, внимательный и, в тоже время, какой-то тревожный.

— Я видела прекрасный сон, — рассказываю улыбаясь. — Это даже больше было воспоминанием. Я была ещё маленькой, совсем ещё девочкой... Я пробралась через ограду и принесла сладости мальчику, который жил по соседству. В розовом пакете, — когда я говорю об этом, кладу руку на шрам, расположенный прямо над сердцем.

— Мы сидели в кустах, и я хотела быстро поцеловать его в щеку, но ему уже нужно было бежать домой.

— Вы часто вместе играли? — поинтересовался Дин. Возможно, неспроста. Глаза Дина, они такого же цвета кубиков льда или цвета горного ледника, как тогда у Калеба.

— Неужели ты не можешь быть этим юношей? Из прошлого? — спрашиваю Дина грустным голосом. — Я бы очень хотела знать, каким он стал. После пожара он и его семья просто исчезли. С тех пор столько времени прошло.

Когда смотрю в глаза Дину, вижу, как он из-за меня загрустил. Задумался.

— Он так много для тебя значил? — спрашивает он, наконец, уже спокойным голосом. Взгляд его опущен, и мне становится все паршивее и паршивее на душе.

— Да, так и есть, — шепчу я.

— А если это был не я? Изменит это твои чувства, если мы любим друг друга? — когда он это произносит, я хочу сглотнуть. Неужели Дин думает, что я буду его меньше любить, если он не тот юноша из прошлого?

— Твоё молчание тебя выдаёт, — говорит Дин с грустной улыбкой на губах, и поднимается.

— Ты все не так понял, мне очень жаль, — я тотчас же села и попыталась коснуться его руки, но он просто встал и пошел по направлению к ванной комнате.

— Я не сержусь, и ты не должна об этом сожалеть. Никто не виноват в своих мыслях. Они просто есть и всё, — он быстро на мгновение обернулся, затем зашел в ванну и закрыл дверь. Ах, черт, он сейчас в ярости или разочарован. И если он думал, что не причиняет мне боль, то я не могу на него за это обижаться... если бы, да кабы.

Что… да, что было бы, если бы он действительно был тем юношей из прошлого? Что, если он поджег дом? Снова хватаюсь за грудь и провожу пальцами по шраму. Это был взрослый человек, тот, кто тогда стрелял в меня. Он вытащил меня из-под моей детской кровати, схватил за волосы и прижал оружие к моему дико бьющемуся сердцу. Он смеялся, когда я начала плакать, а после выстрелил. Я всегда вздрагиваю от испуга, когда вспоминаю о выстреле.

Нет, это не мог быть Калеб. Это был взрослый человек. Такого же возраста, как мой отец. Высокий, и достаточно сильный, чтобы вытащить меня из-под кровати. Я тру лицо руками и начинаю нервничать.

Дин включил душ, послышался шум воды. Я должна остаться здесь? Или лучше отправиться домой? Хочу, как можно быстрее ускользнуть от этой неприятной ситуации. Но как, без вещей?

Итак, я быстро встаю и бегу обратно к пулу, где лежит мое платье и нижнее белье.

Мне действительно нужно как можно быстрее попасть домой, чтобы дать Дину время успокоиться, а себе дать время поразмыслить над событиями прошлой ночи. Наш приятный разговор, взгляды и проклятое сердце, которое действительно может в него влюбиться. В моей голове полная неразбериха, мне срочно нужно успокоиться. Если я сейчас останусь здесь, то может случиться что-то непоправимое. И так уже достаточно много глупостей сказала, и этим ему навредила…

Когда я сбегаю вниз по лестнице все еще одетая только в футболку, а вечернее платье держу в руках, то замечаю кого-то у входной двери.

Это его ассистентка, которая вошла и закрывает дверь. Она смотрит на меня удивленно и ставит пакеты с продуктами у двери.

— Доброе утро? — спрашивает она, глядя на меня смущенно.

— Эм, доброе утро... — вот, черт, как не вовремя! Хотя? С другой стороны, она наверняка принесла для меня какую-то одежду, и мне будет в чем поехать домой! Или одолжит мне мобильник, чтобы я смогла кому-нибудь позвонить!

— Это для меня? — взволнованно спрашиваю, и Лиз кивает.

— Спасибо, — я хватаю сумку и исчезаю с ней в гостевой ванне, где могу освежиться и одеться. Джинсы, балетки и нижнее белье немного маловаты, но вполне подойдет.

Когда я выхожу из ванны, Лиз смотрит на меня скептически, со скрещенными на груди руками она внимательно наблюдает за мной.

— А, может быть есть возможность отвезти меня домой? — вопрос, скорее всего, прозвучал не совсем вежливо.

— Дин знает о том, что вы хотите незаметно сбежать из дома? — поинтересовалась она. То, что он еще в душе — можно услышать и на первом этаже.

— Нет… думаю, нет… наверняка, нет. Но я пытаюсь избежать некоторых споров. Помогите мне, пожалуйста! Как женщина женщине, ладно? — я кладу свою руку ей на плечо и умоляюще смотрю на нее.

— Дин — мой босс... — произносит она удивленно, как будто шокирована тем, что я так просто могу уйти, да еще и, пытаясь сделать ее своей сообщницей.

— Да, я знаю, но будет не очень хорошо, если я надолго здесь задержусь. Мне необходимо как следует подумать о сегодняшней ночи и потом… я совершенно запуталась. У меня такая неразбериха в голове, — я прикладываю ладони к обеим своим пунцовым щекам. В крайнем случае, я побегу к автобусной остановке и… у меня же совсем нет с собой денег. Проклятье!

— Послушайте. Вы действительно очень сильно нравитесь Дину. Не кажется ли вам, что это немного невежливо, что вы вот так просто хотите уйти? — спрашивает она меня.

— А вас не удивляет, что мы с вами так внешне похожи? Я считаю это, по меньшей мере, странным. Интересно, почему он мною так заинтересовался, когда его ассистентка со мной почти на одно лицо? — метко парирую я.

Лиз замолкает и ничего не говорит в ответ, но по ее лицу вижу, как она осознает, что попалась.

— Ему нравятся блондинки, и я не считаю, что мы так уж сильно похожи, хоть вы и очень красивая женщина, — пытается она вернуться к теме разговора. Как бы ни так! Мы бы вполне могли оказаться сестрами, но она не хочет этого замечать? Дину, кажется, нравится скандинавский тип, я похожа на них, и она тоже к нему относится.

— Итак, вы отвезете меня домой? — как неудобно путешествовать без машины и документов.

— Ни в коем случае! Дин так много сил приложил, чтобы пригласить вас к себе, а сейчас вы хотите просто так уйти? Этого я не могу допустить. Поговорите с ним, попрощайтесь, после этого я с удовольствием отвезу вас... — и тут Лиз смотрит мне за спину. Она замолкает и поправляет свою блузку.

— Доброе утро! — громко говорит она уже вежливым тоном, и тут я осознаю ужасное. Дин заметил, что меня нет — и сейчас я узнаю, чего мне стоил мой побег.

— Доброе утро, Лиз. Ты принесла что-нибудь для Джолли? Очень хорошо! — я слышу, как Дин спускается по ступенькам лестницы, пока я продолжаю стоять спиной к нему. Вот чёрт. Сейчас будет скандал. Уже представляю, как он начнется. Рык. Крик. Я неблагодарная. Еда была такой дорогой. Я не хотела просто секса, а сейчас я просто ухожу. Или, по крайней мере, пытаюсь. Невежливо. Падла. Дура. Да, по полной программе. Со своей глупой, детской, продиктованной страхом попыткой побега я окончательно пала в его глазах по всем пунктам симпатии.

— Спасибо за твое старание, Лиз. Сможешь отвезти Джолли домой? Адрес я запрограммировал вчера в навигаторе. У меня сегодня ещё важная встреча. Когда ты вернёшься, я буду рад, если ты сможешь меня сопровождать, — он совсем не расстроился? Я нерешительно поворачиваюсь, с пылающими щеками, к Дину, но он обращается целиком и полностью только к своей ассистентке.

×