Белый - цвет тоски (ЛП), стр. 1

Белый - цвет тоски

Винтер Лаура

Перевод группы https://vk.com/bambook_clubs

Переводчик: Анна Макарова

Бета - редактор: Аня Мурзина

Обложка: Евгения Кононова

Приятного прочтения и помните — книга переведена для ознакомления, не для коммерческих выгод. Просим Вас уважать труд наших пчелок, не присваивать его себе и не выкладывать, без согласования с администрацией группы—переводчика, данный материал на сторонних сайтах.

Спасибо ;-)

Пролог

— Калеб? Это ты? — я зову его по ту сторону забора, держа в руках небольшой пакет.

— Калеб! — шепчу я энергичнее. Ну, где он? Моя любимая передача закончилась, а после неё мы договорились встретиться у ограды. Я стою здесь, у тропы. К счастью, здесь никого нет, кто мог бы меня обнаружить.

— Джолли? — слышу, как он тоже шепчет. Ах, вот он! Я радуюсь, когда вижу Калеба. Он подходит ко мне и осторожно осматривается, прежде чем улыбнуться в ответ.

— Ну, вот и ты! — прикрываю рот рукой и хихикаю при этом. Его волосы все взъерошены.

— Пойдёшь со мной? — спрашиваю я его, и он кивает. Калеб проделал маленькую дыру в заборе, через которую я с легкостью смогла пролезть. И мы прячемся в живой изгороди, где нас никто не может видеть.

— Я принесла тебе подарок, — говорю я взволнованно и при этом открываю тайну моего розового пакетика.

— Подарок? Для меня? — он удивленно вскидывает брови, что радует меня. Он с любопытством заглядывают в пакет, и на губах его играет восхищенная улыбка, когда он видит, что я ему принесла.

— Так много шоколадных батончиков и два маффина! Моя мама принесла их из кондитерской. Я могла бы их съесть сама, но если их можно разделить с тобой, то мне будет намного вкуснее, — я вручила Калебу один шоколадный маффин, а второй взяла сама.

— Я целую вечность не ел сладости, — пробормотал он и тотчас же откусил сочного пирожного.

— Действительно? Ты поэтому такой худой? — спросила его удивленно.

— У меня очень строгий отец, — Калеб тихо засмеялся и смущенно почесал затылок. — Я сижу целыми днями в комнате и учусь. Он говорит, что мне можно есть только полезную еду, чтобы я мог лучше концентрироваться. Сахар вреден и не приносит никакой пользы.

— Моя мама говорит также… — и тут же откусываю особенно большой кусок. — Но это так скучно, когда целый день занимаешься одной только учебой.

Я несколько раз видела, как он пытался подружиться с другими ребятами. Но они не позволяли ему играть с ними. Это очень подло.

— Мой папа думает, что только так из меня выйдет что—то толковое… — Калеб вздохнул и грустно посмотрел на маффин.

— А твоя мама? Она такая милая! Она так же строга с тобой?

— Она мне не родная мать. Моя мама умерла, когда рожала меня. Женщина, которую ты видела — подруга моего отца, они поженились несколько лет назад.

— О… это так тяжело… — я подвигаюсь ближе к Калебу и обнимаю его. Полная сочувствия, глажу его по руке и начинаю плакать. Я так рада, что мои мама и папа живы. А то, что они иногда строги и не могут уделять мне много времени, так как они должны ловить злых людей и отправлять их в тюрьму, это все мне даже нравится.

— Да, нет же… — Калеб кладет свою руку мне на голову и ласково меня гладит. — Я не должен плакать по этому поводу. Да, я не был знаком со своей родной мамой. Только не плачь, пожалуйста!

Всхлипывая, высмаркиваюсь в носовой платок и киваю, отворачиваясь от него.

— К сожалению, мне нужно уходить и успеть вернуться наверх, в свою комнату, а то сейчас придет репетитор, — голос Калеба грустен.

— Ах, как жалко… Я с удовольствием бы с тобой поиграла или поговорила. Действительно жаль, что у тебя так редко появляется свободное время, — я вздыхаю и закрываю пакет, который принесла Калебу.

— Возьми сладости, а? Ты можешь их спрятать, а потом тайно насладиться ими. — Прячу также охотно и свой батончик, до сих пор мама их не находила.

— Серьезно? Я могу взять это все с собой? — киваю и радуюсь тому, что Калеб снова улыбается.

— Большое спасибо. Очень приятно иметь такую хорошую подругу, как ты.

— Будущую жену, — уточняю я, хихикая, и поднимаю свой мизинец напротив него. — Ты обещал, — говорю ему серьезно, и Калеб захватывает как крючком своим мизинцем мой.

— Мое обещание совершенно серьезно. Когда мы вырастем — поженимся.

— Калеб! Где ты? — слышу, как зовет мужской голос.

— Вот черт, это мой репетит… мы вместе делаем домашнее задание, — Калеб вздыхает и прячет сладости под ветки.

— Я заберу пакет позже, обещаю.

— Иначе его заберут муравьи! — предполагаю я, посмеиваясь, и незаметно проскальзываю через маленькое отверстие в изгороди.

— Завтра встретимся снова? — спрашиваю я, в то время, как учитель продолжает звать его.

— Да, в это же время? — я киваю и машу ему рукой. Ах, я же не подарила ему поцелуй. Совсем забыла про это. Завтра. Завтра я поцелую его, как это полагается будущей жене!

— Уже иду! — Калеб поднимается, поворачивается, улыбаясь, один взмах рукой, и после этого он исчезает.

Этот парень будет моим мужем. О, да, я выйду замуж за парня с глазами цвета кубиков льда! И у нас будет большая семья и множество детей, собак, кошек, растений и кроликов!

Глава 9

Побег из рая.

— Ты так прекрасна. Ты знаешь это? Ты самая прекрасная женщина, которую я видел за всю свою жизнь. Никого, действительно нет никого, кто хоть приблизительно настолько прекрасен, как ты. Ты — как единственный цветок, который вырос в этой темной пещере. Несмотря на все превратности, ты становишься все милее. Такая, единственная в своём роде.

Я уже несколько минут как не сплю и лежу рядом с Дином, повернувшись к нему спиной. Он гладит кончиками пальцев мое тело и лишь шепчет эти прекрасные слова. Он не знает, что я давно уже не сплю и всё слышу.

— Я желаю, чтобы ты осталась здесь… — когда Дин это произносит, его рука обнимает меня вокруг живота и лицо прижимается к моему затылку. Я пытаюсь сделать вид, что ещё сплю, так как не могу ответить на его просьбу.

Дин совсем не знает меня… и все же говорит обо мне так, будто знает меня всю жизнь. Я пытаюсь сглотнуть. Во рту такая сухость, что хочется откашляться. Но тогда Дин узнает, что я не сплю, и нам не удастся избежать неприятного разговора.

— Лучше всего было бы никуда тебя не отпускать, — он выдохнул мне в затылок и крепко прижался ко мне. Так крепко, что я действительно поверила, что он не хочет меня потерять. Откуда только взялась эта глубокая симпатия? Эта любовь?

Он внушает мне страх. Немного. Я знаю, что чувствуют, когда мысленно произносят такие слова, но почему он их говорит вслух?

Я делаю вид, что проснулась именно от его слишком крепких объятий.

— Мммм… — бормочу я и немного шевелю рукой.

— Эй, доброе утро, — произносит Дин теперь иным голосом. До этого он звучал грустно, и был наполнен неосуществимым желанием; сейчас же он говорит дружелюбно, полный надежд и хорошего настроения. Точно, это другой Дин лежал позади меня, прижавшись ко мне обнаженным телом.

— Доброе утро, — шепчу я сонно. Собственно, в самом деле, было очень приятно проснуться рядом с ним. Я переворачиваюсь на спину и одергиваю футболку, которую Дин любезно мне предоставил. Она длинная, достает мне до колен. На нем самом ничего нет из одежды, и я стараюсь смотреть ему только в глаза, куда-либо ещё смотреть было бы более чем невежливо.

Дин смотрит влюблённо и целует меня в щеку, на что я отвечаю неуверенной улыбкой.

×