Секрет темного прошлого (СИ), стр. 59

Мирабель, отчаявшаяся превратить своего барыгу в утонченного принца, нашла себе настоящего и теперь готовилась к свадьбе.

Сэм и Дейв закончили академию некромантов и приобрели лицензии наемников. Элла утверждала, что в их компании часто видели Вульфа и Висэль.

Ланс и Лара осели в Арриотэ и занимались отбором попаданцев для академий фамильяров.

Рори и Аллистер подались к гномам, их творческий подход и нестандартность мышления пришлись по нраву подгорному народу. Так что теперь строители работали на Подземное королевство.

А Кеннет…

Артефактор никак не мог набраться храбрости и сделать предложение Соне. Нет, это не обсуждалось, но я всласть полюбовалась на полный тоски взгляд Сони, когда мы с Ренделом рассказывали о суровых буднях императорской четы.

Когда настало время расходиться, я попросила Кеннета уделить мне несколько минут. Мы спустились с Башни фамильяров и неспешно направились к мастерским.

— Хотите, чтобы я для вас что-то создал? — встрепенулся он.

Я открыла императорскую сокровищницу через портал и извлекла небольшой фиолетовый камень, в глубине которого мерцали похожие на звезды голубые искры.

— Знаешь, что это?

— Темный свет… — Кеннет с восхищением рассматривал парящий в воздухе камень.

— Верно. Это "свет" магического источника Нижнего мира Кар-Шана. Кольца с ним дарят мужчины этого мира своим невестам. Думаю, Соне понравится.

Я многозначительно посмотрела на Кеннета. Он уставился себе под ноги и буркнул:

— Мне кажется, я ее не достоин.

— Можно с этого момента поподробнее?

— Соня уникальная! Она талантливый фамильяр-артефактор, которая добьется невиданных высот, если заполучит в напарники кого-то более опытного. Но она отказывается даже сейчас рассмотреть варианты, а если мы поженимся…

— Соня для тебя в первую очередь фамильяр? — мягко уточнила я.

Даже в сумерках было заметно, как лицо Кеннета залилось румянцем.

— Она свет моей души, и я желаю ей самого лучшего.

— А чего хочет она сама, ты подумал? Ты чувствуешь потенциал Сони, разобрал ее на компоненты, точно любимый артефакт, и спишь и видишь, как бы его улучшить… Но нужно ли это Соне? Вдруг она мечтает о собственном домашнем очаге, любимом муже и детях, которых им подарят боги?

— Ты ошибаешься! — несколько нервно бросил Кеннет. — Я думаю о чувствах и желаниях Сони. Просто стараюсь рассмотреть и просчитать все варианты, все взвесить…

— А может, стоит думать не внутренним хронометром, а сердцем? — "Свет" упал в ладонь Кеннета. — Мы с тобой не прорицатели и не знаем, что будет через десять лет. Сделай Соню счастливой. Она чудесная и заслуживает этого. Соня любит тебя…

— Я знаю. Просто я так боюсь все испортить.

— Тогда не порти. Ты знаешь, чего она ждет, — прошептала я.

Ненавижу встревать в чужие отношения. У меня от этого глаза слезятся и хвост дергается, как припадочный!

Кеннет сделал Соне предложение на следующее утро. Мы с Ренделом взяли с них обещание, что нас обязательно позовут на свадьбу, и прошли через арку портала.

Наконец-то…

Я впустила Кар-Шан в свое сердце, но часть него по-прежнему принадлежала миру, обласканному морем и солнцем. Теперь я стояла на вершине башни телепортации, вдыхала воздух Сан-Дрима и не могла им надышаться. Когда же я услышала гудок большой раковины, созывающей всех жрецов и послушников на вечернюю молитву, у меня на глазах выступили слезы.

— Грустишь? — Рендел шагнул из пустоты и окутал меня едва различимой дымкой.

— Нарушаешь правила? — Я улыбнулась сквозь слезы, поражаясь его безграничным возможностям. Вон и жрецов, заведующих башнями телепортации, провел.

— Не мог же я терпеливо ожидать тебя внизу, когда ты тут грустишь. — По-прежнему невидимый, он поцелуем стер влагу с моей щеки.

— Четыре года назад я появилась на Сан-Дриме совсем с другими эмоциями, — тихо хихикнула я, погружаясь в воспоминания.

* * *

четыре года назад

Коронация Рендела должна была состояться только через неделю, после нее началась бы подготовка к императорской свадьбе, но Симона Рыжая не желала ждать так долго. Мы получили приглашения на нашу же свадьбу почтой. И теперь я со страхом гадала, кого же еще неугомонная лисичка позвала на церемонию, которая должна была пройти по традициям фамильяров.

Не успела я спуститься с башни телепортации, как меня окружили смеющиеся Мирабель, Соня, Элла и многочисленные тетушки. Рендела подхватил под руку Альфред Снежный, дяди шагали рядом. Не сопровождение, а конвой какой-то!

— Куда вы? “Тихий уголок” не там! — обеспокоилась я, видя, что Рендела увлекают прочь от семейной усадьбы.

— Жених не должен видеть невесту до самой свадьбы, — наставительно напомнила Элла.

— Надо расчесать шерстку, — ввернула Соня.

— Сделать когтетюр, — подхватила Мирабель.

Тетушки принялись шумно обсуждать рецепты масок, способных сделать шерстку нежной и шелковистой.

Я молча закатила глаза. Если кто-то возомнил, что я буду выходить замуж боброкошкой, то он крупно ошибся.

Нет, я понимаю: традиции святое, но когда твой жених человек — это глупо. Не позволю выставить Рендела на посмешище!

Так я маме и заявила. Причем вместо приветствия. Симона Рыжая тут же наградила меня магическим щелчком по носу.

— Совсем сладу нет с этой девчонкой, — шутливо жаловалась она тетушкам. — Академию сама нашла, специализацию выбрала, даже жениха и того без нашей помощи отыскала.

— А что там искать-то было? — весело хихикнула Соня.

Она и Мирабель до сих пор пребывали в легком шоке. Подумать только, прямо под их носом разворачивался такой роман, а они и не заметили!

Вечером я получила ответ на вопрос, который мучил меня с тех пор, как я получила "вызов" на свадьбу. Меня волновало количество гостей. Так вот, мама пригласила всех родственников, друзей и просто знакомых, до которых смогла добраться магическая почта! Уж не знаю, что она пообещала Оракулу Сан-Дрима, но он пропустил такую толпу фамильяров, что пришлось снимать две гостиницы!

Во время девичника я места себе не находила. Носилась по усадьбе как угорелая и все порывалась сбежать к Ренделу, чтобы предупредить о готовящейся подставе.

— Внимание! Предлагаю перейти к гвоздю нашей вечерней программы, пока невеста не улетела в закат!

Усиленный магией голос Эллы застал меня на крыше усадьбы.

"И совсем я убегать не собиралась! Я Рендела высматриваю…"

"Он не придет. Его твои дяди и братья взяли в оборот!"

Вот этого я и опасалась!

— Даниэлла Тихая, соблаговоли слезть с крыши и принять подарок!

Да, мама у меня суровая, ей бы армией командовать.

Я расправила крылья и плавно спланировала на лужайку перед домом. И только мои лапы коснулись земли, как рядом появилась огромная соломенная коробка, перевязанная пышным белым бантом.

Ого! Надеюсь, там не тортик?

Когда я мысленно задала этот вопрос Элле, та рассмеялась в голос и мысленно поторопила:

“Открывай скорее!”

“А ты разве не знаешь, что там?”

“Знаю! Поэтому открывай!”

Звучало настораживающе. Я подцепила лапой бант и потянула зубами ленту, а потом осторожно приподняла магией крышку и… шлепнулась на попу.

Внутри оказалось свадебное платье! Оно белым облаком выпорхнуло из коробки, покружилось вокруг своей оси, давая как следует полюбоваться вышивкой из голубых, белых и розовых жемчужин на лифе и легчайшей юбкой. Затем платье изобразило подобие поклона. Больше оно ничего не успело сотворить, потому что я трансформировалась, схватила его в охапку и радостно взвизгнула:

— Это мне?!

— Это же ты у нас невеста, — добродушно фыркнула мама.

— А как же традиция?

— Никто не скажет, что Симона Рыжая зажала для единственной дочери свадебное платье!

И подарки приготовила не только мама. Элла и девочки подарили мне изумительные, расшитые жемчугом туфли. Тетушки — свадебную тиару и фату. Так что на ковер из белоснежных лепестков магнолии я ступила настоящей невестой и в тот же миг увидела Рендела, идущего по другому проходу. Мы должны были встретиться возле ритуальной чаши, у которой нас уже ожидал папа в облике черного дракона. По традиции фамильяров невесту выдавал замуж ее отец. Это ему предстояло произнести напутствие и передать меня в род жениха. Совсем скоро я должна была стать Даниэллой Аратейр.

×