Звезда Востока (СИ), стр. 2

Вот и сегодня Дот ворчала с самого утра. То я кровать неаккуратно заправила, то посуду плохо помыла. Но я упорно молчала, ибо сама поднялась не с той ноги, и боялась наговорить лишнего. Приснился колледж. Но не темные коридоры и голоса, зовущие на погибель, а Урсул. Я снова «угодила» в тело синего питомца и видела его глазами: общую гостиную, лестницу в девичьи спальни, потрескавшиеся половицы и…

Я сама толком не поняла, что именно приснилось. Мохнатые мячики на тонких ножках, яростно неслись на меня, молотя по воздуху кулачками. Они ударили разом. Да так, что мы с котом пролетели сквозь дверь. Странные образы маячили перед глазами весь день, не давая сосредоточиться на домашних делах. А потом Дот вспомнила про рыбный пирог, устроила разнос на пустом месте, и мне пришлось бежать из дома, пока он не загорелся от моего негодования.

Рыбой торговал Риган Хикс — колоритный дед с мохнатыми бровями и куцей, совершенно белой бородой. Сам он давно не сидел у проруби с удочкой, однако все местные рыбаки подчинялись ему и не могли продать ни одного малька без одобрения старика. Лучший улов, разумеется, отправлялся в герцогский замок, остальное рыбаки делили: что-то отдавали на продажу местным, что-то забирали для собственных семей.

Я так торопилась, что поскользнулась на заледеневшей дорожке, ведущей к реке, и едва не врезалась в высокого парня в меховой шапке.

— Смотри, куда несешься, полуцвет! — гаркнул злой бас. — Глаза у тебя не только уродливые, но еще и слепые?!

Раздался гогот. Всех вокруг позабавила реплика.

Это была еще одна неприятная перемена после зачисления в Гвендарлин. Раньше соседи упорно меня игнорировали, но теперь считали своим долгом сказать гадость вслед, а иногда и в лицо. Неудивительно. Большинство местных детей обучалось в школе на западной окраине герцогства. Всю неделю они проводили там, а на выходные возвращались в родные поселки. В Гвендарлин принимали лишь выдающихся. Из всего Бирюзового там учились лишь дочка светлой магини-травницы и темные сыновья старосты, с которыми я ни разу не пересекалась в замке. И вот теперь в число этих самых «выдающихся» попал никчемный полуцвет, внезапно проявивший мощь.

— Отойди!

Я почти достигла цели. Дед Риган сидел на потрескавшемся полене, как на троне, разложив перед собой остатки сегодняшнего улова. Но две девчонки — сестры-погодки Сара и Дарина — потеснили меня, вырвавшись вперед.

— Дед Риган, дед Риган, нас мать прислала. За щукой! — заголосили они наперебой.

— За щукой, красавицы? — весело протянул старик, подмигивая девицам, и крикнул здоровяка-сына Эрга, чтоб принес заказанный товар.

Я встала в сторонке, ожидая очереди и надеясь, что Дот не лопнет от злости к моему возвращению. Терпение никогда не входило в список теткиных добродетелей.

— Сегодняшний улов почти весь в герцогский замок ушел, — посетовал старик юным покупательницам. — У господ гости никак не переведутся. И наши парни, и охотники только и знают, что продукт на холм поставляют. Но для вас, девицы, Эрг постарается, подберет рыбин пожирнее. Знатная уха выйдет.

Младшая девчонка в пуховом платке радостно закивала, а вторая в белой изящной шапочке томно вздохнула и посмотрела вдаль — на серый замок.

— Завтра герцоги бал устраивают, — протянула она с тоской. — Вот бы глянуть. Хоть глазком одним. Но этот праздник только для господ. Не то, что летние карнавалы. Туда-то всех пускают. Лишь бы костюм был хорош, да маска интересная.

Я закатила глаза. Дались им эти карнавалы!

— В болото господ, — фыркнула вдруг Дарина и пожаловалась деду Ригану. — Гулял тут сегодня один с герцогским младшим сынком. Сара ему окрестности показать предложила, а он глянул свысока, будто и не полноценные маги мы вовсе. Тьфу!

— Сама ты — тьфу! — рассердилась Сара. — Он такой… такой…

Пока она подбирала эпитет прогуливающемуся с Элиасом красавчику, сестра изобразила, что ее стошнило. Я разделяла реакцию. Младший герцог Ван-се-Росса сам по себе — адекватный маг. При условии, что рядом не ошивается толпа друзей-идиотов, вроде Свена Фаули. Но упомянутые приятели… Ух! Дарина права, от таких лучше держаться подальше. Ради собственной сохранности.

— Вот, ваши щуки, — к девчонкам подошел Эрг, протягивая завернутых в мешковину рыбин.

Хоть парень и обратился к обеим сестрам, смотрел он исключительно на Сару. Но та даже не взглянула на широкоплечего рыбака с потрескавшейся от мороза кожей на руках и лице. Всё мечтала о приятеле младшего герцога.

— А ты чего явилась? — бросил расстроенный Эрг мне. — Отец, не продавай ничего полуцвету. Гони никчемную девку в шею.

Сара и Дарина засмеялись, будто над остроумной шуткой, а у меня лопнуло терпение.

— Гоните, дед Риган, если хотите. Хоть в шею, хоть в другие места. Только вместо меня тетка Дот явится. Ух, как обозлится, что пришлось топать по льду. Всё вам припомнит: и внеплановую прогулку, и заждавшееся начинки тесто.

Старик комично крякнул, представив в красках обрисованную картину. Тетушкин горячий нрав в посёлке знали не понаслышке. Прошлой зимой она спустила с заснеженной горки рыбака на две головы выше себя, посчитав, что тот подсунул ей несвежую рыбу.

— Чего Дот заказала-то? — спросил дед Риган примирительно.

— Главное, чтоб костей поменьше, — передала я теткино пожелание, а старик торопливо кивнул сыну, мол, поторапливайся, выполняй заказ.

****

Пять минут спустя я шагала назад в гору, довольная собой. А что такого? Сколько можно позволять вытирать об себя ноги? Да, приехав в родной поселок на каникулы, пришлось дать маме слово вести себя прилично, не реагировать на грубости и никого не подпалить. Но я же не нарушила обещания. Все целы и невредимы. Да и деда Ригана я не темной магией стращала, а расправой от дражайшей тетушки. А в ней магии и вовсе не осталось после перенесенной в детстве болезни.

Впереди под ручку неторопливо шли Сара с Дариной.

— Глупая ты еще, — выговаривала старшая сестра. — Глаза у него, как два омута. Потанцевать бы с таким. Ах, представлю, и голова кружится.

— Потому и кружится, что утопилась в этих омутах, — припечатала Дарина. — Не понравился он мне. Строит из себя. Богатый. Избалованный. Вдруг это тот же «шутник», что медведя на полуцвета натравил?

Я остановилась, чтобы сестры-болтушки ушли подальше. Сердце нервно зачастило. Вряд ли Свен Фаули прибыл на каникулы в наше герцогство. Ему еще ведьмовские шрамы лечить и лечить. Но воспоминание о летнем происшествии отозвалось волной гнева. Ближайшее дерево подозрительно затрещало, вот-вот покроется сажей, как прежде трава. Я торопливо расстегнула пальто и размотала шарф, постаралась дышать медленнее и ровнее. Холодный воздух обжог горло, просочился за ворот, зато ярость погасла, как костер в дождь. Лишь одна почерневшая веточка упала под ноги.

Остаток пути до дома я преодолела с черепашьей скоростью. Пусть Дот хоть вся изворчится, главное, успокоиться. А промедление можно свалить на деда Ригана и его надутого сыночка. Однако добравшись до родного порога, я всё равно ощущала легкое раздражение. И как с этим бороться? Побочку не исправить без крови обоих родителей. А раз личность моего отца навсегда останется загадкой, придется всю жизнь слыть той, кто заводится по любому поводу и без него.

В крохотном коридорчике настроение чуть улучшилось. На вешалке висело мамино зеленое пальто. Отлично! При младшей сестре Дот не посмеет ко мне цепляться. А, значит, неприятности дня закончились. Однако…

— Где тебя носит? — непривычно бледная тетка вынырнула из кухни и почему-то заговорила шепотом. Зловещим.

— Так дед Риган того… — начала я громогласно оправдываться.

Но тетка зашипела и замахала руками.

— Тсссс, — её глаза пугающе сверкнули. — У нас гость. По твою душу. С матерью в столовой беседы ведет.

— К-к-какой гость? — я тоже перешла на взволнованный шепот.

Неужели, кто-то из соседей явился обвинять меня в придуманных грехах, как часто случалось в детстве. Местная ребятня не раз сваливала на меня проказы.

×