Женитьбу не предлагать (СИ), стр. 2

Идти под руку с высоченным любителем леса — врагу не пожелаешь. Ушастик переоделся попроще, чем в нашу прошлую встречу — рубашка, зеленый сюртук и плащ, высокие черные сапоги. И теперь сие, выполняя роль обычного торговца ягодами, вело меня в сторону Мрачного проулка.

Насчет простенького платья я рано радовалась — только, надев на себя предложенный и одобренный лично начальством комплект одежды, заметила маленькую такую оплошность. Корсет приподнимал мою грудь, практически выставляя её всем на обозрение. У мужчин вокруг появлялись ухмылки на лицах. Я же теперь пыталась не отстать от Ушастика, который решил достичь городского дна как можно скорее.

Его шаг можно сравнить с великаньим. И на руке его болтаюсь я — точнее он меня буквально тащит, а я только успеваю изворачиваться от карет, повозок, мальчишек-зазывал.

Когда мы достигли места, я немного выдохлась от такого быстрого бега. Ушастик же оглядывался по сторонам. А потом под руку мы вошли в лавку «Всевозможные интересности со всего мира».

Такого великолепия и выбора я не видела много лет! Чего тут только не находилось — и расписные вазы, и арфы, и ожерелья, и шпаги, и рыцарские доспехи. Пока кое-кто любовался диковинками, Ушастик завел разговор с хозяином.

Я же, пытаясь охватить глазами все, что можно, медленно продвигалась в сторону подсобки. И потом все полетело дракону под хвост — увидев расставленные по кругу свечи, зеркало и пентаграмму на полу, хотела сообщить об этом напарнику. Но что-то стало меня душить.

Пытаясь глотнуть воздуха, я хрипела. Нечаянно задев одну из свечей, обратила на себя внимание. Ох, зря! Хозяин, ловкий старичок, сначала оглушил вазой Ушастика, а потом и меня — тем же орудием.

Когда свистопляска звездочек перед моими глазами закончилась, наконец, то я обнаружила себя связанной. Вместе с напарником. В каком-то подвале. И почти голую.

— А-а-а! — выдержкой никогда не отличалась. Получив удар локтем в спину, я ненадолго прекратила ор. Зато теперь, как пантера хотела вцепиться в глотку Ушастику.

— Зря я с тобой пошел, — вымолвил мужчина.

— Это ты все испортил! Ты даже не заметил, что я ушла. Ты проворонил тот момент, когда ритуал начал действовать. Я сбила одну из свечей, но и тут великий любовник королевства продолжал мило болтать с тем, кто нас похитил, — запричитала я.

— Заткнись! — не выдержал Ушастик.

— А, что был за ритуал — ты не тоже не знаешь? — поинтересовалась я. Тягостное молчание стало мне ответом. — А я — знаю.

— И что это? — лениво поинтересовался эльф.

— Соединение сердец. Видимо, наш старичок хотел жениться по привороту. И, если нам сильно не повезет, то он закончит ритуал с нами.

— Почему с нами?

— Потому что ритуал уже запущен. Его не остановить. А нужный ему человечек сбежал.

— Откуда ты…?

— Чаще читай то, что написано мелким шрифтом.

Мда, правда оказалась так себе. Жертва приворотника недоделанного сбежала пару дней назад. Источник магии зафиксировали. Но не додумались, что это древний магический ритуал. А мы угодили в ловушку. Отлично! Феерия! Фанфары. Гул аплодисментов.

Опытный служитель и неопытная служка угодили в лапы любвеобильного хозяина лавки. Какой позор для Банка идей!

Почему-то хотелось смеяться от бессилия. Хохоча как ненормальная, я попыталась активировать амулет. Хоть бы хны! Связь оборвали.

— Я тебя сейчас стукну, — пообещал Ушастик.

— Если ты не постараешься связаться со своими лесными собратьями, сама тебе стукну, — пригрозила я.

Оставалась надежда на прочную связь эльфов. Они могли общаться на расстоянии — стоило войти в состояние, при котором каждый из них представлял собой ветки одного дерева и мог передавать информацию по этому каналу другому. И я стала первым человеком, которому удалось почувствовать, как дитя леса связывается с другими — Ушастик задышал успокоено, его голова откинулась на мою, он вперил свой взгляд в потолок. А потом дернулся как от удара, и все его тело охватила дрожь.

— Что с тобой? — обеспокоенно поинтересовалась.

Ушастик будто меня не слышал и продолжал трястись как в лихорадке. Я взяла его за руку. И все прекратилось. Время застыло. Он ничего не говорил, я продолжала молчать, отпуская мужскую ладонь. Но эльф перехватил мое запястье.

— Мы должны держаться вместе, — прошептал он.

— Не настолько близко! — возразила.

Хотя кому, какое дело до того, что я чувствую? Старичок, развязав нас, забросил нас магией в свою подсобку. Там все стало также как и прежде — только пентаграмма на полу засветилась красным. А хозяин лавчонки, достав откуда-то белые нити, в очередной раз связал нас — точнее наши руки.

— Пусть богиня любви наградит достойную женщину и достойного мужчину, — нараспев говорил старик, будто в трансе.

Оставалось надеяться, что скоро появятся служители, зафиксировав всплеск магии, с мигалками вместо копий. Но время шло, а спасители не торопились. Зато старик покрыл меня фатой и начал монотонно повторять: «Любовь! Любовь!».

— Апчхи! — у меня вырвалось само собой. На любое действие есть противодействие — людской закон.

Вот надо же было этому помешанному на любви старикану выбрать свечи с запахом ванили! А нас все же засекли. Горе-спасатели ворвались в лавку, скрутили старика. Но мы продолжали стоять как два идиота, лупая глазками. И только чей-то окрик заставил очнуться.

Мать богов, нас не только сейчас соединили сердцами, но и чуть не поженили! Нет, нафиг такую работу и познание магии внутри себя. Впервые Ушастик выразил свою солидарность со мной.

В кабинет начальника мы спешили оба, сшибая по пути всех, сталкиваясь друг с другом. Ошарашенный полу-тролль взирал на нас, отставив на время в покое свои бумаги. И если он чувствовал возмущение, то не показывал этого.

— Я не буду с ним работать!

— Я не буду с ней работать!

— Почему? — невозмутимо поинтересовался начальник.

— Он — идиот!

— Она — дура!

— Дорогие мои, — вот сейчас кто-то огребет, — дело ещё не закрыто. Вы не нашли сбежавшую девушку. А, если дело не закрыто, вы ещё работаете вместе, — прервав наши разногласия, полу-тролль продолжил, — полный отчет должен лежать на моем столе через неделю. Ступайте.

И ради этого я бежала! Ради того, чтобы получить рутинную работу по составлению отчета о том, что произошло сегодня. И ведь ничего же скрыть не удастся — перья заколдованы так, что перестают писать, когда хочется написать ложь.

Подобрав полы платья, я спускалась вниз. День как начался неудачно, так и закончился. Ещё сзади слышала дыхание Ушастика, и желание врезать ему росло с каждой ступенькой. Но силы на исходе — а, чтобы тратить их на остроухого, обойдется.

Спасительная комната все ближе и ближе. Когда я вошла, то застала соседку, которая тут же забросала меня вопросами.

Глава 2. Фея, пропажа и пир

Прикосновение к щеке меня разбудило с утра. Открывая глаза в полудреме, я заметила, что к моему лицу склоняется Ушастик, грозя поцеловать.

— Румпельштильцхен тебя забери! — воскликнула я. Эльф отклонился назад, убирая свою ладонь. — Что ты здесь делаешь?

— Я принес цветы, — глуповато улыбаясь, ответил Ушастик.

Ритуал, похоже, сработал. Букет же нежных белых лилий действительно стоял в вазе, источая неземной аромат. Агррх! Только влюбленного напарника мне не хватало.

— А ещё могу заплести тебе косы, — решил меня добить мужчина, прикасаясь к рыжим волосам.

— Иди ты к…, — начала я, но соседка меня прервала.

— Ивет, не упусти свой шанс, — лукаво подмигивая, выдала она. А потом оставила нас одних.

Ушастик продолжал перебирать мои пряди, попутно заплетая их. Он предпринял ещё одну попытку поцелуя, но я успела его оттолкнуть, встав с постели. А потом увидела интерес в глазах эльфа — конечно, прозрачная рубашка ничего не скрывала.

×