Волчица.Часть 1 (СИ), стр. 1

Волчица. Часть 1

Олеля Баянъ

Пролог

Нас называют по-разному. Но никто из них неправ… Маги называют нас способными — способными к магии… Наша сила в мысли. Это роднит нас с так называемыми мыслителями… Наша мысль, обладая умыслом, направляется волей… Итак, мы — умышленники.

Сила мысли: теория и практика. Магистр Зогран Курк. Глава 1.

Я опаздывала к ужину, поэтому почти бегом спускалась по главной лестнице. Леди Го̍сбик непременно накажет меня за опоздание. Она любит пунктуальность, кроме того «порядочная леди не должна бегать ни при каких обстоятельствах». Я улыбнулась: она скажет это своим любимым, поучительным, тоном.

Спустившись на первый этаж, бросилась в левое крыло, где находилась столовая. Но мне лучше зайти через боковую дверь, а не через парадную, и тогда, возможно старая графиня не заметит меня, и я не лишусь своего ужина. Остановившись перед нужной дверью, пару раз глубоко вдохнула, чтобы успокоить свое сердцебиение. Оправила юбку платья и быстро вошла.

— Что ж господа, желаю вам приятного времяпрепровождения, — услышала я голос леди Госбик, закрывая за собою дверь. Случайно поймала ее взгляд. Никогда прежде не видела ее такой довольной. Графиня, заметив меня, улыбнулась еще шире и закрыла двустворчатую дверь в столовую.

Мое внимание привлек звук отодвигающихся стульев. И только сейчас я посмотрела в сторону стола. Все девушки стояли перед своими стульями, но никто не садился. А семеро мужчин, судя по одежде, они — аристократы и все они где-то одного возраста — около сорока, встали из-за стола и начали обходить его.

Стоп!

Мужчины? Семеро? Откуда? Что здесь происходит?

Эльсет, высокая девушка в светло-голубом платье, с темными кудрями, собранных в пучок, вскрикнула, когда один из мужчин, самый высокий, схватил ее за руку и прижал к себе. Она дала ему пощечину, а он швырнул ее на пол. Двое подошли к Арике, маленькой и хрупкой девушке.

— Ну что ты, — сказал один из них ей, улыбаясь, и провел пальцем по ее руке — от плеча к кисти. Он был ниже всех ростом. — Мы ничего плохого не сделаем.

— Только поиграем с тобой, — добавил другой, плотоядно улыбаясь и подходя к ней с другой стороны.

Еще двое аристократов, имевших сходство в лице, подошли к Мариде и Рите. А где еще двое? Их же было семеро?

— У нас тут еще одна красавица, — раздался за спиной мужской голос.

Я обернулась и увидела мужчину с крупным телосложением и небольшим брюшком. Он так смачно облизал свои губы, что меня передернуло от отвращения. Заметив мою гримасу, аристократ удивленно поднял левую бровь.

— Тебе не нравится, — спросил он. — Не нравится, что с тобой будет играть граф де Жоркоф?

Тут закричала Арика, и я обернулась на ее крик. То, что увидела, заставило замереть меня от ужаса. Арика стояла полностью обнаженная, а те двое негромко смеялись. Уроды! Кто-то дернул меня за руку, и я повернулась к нему. Это был все тот же граф де Ж-жж… В общем не важно, как его звали. Больше всего меня беспокоил его раздевающий взгляд. Сердце бешено колотилось, и казалось, готовилось выпрыгнуть из груди. В ушах шумела кровь.

Он все еще держал меня за руку. Я попыталась вырвать ее, но граф лишь ухмыльнулся и дернул меня на себя, затем обнял и раскрытым ртом прижался к моим губам. Его рот был слишком слюнявым. От мужчины разило алкоголем. Отвернула голову и прервала тошнотворное действо. Уперев ладони в его грудь, я постаралась освободиться из его объятий. Но ему казалось все было ни по чем. Насильник лишь довольно хохотнул и швырнул меня от себя. Я больно ударилась головой о стену и бедрами о небольшую тумбочку.

В это время аристократ подошел ко мне и прижался своими бедрами к моим. Я было двинулась влево, чтобы выскользнуть, но мужчина дал мне пощечину с такой силой, что у меня зазвенело в ушах и потемнело в глазах. Слышала, как кричали другие девушки, но сама молчала. Страх и ужас сковывали меня своими крепкими цепями.

Граф рванул лиф моего платья вниз и прижался лицом к моей груди. Это было омерзительно, что все мышцы моего тела сжались от отвращения. Я обхватила ладонями его голову и оторвала ее от своей груди. Замахнулась коленом, чтобы ударить его в пах, но он еще раз ударил меня по лицу. Снова звон в ушах. Черные точки перед глазами. Мужчина уже задрал подол платья и расстегивал свои штаны.

Все? Это конец? Нет!

Я стала беспорядочно размахивать руками и бить его, но он лишь поймал мои руки, поднял их над моей головой. Насильник крепко держал их одной рукой, что я не могла их высвободить, а другой продолжил расстегивать штаны. Затем услышала треск ткани — мои панталоны порвали. Я отвернула голову и зажмурилась в ожидании самого ужасного момента. Глаза защипало от слез.

Далион.

Я хотела снова увидеть его. Мы же договорились, что после окончания благородного института вернусь к нему, и мы будем вместе… Но сейчас я не могу ничего сделать. Разве после этого смогу ли я смотреть ему в глаза?

Ненавижу слезы! Ненавижу графа! Он никогда не увидит моих слез! Ненавижу до смерти! Смерть! Да, лишь смерть — вот, что он увидит в моих глазах! Одну лишь смерть!

Повернула голову и зло посмотрела ему в глаза.

«— Тебя ждет смерть, негодяй!», — пришла на ум мне мысль.

И я представила, как он умирает. Вот мужчина раздувался, и мне видно через верхний слой его кожи, как крошечные сосудики в его теле лопались и расползались. Видела даже струйки крови, вытекавшие из глаз, ушей и трещин в его теле. Затем он лопнул, как воздушный шарик. Громкий хлопок, и я ощутила его теплую кровь на своем лице, теле. Звук разлетевшихся по комнате ошметков его тела. Глухой стук от падения его останков на пол. О, да! Именно этого я жаждала больше всего. Я хотела, чтобы он сдох именно так. Прямо сейчас!

Лишь на мгновение закрыла глаза и вновь открыла их. И увидела, как его лицо покраснело, а его тело стало раздуваться. Граф отпустил меня. Казалось, что его глаза сейчас выскачут из орбит. Несостоявшийся насильник что-то прокричал, но я не обратила внимания на это, потому что мое внимание приковали тонкие струйки крови на теле аристократа. Они и, правда, стекали из глаз, ушей и трещин в его теле, оставляя ярко-алые дорожки на коже. Мужчина закашлял красной слюной. Из его рта двумя толчками выплеснулась темно-бордовая кровь, залившая его роскошный костюм.

Я с ненавистью и радостью одновременно посмотрела в его глаза, белки которых уже окрасились красным цветом. Взгляд его выражал страх и осознание приближающейся смерти. Но что-то еще мелькнуло в его глазах. Лучик надежды на спасение? Надежда!?

— Ты еще смеешь надеяться, — вскричала я, даже не заметив этого. — Твоя участь это смерть! Нет никакой надежды! И никогда не было!

Моргнув, снова посмотрела ему в глаза. Теперь в них стоял ужас. Я страстно возжелала ощутить вкус его теплой крови на своих губах, как эта кровь пропитывает мое разорванное платье, и как кусочки его кожи, мышц и органов будут отваливаться с платья и падать на пол с хлюпающим звуком. Да, я желала ему смерти. Да, я хотела, чтобы он умер. Пусть насильник умрет!

Мгновение, и раздался громкий хлопок. Я едва успела зажмурить глаза, как меня окатила почти горячая волна чего-то мягкого, вязкого и липкого. Ладонями вытерла лицо и открыла глаза. На ладонях увидела кровь вперемешку с какой-то бело-серой вязкой кашицей и кусочек чего-то еще. Я расправила его на ладони и стерла как можно больше крови. Это был кусочек кожи, кажется со щеки. Осмотрела себя спереди. Вся в крови и в человеческих останках, отстававшие от платья и падавшие на пол.

В мое сознание стали прорываться звуки реальности. Я осмотрела всех присутствующих в столовой. Все они кричали и с ужасом взирали на меня. Все они были в разной степени запачканы кровью.

Я убила графа? Как? Я же слабее его! Снова посмотрела на свои окровавленные руки. Не руками же я его разорвала!? Посмотрела на красное пятно, оставшееся на полу вместо графа. Пожелала ему смерти, и он умер. Я почувствовала, как меня повело куда-то. Почему пол стал таким расписным? И почему так быстро темнеет?

×