Беременна от миллиардера (СИ), стр. 52

— Зачем Анжеле очернять тебя в моих глазах?

— Всё просто, Карамелька. Ты беременна от меня и попала в переплёт случайно. Анжела не хотела лишних жертв, только и всего, — грустно улыбается Егор. — Миг неожиданного благородства стоил ей очень дорого. Провала всего.

— Как Анжела связалась с Рихардом?

— Анжела наплела тебе сказок о том, что она — из простой семьи. Вроде твоей. На самом деле, она не из высшего круга, но из неплохой семьи, владеющей своим бизнесом. С Рихардом она познакомилась случайно, когда он презентовал благотворительную помощь одну из клиник, где она работала заведующим. Одно время она была его любовницей. Задолго до встречи с Игнатом.

— Рихард хотел избавиться от тебя, как от конкурента?

— Да, наши отрасли пересекаются. Мы часто сталкиваемся лбами. То ему удаётся урвать кусок пожирнее, то мне… Он закусил удила два года назад, когда начали геологическую разведку на одном из участков с потенциально большими залежами алмазов. Данные подтвердились. Земля была выставлена на продажу. Мы долго пытались перебить ставки друг друга, а владелец, Красинский, выжидал того самого, выгодного покупателя. Соперничество шло между мной и Рихардом. Выиграть стало уже делом чести, не только прибыли. Если бы я устранился сам, Рихард смог бы купить участок. Когда у него не вышло, он решил во что бы то ни стало свести со мной счёты. Анжела и Рихард пересеклись, скорее всего, на одном из вечеров, где появляются власть имущие. У Рихарда на меня был зуб, Анжела считала, что её муж несправедливо обделён и достоин большего, в то время как мне самое место — в лечебнице для игроманов. Рихард давно устраивал игру «Вызов» для своих гостей. Вместе Рихард и Анжела придумали, как сделать игру смертельно опасной и втянуть меня. Только в тот раз вместо меня на «Вызов» заявился Игнат и погиб. Анжела возненавидела меня, кажется, ещё сильнее…

— Какой змеиный клубок интриг! — удивляюсь я. — И всё из-за денег?

— Анжеле после смерти Игната досталось то же самое пожизненное содержание, но суммы куда меньшие, чем они с Игнатом получали от меня ранее. Её даже не остановило то, что я сделал её директором клиники и установил предельно высокий уровень оплаты. Она считала меня виноватым в смерти любимого мужа, ведь умереть должен был я, а не он! В случае моей смерти, вся сумма, полагающаяся Анжеле, должна была быть выплачено единоразово. По средней продолжительности жизни женщин. Сумма внушительная… К тому же Рихард обещал приплатить ей за пособничество и укрытие документов. Планы, переписку, бланки приглашений хранили в клинике, можно сказать, у меня под носом. Чтобы Рихард оказался чист при любом раскладе, если что-то вдруг пойдёт не так.

— Рихард хотел избавиться от конкурента и потешить самолюбие. Анжела хотела избавиться от живого напоминания того, что она сама поспособствовала смерти любимого мужа, — задумчиво подвожу итог. — Понятно, почему она невзлюбила тебя ещё сильнее после смерти Игната! Не зря говорят, не рой другому яму, сам в неё попадёшь. Мне жаль, что в эту яму меркантильная змея сначала столкнула твоего брата и только потом упала сама… — вздыхаю. — Как тебе удалось провернуть фокус с машиной?

— Это уже не только моих рук дело. Я рассказал об «Игре» и о всех подозрениях хорошим знакомым из органов. Они помогли довести дело до логического финала. Рихарда сгубило его тщеславие. Он возомнил, что я должен погибнуть на пути к тому самому алмазному руднику, который я намеревался приобрести. Задание было проехать по старому мосту на заранее подготовленной машине. В машину сел не я, а каскадёр, похожий на меня. Машину быстро нашли мои люди. Отправили пустой контейнер сюда, якобы с моим телом. Я хотел проникнуть в центр и найти доказательства вины Анжелы. Но наткнулся на тебя...

— Как ты понял, что она хранит доказательства у себя в клинике?

— В клинике есть видеонаблюдение. Анжеле было известно лишь о части камер, данные с которых она подчищала. Но есть и другие. По ним видно, как она посещает архив, незадолго до очередного задания, выносит что-то. И если проследить её путь в те дни, можно заметить, как часто она ездила в одно и то же место. Пока ты отдыхала на Тенерифе, Кирана, я собирал хлебные крошки. Очень осторожно, чтобы не спугнуть злоумышленников и быть уверенным в том, что я не ошибаюсь в своих подозрениях.

— Не могу понять одного, зачем ты сам полез в клинику Анжелы?

— А как же азарт?

Глаза Егора вспыхивают тёмными огоньками.

— Эй-эй… — беспокоюсь я. — Прекрати немедленно! Я не хочу, чтобы у наших малышей был отец-игроман. Это очень опасная зависимость...

— Я зависим от тебя, Кирана. Тебе придётся утолять мои аппетиты. А они очень… очень огромные в отношении тебя!

Егор встаёт и отходит ненадолго, но потом возвращается, преклонив колено.

— Теперь я вооружился кольцом.

На бархатной подложке лежит кольцо с большим бриллиантом. Он соблазняет игрой света на острых гранях и точно стоит целое состояние. Мне даже страшно спрашивать, сколько Егор выложил за него.

— А это не опасно? Носить на пальце такое сокровище? — сомневаюсь я.

— Напоминаю, что ты уже сказала мне «да», а я требователен к исполнению обещаний! — Егор включает интонации большого босса, но в уголках тёмных глаз пляшут солнечные лучики, а улыбка слишком соблазнительная, чтобы поверить, будто он собирается принуждать меня быть с ним.

Я хочу этого сама. Протягиваю руку, чтобы Егор надел кольцо.

— Ты согласна?

— Да.

Конечно, да. Иначе и быть не может…

Эпилог

Спустя шесть лет

— Егор, ты не видел Пашу?

Любимый муж оправляет перед зеркалом манжеты рубашки.

— Нет, не видел. Помоги лучше с запонками…

— Сапфировые?

— Лео рекомендовал именно их.

Пока я надеваю запонки Орлову и застёгиваю верхние пуговицы на его рубашке, муж умудряется коварным способом переместить вторую руку мне на талию и скользнуть намного ниже.

— Егор, мы опоздаем на открытие детской спортивной школы, если…

— Если что? — ухмыляется муж. Потом обхватывает меня за шею рукой и целует. Его губы обладают волшебной способностью стирать временные рамки и границы.

Я понимаю, что мы чересчур сильно увлеклись, когда горячие поцелуи  Егора спускаются по шее, в область декольте.

— Хитрец!

— У нас полно времени… — убедительным тоном соблазняет меня Орлов. — К тому же главный на открытии именно я. Без меня не начнут.

Я едва не поддаюсь на его уговоры, но потом слышу вопль Вероники. Я первой подхожу к окну, чтобы понять, что случилось. Бессменная помощница Егора тоже находится здесь и терпеливо дожидается своего босса. Вернее, дожидалась. А сейчас она находится на площадке перед домом. Вероника носится вокруг фонтана и подпрыгивает, издавая ругательства. Над белокурой головой помощницы кружит квадрокоптер.

Мне даже гадать долго не приходится, кто виноват. Я выискиваю пятилетнего разбойника.

— Кажется, я знаю, где Паша!

 Он прячется в беседке и оттуда управляет полётом квадрокоптера. Егор подходит ко мне, обнимая со спины.

— В беседке?

— Где же ещё? — хмыкаю я.

Ругать пятилетнего сынишку у меня теперь язык не повернётся. Я до сих пор не испытываю горячей симпатии к Веронике, хоть и знаю о том, что её ничуть не интересуют мужчины. Поэтому я с улыбкой наблюдаю за тем, как Вероника пытается достать до квадрокоптера в очередном отчаянном прыжке. Потом помощница Егора замечает нас двоих и поправляет на себе одежду.

— Егор Михайлович! — голос Вероники дрожит от негодования. Идеальная причёска растрепалась. — Прикажите вашим… детям вернуть мой телефон. Немедленно!

— Наверное, Маша стащила телефон Вероники, а Паша отправил его полетать? — предполагаю я. — Приказывай, Егор. А я на это посмотрю!

Я с удовольствием перекладываю на плечи супруга необходимость разобраться с проказами сынишки. Разумеется, я скажу Паше, что злить Веронику нехорошо. После того, как посмотрю запись с камеры, установленной на квадрокоптере. Уверена, будет забавно наблюдать, как Вероника в прыжке пытается сбить квадрокоптер.

×