Выжить любой ценой. Часть четвертая. Естественный отбор, стр. 26

– Убил меня? – рассмеялась Даша. – Нет… куда ему. Я столько раз обводила его вокруг пальца, что давно пора понять – что бы не задумал Михаил, я всегда на шаг впереди.

– Михаил, взываю… – жалобно закричал Пура.

– Михаил, взываю! – неожиданно передразнил ангела Никита.

Даша посмотрела на него как на идиота и сделала рукой жест, требующий абсолютного молчания.

– Почему я не почувствовал тебя? – спросил Пура, разглядывая Дашу словно диковину.

– Потому что я не захотела. – ответила она. – Из всех вас меня чувствует только Люцифер. От него не спрячешься. От Михаила спрятаться можно, но это требует колоссальных усилий.

– Габриэль, ты не станешь этого делать… – взмолился Пура.

– Ты прав, не стану. – ответила Даша. – Я требую от тебя смелости, Пура. Требую честного поединка!

Пура ехидно улыбнулся и заметно осмелел.

– Зря ты встала на сторону Люцифера, Габриэль! – сказал он. – Ты знаешь, что мы победим. Нас легион!

Даша не ответила и начала изменяться. Вместо красивой, точеной девочки пред нами возникла затянутая в кровавого цвета доспехи воительница с серебряным мечом в руке. Крылья, наполовину красные – наполовину белые, расправились за спиной.

Пура рассмеялся и тоже изменился. Мощный, огромный и сильный. В болотного цвета доспехах и с двумя ржавыми мечами. Крылья, матово черные, с оплавленными концами, и в полтора раза больше обычного, вальяжно расправились за спиной.

Я осторожно отступил на несколько шагов. Никита заметил это, и отступил следом.

– Если истинный облик отражает сущность ангела, – сказал он.

– Да, – согласился я. – Судя по виду – Габриэль далеко не святая.

– Быть может вооружимся чем-то серьезным и поможем Габриэль? – спросил Никита.

– Не надо! – громко сказала Габриэль. – Я сама справлюсь.

– Наивная девочка. – рассмеялся Пура. – Я лучший воин поединка! Ты умрешь, а затем сдохнут жалкие людишки.

Пура кинулся в атаку без предупреждения…

Ангелы сблизились. Пура нанес несколько молниеносных ударов мечами, которые со свистом рассекли воздух. Габриэль взмахнула сильными крыльями и поднялась в воздух, одновременно с этим играючи парировав мечом направленные в ее сторону удары. Разорвав расстояние, она взлетела на добрых пять метров и махая крыльями, зависла в воздухе. С кончика её меча сорвалась серебристая молния и ударила ангела в грудь. Пура успел скрестить мечи и остановить молнию, но удар достиг цели и не прошел даром. Его отбросило на землю. Мечи обуглились, стали черными, словно покрытые сажей.

С трудом поднявшись, Пура гордо распрямился и поднял мечи.

– Ты стала сильной, Габриэль! – воскликнул он.

Габриэль бросилась в атаку, проигнорировав обращение. Мечи схлестнулись. Наличие одного не сделало Габриэль слабее. Она легко парировала молниеносную атаку Пуры и перешла в нападение. На асфальт посыпались желтые и белые искры, высекаемые мечами. Скорость фехтования увеличилась настолько, что я с трудом улавливал суть боя. Смертоносные мечи то и дело приближались к конечностям, но оба ангела успевали отбить атаки в последний момент тем самым избежав увечий.

Первым не выдержал Пура. Он начал осторожно отступать, медленно двигая крыльями. Достаточно сильного взмаха и ангел воспарит.

Габриэль усилила натиск и постепенно оттеснила врага к перевернутой машине. Пура сделал шаг влево и попытался проткнуть Габриэль мечом словно копьем, одновременно ударив другим мечом наотмашь в голову.

Габриэль пригнулась в последний момент, чудом не лишившись головы, пропустила колющий удар в лево от тела и непринужденным движение крутнула меч в руке, описав им в воздухе окружность. Пура вскрикнул. Его левая рука упала на асфальт вместе с мечом. Габриэль взмахнула крыльями и отлетела назад, не пожевав продолжать бой. Пура воспарил на несколько метров в воздух, с ужасом глядя на отрубленную конечность.

– Ты пожалеешь об этом, Габриэль! – жалобно крикнул он.

– Не хнычь, «святой»! Тебе это не идет. – ответила Габриэль. – Сражаться можно с одной рукой. Продолжаем!

Ангелы сцепились в воздушном бою. Пура атаковал более сосредоточенно, умело работая одной рукой. Габриэль легко отбила все атаки и начала издеваться над противником. В воздушном бою она во много раз превосходит противника по скорости, манёвренности и гибкости. Судя по тем финтам, что исполняет – Габриэль рождена чтобы летать и биться в воздухе.

– Пробуешь убежать?! – рассмеялась она. – Нет, Пура, я не дам тебе этой возможности…

Пура озверел в прямом смысле. Размахивая мечом словно палицей, кинулся на Габриэль. Приблизившись, он попытался отвлечь ее замахом крыла, но не рассчитал и крутанулся в воздухе. Габриэль не дала ему поблажки, использовав ошибку в своих интересах. Молниеносный взмах меча и правое крыло ангела Пуры срезало у основания. Он начал падать. Падать с десятиметровой высоты, на которую ангелы поднялись в суматохе боя.

Упал Пура на спину. Меч выскользнул из руки и мгновенно растаял на асфальте грязной кляксой. Отрубленное крыло земли не коснулось, став пеплом во время короткого падения. Габриэль лениво опустилась на землю и сложив за спиной крылья, подошла к поверженному противнику.

– Пощади, Габриэль… – жалобно сказал Пура.

Габриэль качнула головой и быстрым взмахом отсекла ангелу голову. Откатившись, голова начала съеживаться. Следом за ней съежилось тело.

– Отказался в упокоении… – пробормотал Никита. Его способность комментировать происходящее в шутливой форме уже не удивляет.

– Шоу окончено, мальчики! – сказала Габриэль-Даша, принимая прежний облик. Вместо воинственного ангела с мечом перед нами снова стоит хрупкая девочка в коротком платьишке и босоножках.

– Интересно… – сказал Никита, пристально разглядывая Дашу оценивающим взглядом. – Обычный человек может с ангелом?

– Может. – ответила она. – Только для тебя это будет последним разом.

– Пожалуй… воздержусь! – отмахнулся Никита и спокойно направился к машине.

– Что встал? – сказала мне Даша. – Поехали, торчать здесь нет смысла.

Я пожал плечами:

– Поехали…

* * *

– Помнится ты умерла. – сказал я, вновь управляя дорогим внедорожником. – Захлебнулась кровью. Или тогда в этом теле была не ты?

– Я. – ответила Даша, медленно выпуская дым мне в лицо. Два курящих человека в машине – уже слишком, но я решил не акцентировать на этом внимания. Никита тихо сидит сзади и не подает признаков присутствия. Впрочем, это до поры, до времени.

– Гавриил… – заговорила Даша. – Ублюдок… хотел угробить меня. Пришлось сыграть в поддавки.

– То есть, – удивился я, – архангел Гавриил может убивать на расстоянии?

– Нет. Я и Гавриил – связаны. Давние события, о которых не стоит вспоминать. Гавриил – очень сильный архангел. Он не разделяет убеждений брата Михаила, но и не идет против него. Гавриил – опасный, хитрый и коварный. Именно он послал Пуру убить вас.

– Ты можешь убить Гавриила? – спросил я.

– Нет. – Даша смутилась. – Только Люциферу под силу убить его.

– Значит во все этой движухе Люцифер – самый сильный архангел? – спросил Никита.

Даша повернулась:

– Люцифер не архангел. Его лишили этого звания очень давно, хотя на нем данное лишение не отразилось абсолютно. Люцифер единственен и неповторим. Он способен убить даже Михаила. Вот только никогда не сделает этого. Люцифер не убивает архангелов.

– Почему? – удивился Никита.

– Мы, ангелы, почти как люди. Очень похожи, несмотря на могущество и бессмертие. Архангелы – родные братья Люцифера. Каким бы плохим не был брат – ты не станешь убивать его.

– Брат на брата. – сказал я. – У людей это распространенное явление. Убивают всех: братьев, сестер, детей, родителей. Всякое бывает.

– У ангелов такого нет. – ответила Даша. – Для Люцифера происходящее в мире – очередная игра, из которой он должен выйти победителем. Отсутствие братьев архангелов не сделает его таковым. Люцифер никогда ни при каких условиях не пойдет на убийство.

×