Пантера-киборг (СИ), стр. 1

Глава 1. Падение

Ната пришла в себя. С закрытыми глазами она вслушалась в тишину. Её нарушали природные шорохи множества крошечных ножек и далёкий стрёкот встревоженных насекомых. На ладонь кто-то взобрался, но быстро испуганно шмыгнул по большому пальцу и шмякнулся о песок. Ната разомкнула веки и сначала увидела свой локоть, затем за ним проступили тени пещеры, слабо освещённые ночным светом двух спутников Топала 1. Под собой Ната ощутила плоский камень, на который налетела при падении. Иначе никак не объяснить, почему она лежит плашмя и не помнит о случившемся…

Ната сдвинулась и приподнялась на локтях. Её окружали своды почти овальной пещеры, напоминавшей колодец с единственным выходом — широким отверстием наверху. Оттуда Ната и свалилась на центральный огромный валун. Падение обошлось ей слишком дорого. Сенсоры надрывно взвыли и закричали о повреждениях ног. Электронные схемы коротили в самом низу её титанового туловища. Каждый подгруженный драйвер говорил, что что-то не так.

Ната резко обернулась и увидела, что её ног попросту нет. Вместо них из таза торчали титановые обломки и трубки приводов. За то время пока она лежала с вырубленными системами, не так давно заменённая жидкость стекла на глинистую почву и успела впитаться. Будь Ната из плоти и крови, разбилась бы насмерть. Но киборга спецотдела Министерства Обороны тяжело убить.

От ужаса Ната пыталась вспомнить, что с ней произошло. В памяти глубоко сидели записи последних часов. Повреждённые файлы подгружались импульсами.

Похоже, Ната провалила задание.

Днём она везла в космопорт подопечную. Восьмилетнюю Бети, светловолосую худенькую девочку, которую охраняла по заданию Министерства последние два месяца. Автомобиль вёл специальный робот, поэтому за рулём было пусто. Ната сидела в роскошном салоне рядом с Бети и следила, как та рисует. Девочка неумело выводила карандашом кривой контур и указывала пальцем на проносящийся мимо пейзаж белой пустыни с разбросанными скалами. У одного камня, размытые миражом, стояли две фигуры. Показалась вспышка.

Ракета!

Ната срывает ремень с Бети силой. Изгибает руки и ноги для “хватки паука”. Заключает девочку в цепкие объятия, прижимает к себе и успевает до взрыва опутать маленькое тело ловким приёмом для защиты. Бети непонимающе таращит глаза. Гром! Треск и грохот металла. В салон врывается огонь. Кидает пороховую гарь в лицо, ломает, крушит, срывает обивку. Их подбрасывает резким толчком. Машина мгновение парит над асфальтом, он чёрным полотном смазано проносится перед глазами. Удар приземления, железо оглушительно ревёт, гнутся стойки, закладывает уши. Девочку колотит в разные стороны в её объятиях, но отработанный приём действует как надо. Все удары в кувыркающейся машине Ната принимает на себя. Бети жмурится и трепыхается, как птенчик в ладони. Песок, пыль. Осколки стекла и обломки пластмассы летят сквозь вонючий горелым дым. Визжит малышка. Бровь разбила. Ничего, пройдёт. Главное жива!

Крышу рвут, врезаясь, чьи-то клещи. Это четыре боевых андроида с кожей, как у людей, но армейские модели — с автоматами и резаками. Их руки тянутся к Бети и ломают “хватку паука”, выворачивают ноги. Ната пытается сопротивляться, но не успевает. В грудь прилетает удар чудовищной силы. Знал куда бить, свирепая тварь! Там, где вестибулярные сенсоры, всё сжимается, разжимается и приходит темнота.

В каменной тишине Ната очнулась, и казалось, до сих пор слышала далёкие зовы. Тонкий девичий голос доносил из памяти: “Ната! Ната!”

Бети — дочь одной очень влиятельной женщины — забрали андроиды. Похитили прямо из рук!

Ната застыла. Она долго пыталась свыкнуться с мыслью: как простить себя. Что сейчас с Бети? Где она?

Как ей быть без ног в этой дрянной ситуации, вдалеке от города в забытой пещере?

Как смотреть кому-то в глаза, если выберется. Если выберется, конечно же. В Министерстве её прибьют. Альбу не объяснить, что её тело — устаревающей шестой модели. Ведь просила о кредите ради обновления.

Как чувствовала.

**

Свалился комок земли и чавкающими звуками вырвал её из угрызений. Ната посмотрела в его сторону и с удивлением обнаружила свои ноги. Они, две родимые, прильнули к стене и топорщились проводами и обломками. До них было метров шесть и тут же рядом валялся порванный рабочий комбез. Дно вокруг усеивали невысокие макушки булыжников. Ната упала как раз меж них и чудом не зацепила головой один из тупых камней. Тогда бы точно Ната не проснулась. Проснулась — слово, конечно же, не для киборгов. Но ведь она была человеком. Давно изуродованной в аварии, до смерти перепуганной девушкой. Жить хотелось, вот и согласилась на пересадку личности.

Ната, недолго думая, подползла к ногам. На одной из стоп завис бело-сиреневый носок из её любимой пары. Он не слетел при борьбе и падении, словно вздумал остаться с хозяйкой, чтобы напомнить ей о нижней полке в шкафчике и родной квартире, куда нужно вернуться. И майка осталась, скомканная на локте. Изодранной тряпкой насколько смогла Ната прикрыла свою грудь, поправила носок и долго смотрела, не решаясь свыкнуться с мыслью, что придётся тут всё бросить.

Если бы Ната могла тяжело вздохнуть, то вздохнула бы. Если бы могла заплакать, то обязательно заплакала. Но она не могла этого сделать. Киборг не может набрать в лёгкие воздух. Их попросту нет. Она грустно смотрела на носок на дне её темницы, жалея, что не имеет слёзных желёз.

“Не раскисай, Ната!”

Она внимательно присмотрелась к стенам каменного колодца и заметила путь наверх, пригодный для карабканья. Слишком крутой, но сгодится, только если держаться двумя руками, а не одной. Руки нужны обе!

Ната сгребла в охапку ноги, сорвав носок, перемотала им торчащие провода и шланги и, вцепившись в узел челюстями, поползла.

Ноги болтались за спиной, как две увесистые гири, мешая балансировать на выступах. Ната карабкалась аккуратно, старательно следуя пути. Спустя время долгожданное ночное небо в неровном отверстии приблизилось. И ещё через минуту звёзды перед её взором, наконец, раскинулись до самого горизонта. Ната выползла наружу.

Наслаждаясь свободой, она замерла и осмотрелась. Снаружи пещеры, под светом крупного бежевого Тирера и мелкой лиловой Софии, зависших в эту ночь рядом на звёздном небе, расходилось во все стороны пустынное плато. Местами торчали терракотового цвета высокие скалы. Вымершая бледная долина застыла, как на картине, и только движение сухих кустарников на лёгком ветру выдавало жизнь в этом безлюдном месте. Настолько безлюдном, что даже трассы с опрокинутым остовом машины нигде не видать.

Далеко и долго везли её, если сейчас ночь. Значит, без сознания Ната пробыла много часов. Никогда такого с ней не происходило. Никогда её сигнальный маячок не отказывал, как сейчас. Питание на него не поступало. Из-за поломки Ната не могла позвать на помощь. Молчали и сетевые устройства. Спутниковое слежение отказало, равно как и сеть. Ната искала спасения глазами и понимала: никто не знал, что она здесь. Починить что-либо возможности не представлялось. Ната отбросила не без сожалений носок, перехватила ноги правой рукой, а левой — загребла шершавый грунт. Решила ползти прочь от надвигающегося зарева восходящего Денеба 2 — на запад. Там, где, как она знала, в мраке ночного горизонта лежал её город, столица Топала — Тетра.

**

Днём от её вида испуганно разбегались в стороны песчаные ящерки. Под палящим солнцем они оседлали вершины камней и колотили гортанными дыхательными мешками в унисон, дёргая беззубыми ртами, будто хором сговорившись, насмехались. Ната, сердито поглядывая на их шайку, своим непрестанным движением разгоняла в стороны маленьких трусливых желтокожих обитателей пустыни, ломала кусты, оставляя за собой вдавленный след, и продолжала путь к высокому каменистому бурому холму на пределе видимости.

×