Рай тебя не спасёт (СИ), стр. 58

— Что ты решила?

Демон сидел на краешке дивана, тихий, сгорбленный, и вся его поза выражала смирение. Он смотрел с привычным чувством вины. В каждом слове, жесте, взгляде читалось болезненное раскаяние, причин которого Ева не понимала. Три года, что они были вместе, инфернальный любовник ходил вокруг неё на цыпочках и едва ли не спрашивал разрешения, чтобы поцеловать. Иногда это чрезмерно трепетное отношение раздражало. Кто бы мог подумать, что исчадия ада столь безобидные. Даже смешно вспоминать свой испуг, когда спустя восемь месяцев после знакомства Велар открыл ей правду о своей природе.

Избранница демона… Не верилось до сих пор.

Чтобы познакомиться, Велар устроился в университет преподавать её потоку религиоведение и в течение семестра с серьёзным видом вещал полнейшую чушь. На лекциях его и не слушали, завороженные идеальной внешностью. Студенты считали нового преподавателя иностранцем, хотя говорил Велар без акцента и назывался русским именем Виктор, но ореол таинственности тянулся за ним невидимым шлейфом. Еву демон покорил сочетанием ума, обаяния и старомодной обходительности. Когда она интересовалась, почему Велар так осторожен с ней, даже робок, он отвечал неизменное: «Я помню», — и шестое чувство подсказывало не задавать лишних вопросов.

С Веларом было легко. Спокойно. И сейчас демон не торопил с ответом. Не давил. Терпеливо ждал, положив на колени альбом с её карандашными набросками, большая часть из которых были его портретами.

Она любила его. Теперь, спустя три года нерегулярных встреч, могла это сказать точно. Но расстаться с привычным миром, отправиться в ад, пусть даже с возможностью навещать родных… Контракт положит начало новой вечной жизни и свяжет их прочнее стальных цепей. Готова ли она к переменам? К тому, что пути назад не будет?

Ева покрутила в руках кольцо — полоску золота с редким синим бриллиантом — и опустила на тумбочку между ней и любовником.

Демон со вздохом накрыл ладонь Евы своей.

— Оставь. Я буду ждать столько, сколько потребуется.

— А если я не соглашусь никогда? — вопрос, который не давал ей покоя.

Велар закрыл глаза, и на бледном лице отразилась мука:

— Я приму любое твоё решение. Но, прошу, позволь мне надеяться.

×