Они приходят ночью (ЛП), стр. 1

Они приходят ночью

1

Когда зазвонил телефон, я спал как труп в морозилке, холодный, мёртвый и умиротворённый. Когда он наконец разбудил меня, я резко выпрямился, моё сердце бешено колотилось, а голова была затуманена. Как долго он звонил, я не знал. Кажется, мне снились телефоны. Должно быть он звонил уже давно.

Я вытянул руку и нащупал его.

- Стил слушает, - сказал я в трубку, мой голос был полон песка. – Что вам нужно?

- Винс? Где тебя черти носили? Я звонил тебе весь чертов день.

Я узнал голос. Хорошо знал. Это был любимый всеми детектив из отдела убийств, Томми Альберт. Мы с Томми были давно знакомы. Много лет назад, еще до того, как я получил лицензию частного копа, я служил с ним в полиции. Он не звонил мне, если это не было важно.

- Наверное, я спал. Приходится иногда.

Я взглянул на часы. Боже. Я дрых почти четырнадцать часов. Ничего удивительного, если учесть, что последние три недели я гонялся за неверным мужем и его двадцатилетней любовницей по всему штату. И все эти три недели я спал не больше трех-четырех часов в сутки. Все это дело было сплошным цирком, в котором я был главным клоуном. Не проще пареной репы, но я вернул дуэт, и поездка хорошо окупилась. Хорошо это или плохо, но именно так парни вроде меня зарабатывают на жизнь.

Я прочистил горло. “Что, черт возьми, такого важного? Ты же знаешь, что мне нужно немного отдохнуть.”

- Я уже собирался послать к тебе пару полицейских, чтобы они вышибли дверь и притащили тебя сюда.

- Не думаю, что мне бы это понравилось

Томми продолжал рассказывать, что звонил мне почти каждые полчаса в течение всего дня.

- Это случилось сегодня утром, - продолжал он. “Наш мальчик ... ты, конечно, помнишь того парня, который решил, что его запястья будут выглядеть лучше, если их вскрыть бритвой? Да, но знаешь что? Угадай, что случилось сегодня утром?”

- Ты вспомнил, что был помолвлен с ним?

- Ха. Нет, и пусть это останется между нами, хорошо? Нет, боюсь, что наш мальчик исчез из морга.

Теперь я окончательно проснулся.

- Что значит исчез?

- То и значит.

Это сбило меня с толку. Как молоток по черепу.

- Ты хочешь сказать, что эти упыри потеряли его?

- Да. Либо он потерялся, либо его кто-то забрал. Если только ты не думаешь, что он мог уйти сам, - сказал Томми. - Но ты должен помнить, как он запал на тебя, Винс. Наверное, тащит свою мертвую задницу в цветочный магазин, чтобы купить что-то особенное для тебя.

Человека, о котором мы говорили, звали Квигг. И он запал на меня также, как я на бритву у себя в трусах. Он ненавидел меня, а я ненавидела его, и разве мир не был прекрасным местом для жизни?

Но позвольте мне рассказать вам об этом парне.

Дело об убийстве. Говоря прямо, что-то для рядовых полицейских, определенно не по моей части. Меня втянули в это дело, когда сестра одной из жертв наняла меня, чтобы я сделал то, чего не делала полиция: выследил убийцу. И, как бы то ни было, убийца, похоже, не просто убивал жертву. Может быть, его лучше называть маньяк. Видите ли, наш мальчик был каннибалом. Он перерезал им глотки и вспарывал животы, как брюхо свинье, и пока жертва умирала или была в отключке он закусывал ей. Я видел несколько трупов. Томми Альберт показал мне фотографии с мест преступлений остальных. Этого было достаточно, чтобы отвадить меня от красного мяса на всю жизнь. Все жертвы были одинаковы - молодые женщины, глотки перерезаны, мясо из их животов и бедер вырезано, горла, лица и запястья изжеваны. Тела, как правило, были обескровлены. Мы так и не поняли, почему он вырезал сердца. Никаких других органов, только сердца. Может быть, он их ел. Таково было основное предположение. Но даже тогда я в это не верил.

Я занимался этим делом уже месяц, когда нашли восьмое тело. К тому времени я сузил круг подозреваемых — один был бывшим психически больным, другой просто большим злобным ублюдком-садистом, а третий, мягкий манерный парень, профессор антропологии - Квигг. Я поймал его на месте преступления. Я пришел слишком поздно, чтобы спасти девочке жизнь, но, по крайней мере, я не дал ему разрезать ее на куски, как рождественскую ветчину в бабушкином доме.

Признаю, я неплохо поработал над ним, прежде чем позвать Томми и его ребят. Когда черно-белые машины наконец появились, Квигг сильно нуждался в стоматологе. Но тот факт, что этот извращенный, больной кусок дерьма ещё дышал, когда копы надевали на него браслеты, был свидетельством моей сдержанности. Учитывая то, что он сделал, я должен был заставить его вылизывать дуло моего пистолета как 10-центовый леденец, прежде чем вышибить его мозги.

Так или иначе, ребята Томми забрали его. Его адвокат - какой-то крутой говнюк с моральными принципами растлителя малолетних - пытался доказать невменяемость, но Квигга осудили и отправили в тюрьму. В свою первую ночь там он вскрыл свои запястья, и ангелы вздохнули от облегчения.

Это всё, что мне известно. А так ли оно было?

- Кому, черт побери, нужен труп? – сказал я.

- Кто знает, - сказал Томми. “Просто ввожу тебя в курс дела. Все это случилось двенадцать часов назад, приятель. Но, случилось ещё и кое-что похуже...”

Он забросил наживку, и я клюнул.

И все оказалось еще хуже, чем я думал.

2

Час спустя, выпив чашку горячего кофе и приняв еще более горячий душ, я натянул свои лохмотья и отправился в город, в резиденцию окружного прокурора Бобби Таннера. Он был хорошим парнем для прокурора. Много раз нанимал меня для проверки прошлого людей, над делами которых работал. Мы были близки. У семьи Бобби были деньги, как у гуся перьев: он мог бы набивать ими матрасы. Бобби учился в каком-то колледже Лиги Плюща, но решил пойти на государственную службу, к большому огорчению своих родителей, которые видели его в какой-нибудь престижной фирме на Пятой авеню.

Бобби был честным, порядочным, с такими высокими принципами, что через них можно было бы перелезть только по лестнице. Проблема была в том, что Бобби не стало.

Он был мертв.

Его гостиная кишела полицейскими и людьми коронера. Они были толстыми, как угри, плывущие вверх по течению. Мы с Томми стояли в углу у книжной полки, курили и почти не разговаривали. Бобби был не просто очередным трупом, он был нашим другом.

Состояние тела грызло нас... почти так же, как кто-то другой грыз Бобби. Видите ли, его частично сожрали. Большая часть плоти была содрана с его лица и шеи. Его живот был выпотрошен. Череп была вскрыт, как банка супа, и высосан дочиста. Его левая рука отсутствовала ниже локтя. На этот раз убийца не использовал никаких инструментов, сообщил нам коронер, он использовал только зубы и ногти.

- Я знаю, что ты хочешь сказать, - сказал мне Томми, - но между Квиггом и этим не может быть никакой связи.

- А почему бы и нет?

- Потому что он мертв.

- Но он тоже пропал, - заметил я.

Я начал думать о Квигге. Это было то, что я очень хотел выбросить из головы навсегда. Но теперь все это вернулось, как ужасная сыпь. Старые вопросы, на которые я не мог ответить, но которые, как я знал, были важны.

- Я все еще думаю о Квигге, - сказал я. “Что мы на самом деле знали о нём?”

Томми молча смотрел на меня. Он был крупным парнем, весил за триста с лишним, был сложен так, что мог бы таскать мешки, чтобы заработать себе на жизнь. Он не был хорош собой. Облысел, лицом напоминал карту Долины Смерти, в уголке рта торчал окурок сигары. Может быть, и не пошёл бы на агитплакат, но выглядел он чертовски эффектно. Единственная причина, по которой он не рассматривал Квигга, заключалась в том, что Квигг, хотя и находился под подозрением, был мёртв.

- Он был больным сукиным сыном, - сказал Томми. - Он съел этих чертовых людей и теперь мертв. И не начинай снова со всей этой "культовой" ерунды. Я не в настроении.

×