День добрый, я Бобл (СИ), стр. 2

— Нет-нет, господин Бобл, — взволнованно запричитал старик, отрицательно качая головой, смотря на меня чуть ли не со слезами на глазах, отчего мне стало не по себе. — Вы не должны такого говорить нам. Мы не достойны вашей похвалы…

— Вы помогли мне вернуться в этот мир, что я считаю достойным деянием, а теперь настало время помочь вам, — спокойно произнёс я, попутно осматривая себя и отмечая на себе полное отсутствие одежды, что меня даже не смутило, к удивлению. — Это тело ещё слабо, — продолжил я, стараясь придать голосу сожаление, что в данный момент получалось средне, но люди вокруг вроде бы верят. — Мне предстоит вернуть себе былые силы, а после чего я дарую силы соответствующие лично вам и вашей вере, — с лёгкой улыбкой, произнёс я, так и не понимая, как я могу оставаться вполне спокойным глядя на всё это.

— Г… г… го… сс… подин, — немного трясясь, начал старик. — Эт… это такая честь, — он оглянулся на толпу позади. — Для всех нас это великая честь! — под конец он начал говорить чуть уверенней.

— Не стоит, — я решил сделать пару шагов в их сторону, но едва не споткнулся, путаясь в собственных ногах с непривычки. — Чёрт… — тихо произнёс я, с трудом оперевшись оставшийся кусок бетонной стены.

— Господин! — ко мне довольно шустро подбежал тот самый старик и ещё двое человек в таких же лохмотьях. — Что с вами? Вам плохо? Мы можем чем-нибудь помочь? Вы разрешаете нам коснуться вас? — нервно зачастил он, а двое мужиков позади так же нервно переминались с ноги на ногу, не решаясь подойти ко мне, а я же спокойно наблюдал за всем этим.

Кстати, за время нашего небольшого диалога, состояние моей "божественной" тушки немного улучшилось. Непонятные мышечные спазмы теперь полностью исчезли и более меня не беспокоили, даже слабых подёргиваний не было. Озноб тоже практически исчез, но я всё ещё ощущал небольшую температуру, из-за которой сейчас обильно обливаюсь потом, а ведь все остальные люди экипированы в довольно теплые вещи — старые куртки, сшитые вместе со шкурами каких-то животных.

Пока я обдумывал, что именно сейчас для меня необходимо в первую очередь, то заметил у сектантов, позади старика, смутно знакомые противогазы с широким стеклом и круглыми фильтрами, которые говорили о том, что я точно не попаданец в какой-нибудь фэнтези мир, где можно собрать гарем из эльфийских принцесс. Скажем так, я начал немного нервничать из-за места, в которое, скорее всего, каким-то образом сумел попасть. Боже, надеюсь, что это не то место, о котором я подумал…

— Это тело всё ещё слабо, — с напускной грустью ответил я, показательно разминая кисть левой руки. — Мне нужно помыть себя и немного отдохнуть. Здесь есть подобное место, где я смогу сделать всё это? — спросил я, отстраняясь от стены и вставая ровно, прямо напротив старика.

— Да, конечно, — несколько раз кивнул старик. — Следуйте за мной, господин Бобл, — поклонился он в очередной раз, а за ним и двое мужчин.

— Конечно, веди, — согласился я, начиная идти медленным, но вполне уверенным шагом за стариком и двумя мужиками в противогазах, покидая небольшую толпу позади. — Пока мы идём, не ответишь мне на пару вопросов? — строя из себя добряка, спросил я с улыбкой.

— Конечно-конечно, — кивнул старый сектант. — Что вы хотели узнать, господин?

— Как тебя зовут? — прямо спросил я, стараясь не обращать внимание на окружавшую меня обстановку. Хоть и было очень темно, но разруху и запустение я видел отчётливо.

— Аа… — после моего вопроса он немного затрясся и остановился на месте, отчего я едва не врезался в него. — Вы не знаете, как зовут вашего главного жреца, г… господин? — под конец своей речи, он кажется, чуть не заплакал.

Так. Это косяк, причём очень жесткий. Ох… Как там персонажи обычно выкручивались в книгах, попадая в подобные ситуации?.. Я, что зря столько различной литературы прочитал? Нужно ответить что-нибудь странное…

— Мне необходимо твоё земное имя, — с такой же добротой в голосе, ответил я, словно не замечая изменившееся поведение своего… жреца. — Я не знаю ваших имён здесь, только духовные имена в своём чертоге.

— А-а… А какое духовное имя у меня? — разворачиваясь лицом ко мне, спросил он с какой-то детской наивностью, но уже немного успокоившись.

— Ты все равно не сможешь этого услышать, — разочаровал я его, разведя руками в стороны, отчего чуть завалился в сторону, но сумел сохранить стоячее состояние. — Но если ты хочешь этого, то я знаю тебя по имени, как "Яхзкенскер", — сымпровизировал я на ходу, назвав какую-то околесицу из букв. — Можешь даже не запоминать услышанные тобой слова. Твоё сознание все равно не сможет понять всего смысла. Пока что.

— Спасибо вам, — в очередной раз низко поклонился старый. — Я хоть и отрёкся от этого имени, но меня зовут Петров Сергей Дмитриевич, но вы можете называть меня просто — Сироп.

— Пхфм. Эм, хорошо, — кивнул я, стараясь сохранить серьёзное лицо. — Я буду звать тебя Сергеем, если ты не против.

— На всё ваша воля, господин.

Я едва сдержался, чтобы не заржать в конце, хоть и окружение не располагало к этому. Уж слишком финал с сиропом был неожиданным для меня, но мы после небольшой заминки продолжили путь по разрушенным коридорам какого-то здания. Атмосфера была жуткая и угнетающая, но мои, уверенно идущие вперёд, сопровождающие немного успокаивали меня своим присутствием. Я сейчас даже дворовому коту Барсику проиграю, если тот захочет меня съесть. Вот настолько я сейчас слаб. Благо тут я являюсь чем-то вроде божества, окруженного своими фанатиками. Чем не охрана? А автоматы, висевшие на спинах двух мужиков, чем-то напоминавшие калашников, говорили о том, что охрана моя сможет дать достойный отпор любому противнику, конечно, если тот не будет находится в танке.

Электроосвещением или же иными источниками света, кроме трещин в стенах, тут даже и не пахло. Огромные широкие трещины, больше походившие на полноценные дыры, — являлись здесь лучшим освещением. Правда были они не везде, не смотря на плачевное состояние этого здания, да и не всегда этих самых трещин хватало, чтобы осветить помещения или коридоры хотя бы на приемлемый уровень. Здесь на помощь уже приходили керосиновые лампы, свет которых был довольно тусклым, но лишь он позволял здешним людям ориентироваться в кромешной темноте бесконечным коридоров, которые только своим внешним видом говорили о том в какую-же я задницу попал.

Пока мы шли, я всё ещё наслаждался давно позабытыми ощущениями от своих новоприобретённых ног. Мелкие камешки, веточки и другой мусор обычному человеку приносил бы лишь неудобство и, возможно, боль, но мне всё это приносило лишь своего рода удовольствие. Моя походка со стороны всё ещё была немного деревянной и неуклюжей, но это лишь из-за того, что я вообще отвык от ходьбы, обычно полагаясь на свою уже изрядно расшатанную коляску. Скорее всего, это пройдёт через некоторое время. Да, просто нужно больше практики.

Примерно через минуты две, мы пришли в небольшое помещение с бледно-голубой деревянной дверью, на которой была прибита табличка с выцветшей надписью: «Комната отдыха». Оказавшись внутри, я понял, что так-то комнатка небольшая, где-то пять на пять метров, но тут имелось всё необходимое, что мне было сейчас так нужно.

Старый разложенный красный диван, который, наверняка, был собран ещё во времена Союза, с небольшой перьевой подушкой и одеялом. Небольшой стол располагался в одном из углов комнаты, на котором находилась небольшая керосиновая лампа и несколько керамических тарелок с железным слегка поржавевшем термосом. В другом же углу находилась обычная стальная бочка серо-коричневого цвета, в которой, судя по всему, находилась вода, и небольшая тёмная дыра в полу неподалёку от бочки.

— Мы не ожидали вашего прихода к нам… — тихо произнёс Сергей, словно оправдываясь, но тут же поправился. — Сегодня. Сегодня не ожидали, поэтому сейчас я могу предложить вам только свою комнату, господин, — в очередной раз поклонился он, не входя в комнату, стоя у входа вместе с другими сопровождающими.

×