Бессмертные и разделенные (ЛП), стр. 1

БЕССМЕРТНЫЕ И РАЗДЕЛЕННЫЕ

Автор: Бетани-Крис

Жанр: Современный любовный роман

Рейтинг: 18+

Серия: Война в Чикаго #1 (про разных героев)

Номер в серии: 1

Главы: Пролог+18 глав

Переводчик: Валерия К.

Редакторы: Дарья Х. и Алёна Ф.

Вычитка и оформление: Екатерина Л.

Обложка: Таня П.

ВНИМАНИЕ! Копирование без разрешения, а также указания группы и переводчиков запрещено!

Специально для группы: K.N ★ Переводы книг

( https://vk.com/kn_books)

ВНИМАНИЕ!

Копирование и размещение перевода без разрешения администрации группы, ссылки на группу и переводчиков запрещено!

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения. Спасибо.

Глоссарий

Дон/Босс (итал. don, итал. capomafioso) — глава семьи. Получает сведения о любом «деле», совершаемом каждым членом семьи. Дон избирается голосованием капо. В случае равенства количества голосов проголосовать также должен подручный Дона. До 1950-х годов в голосовании участвовали вообще все члены семьи, но впоследствии от этой практики отказались, поскольку она привлекала внимание правоохранительных органов.

Младший босс, или подручный (англ. underboss) — «заместитель» дона, второй человек в семье, который назначается самим доном. Подручный несет ответственность за действия всех капо. В случае ареста или смерти дона подручный обычно становится действующим доном.

Консильери (итал. consigliere) — советник семьи, человек, которому дон может доверять и к советам которого прислушивается. Он служит посредником при разрешении спорных вопросов, выступает посредником между доном и подкупленными политическими, профсоюзными или судебными деятелями либо выполняет роль представителя семьи на встречах с другими семьями. У консильери, как правило, нет собственной «команды», но они имеют значительное влияние в семье. При этом у консильери обычно есть и законный бизнес, например, адвокатская практика или работа биржевым маклером.

Капореджиме/Капо (итал. caporegime) — глава «команды», или «боевой группы» (состоящей из «солдат»), который несет ответственность за один или несколько видов криминальной деятельности в определенном районе города и ежемесячно отдает боссу часть доходов, получаемых с этой деятельности («засылает долю»). В семье обычно 6-9 таких команд, и в каждой из них — до 10 солдат. Капо подчиняется подручному либо самому дону. Представление в капо делает подручный, но непосредственно капо назначает лично дон.

Солдат (англ. soldier, итал. regime) — самый младший член семьи, которого «ввели» в семью, во-первых, поскольку он доказал для нее свою полезность, а во-вторых, по рекомендации одного или нескольких капо. После избрания солдат обычно попадает в ту команду, капо которой рекомендовал его.

Обращенный в Элиту/Мафиози (англ. made/made man) – достигнутый статус в мафиозной иерархии, требующий уважения и почитания от рядовых членов мафии. Всех членов мафии называют «made man», что переводится, как обращенный в элиту/занимающий прочное положение или мафиози. Это означает, что они неприкасаемые в преступном мире. За исключением соучастников, все члены семьи являются мафиози «made man».

Соучастник (англ. associate) — еще не член семьи, но уже человек, наделенный определенным статусом. Он обычно выполняет функции посредника при сделках по продаже, например, наркотиков, выступает в роли подкупленного представителя профсоюза или бизнесмена и др. Не итальянцы обычно не принимаются в семью и практически всегда остаются в статусе соучастников. Когда появляется «вакансия», один или несколько капо могут рекомендовать произвести полезного соучастника в солдаты. В случае, если таких предложений несколько, а вакантное место одно, кандидатуру выбирает дон.

Комиссия (англ. The Commission) — коллегиальный орган авторитетного представительства Семей (мафиозных) на федеральном уровне, занимающийся рассмотрением споров, разделом территорий, утверждением списка хитов. Система выбора — территориально-мажоритарная.

Структура семей в Чикагском Синдикате. Книга 1

Бессмертные и разделенные (ЛП) - img_1

Пролог

Бессмертные и разделенные (ЛП) - _1.jpg

Лили ДеЛука чувствовала себя окаменевшей, сидя на тротуаре и глядя на двухэтажный желтый дом через дорогу. Неподвижная и замерзшая. Кто-то живет в доме, должно быть, новые люди, потому что раньше он был бледно-голубым. Теперь дорожка до парадного входа вымощена разноцветными камнями.

Время изменило все.

Все, кроме Лили.

Ну, она, конечно, знала, что стала другой. Старше. Она больше не ребенок, а женщина. Она знала, что здания не защищали и не охраняли мечты и любовь за своими четырьмя стенами, а вместо этого лишь создавали подобие этих понятий. Она больше не была наивной и глупой в отношении этого и людей, окружавших ее.

Никто не был бессмертен в их мире.

Нет спасения даже для невинных.

Выдохнув, Лили вновь подняла голову и посмотрела на дом. Она могла поклясться, что все еще слышит подбадривающие крики своих старших братьев, когда, наконец, научилась ездить на своем велосипеде без страховочных колес. В возрасте четырех лет из-за братьев она застряла на дереве на заднем дворе, когда они в первый раз учили ее забираться на него. Сразу после своего пятого дня рождения, прямо на подъездной дорожке к дому, она заехала своему старшему брату Дино по яйцам за то, что тот выпустил ее паука из банки.

В то время Дино и Тео ДеЛука всегда позволяли ей следовать за ними по пятам. Они никогда не вели себя так, будто она была какой-то надоедливой младшей сестренкой, которая портила им все веселье.

Лили окинула взглядом тихую улицу, задаваясь вопросом, узнал ли ее кто-нибудь. Мелроуз-Парк долгое время был пристанищем как для большой Американо-итальянской общины, так и для Чикагского Синдиката. Многие люди в этом районе, вероятно, знали, кто она, а если и нет, то, безусловно, им знакома ее фамилия.

Пожалуй, она вообще не должна была сюда приезжать.

— Мисс, — окликнул ее водитель такси, громко чавкая своей жвачкой. — Вы уже закончили или как?

— Счетчик все еще работает? — спросила в ответ Лили, даже не потрудившись взглянуть на водителя, припарковавшегося рядом с тем местом, где она сидела.

— Да.

— Моя кредитка все еще действительна?

— Да.

Лили пожала плечами.

— Тогда нет, я еще не закончила.

— Как скажешь, детка, — пробормотал таксист.

Мобильный телефон в кармане Лили звонил уже в пятый раз с тех пор, как она покинула дом Дино несколькими часами ранее. Он дал ей эту чертову штуку и забрал тот, что у нее был, сказав что-то насчет одноразовых телефонов.

Лили полагала, что это еще один из способов Дино присматривать за ней.

Она проигнорировала звонок.

Однако двухэтажный дом никак нельзя было игнорировать.

Ноющая боль в груди Лили продолжала все интенсивнее разрастаться и вот-вот могла вырваться наружу. Чем дольше она смотрела на дом и вспоминала о дне, когда ее, так называемая, Семья забрала то, что этот дом должен был означать, и убила мечты, которые в нем жили, тем больше она страдала.

×