Военачальник (ЛП), стр. 71

Гил.

Его лошадь остановилась передо мной, и вот он, его лицо горит, его кудри танцуют на ветру.

-Я так горжусь тобой, Гил, - прошептала я, говоря ему то, что я ему не сказала, пока он был жив.

Его глаза загорелись, и его улыбка стала шире, когда он позвал лошадь. Когда он пронесся мимо, Гил наклонился и холодными пальцами коснулся моей щеки. Я задрожала, моргая, когда все племя промчалось мимо.

Они направились обратно к хребту, через который они прошли, но они не исчезли. Вместо этого они подъехали, и поднялись, прямо в небо, к самим звездам. Они взлетали, словно с крыльями, в бархатную ночь, пока их тени не потерялись из поле зрения.

Они пропали.

Я плакала не таясь, как и другие вокруг меня. Слезы текли свободно, когда наши близкие ушли. Я немного шмыгнула носом, а потом живот сжался. Богиня, не сейчас. Я нащупала в своей сумке на сухие листья мяты перечной и засунула их в рот, чтобы пососать. Когда мы вернемся в палатки, я выпью чаю, но сейчас это будет так.

Кремень ударил по камню Жодена, и пламя вспыхнуло от факела.

- Они ушли, за пределы снегов, в звезды. Так есть. Так оно и будет всегда.

Возможно, для мертвых. Но не для живых. Я сжала руку Кира, и он торжествующе посмотрел на меня. Он изменил свою позу и поднял руки так, чтобы они были ладонью к ладони, а пальцы переплелись.. Я посмотрела ему в глаза и кивнула. Он и я принесем изменения, как на равнины, так и на Кси. С нашей любовью мы можем бы изменить мир.

Мой живот снова сжался, и я засунула свою свободную руку глубоко под свои меха и нажала на свой живот. Не сейчас, маленький . Позже, я буду так же болеть, как и ты, но не сейчас.

Пламя проходило сквозь толпу, когда зажигались факелы. Маркус держал один для пламя другого, и свет передавался вокруг нас.

-Мы танцуем, благодаря стихии- Слова Жодена призвали нас к порядку, и все начали объединяться. Кир объяснил движения, и я с его помощью практиковала шаги в доме. Мы все объединили руки и выбрали шаблон для линии.

Все, кроме Маркуса. Он шагнул в сторону, высоко подняв факел.

Кир взял меня за руку, и Перст, взял за другую. Рейф, Андер и Ювени последовали этому примеру. Симус держал руки двух прекрасных дам и флиртовал с ними. Атира и Хит присоединились, хотя Хит поборолся, чтобы удержать ее за руку. Они были источником большого веселья, учитывая преследование Хита и сопротивление Атиры.

Начался барабанный бой, и все мы предприняли первые шаги этого медленного, медленного танца.

Мы вернемся в Кси при первых знаках весны, пока я еще смогу путешествовать. Мы приедем туда , когда в садах замка появятся первые подснежники. Ибо мой сын родится в Замке Водопадов в летнее солнцестояние, и я прижала руки к своему животу, можно было бы поверить.

Те, кто путешествовал с нами, были знакомы Киру и доверяли ему. Они поддерживали нас в наших усилиях и приветствовали мои новые знания.

Дикий Ветер попросил нас с ним зимовать. Его позиция не изменилась, но он указал, что будет рад возможности поговорить. Я приветствовала эту возможность.

Кир полностью отверг его, и никакие аргументы не повлияли на него.

Барабанный бой оттащил меня назад, и я осторожно ступала. Мы все согрелись в этом узоре, держась за руки и распевая, шагая по снегу, изливая свои печали. Когда мы закончим, когда ритуалы будут завершены, мы вернемся в теплые шатры и зажженные жаровни, и Маркус подаст нам теплый кавадж и горький гурт, которую я теперь любила. Утром мы разберем лагерь и отправлялись на юг, на зимовку в более мягкие земли.

Пища, и тепло, и мой Кир в моих руках.

Жители равнин представляют новорожденного младенца стихиям и прислушиваются к звуку имени ребенка. Но, как я и сказала Ренесс, я однозначно повторила Киру, что этот ребенок останется в моих руках и будет назван и воспитан в моей традиции, и он согласился.

Мне очень понравилось «Кирсон». Кирсон из племени Кси.

Я едва мог дождаться реакции Анны, когда родится мой ребенок и его отметят клановые татуировки.

Танец продолжался, наши шаги были медленными и ровными. Голос Жодена поднялся ночью, песня прощания, для мертвых и для нас.

Я посмотрела и сжала руку Кира. Он возвратил взгляд, его голубые глаза сверкали от гордости, любви и надежды. И обещанием этой ночи.

Будущего.

Навсегда.

Перевод сделан Гуровой Анной в сугубо личных целях. Закончен 15.05.2020 г.

×