Ветер бури (СИ), стр. 2

Не знаю, что в тот момент мне помогло удержать челюсть на месте и не уронить её на пол. Я сделал вид, что всё нормально, насколько это можно. Лишь отметил, что её глаза блеснули, это именно она, но не подает вида, что знает меня.

Мужчина кивнул на меня, и девушка прошла вперед. Встала за спиной и положила руки на плечи.

А следом в голове родилась мысль.

Нужно ей подыграть.

Мысль логичная, но я знал, что она чужая. Наверное, девушку взяли в оборот. Она хотела сбежать, но не успела, её вычисли, поймали, а дальше договорились на сотрудничество. Теперь она помогает обрабатывать искателей, которых сейчас массово ловят и отвозят на специальную базу, где держат, как в тюрьме, пока не решат, что делать с ними. Что мы знакомы никто не знает, поэтому, если хочу жить долго и счастливо, надо взять себя в руки и подыграть.

Это были не мои мысли. Марта стояла за спиной, делала вид, что сканирует меня, а на самом деле проясняла, что тут происходит. Над ней строгий контроль. Куратор искатель с прокачанной волей и защитой от ментальных воздействий, который её постоянно контролирует. Ещё есть проверки на детекторе, но их онанаучилась обходить, так что сможет скрыть подробности.

Дальше возникла мысль, что нужно Марте открыться и показать, что со мной происходило. Скрывать смысла нет, она всё равно вытащит, а если не получится, ей никто не поверит. До этого таких прецедентов не было.

Я сидел пришибленный, немного хрипел, ощущая, как в голове у меня копошатся. Это тоже мысль возникла, что нужно вести себя именно так. Давать привычный образ, как реагирует те, кто сталкивается с глубоким сканированием. К которому редко, но прибегали. Обычно хватало того, что Марта стоит за дверью и читает людей оттуда.

Но в этот раз военных сильно интересовала личность целителя. Вот о нем Марта и просила рассказать, заверяя, что подаст мою историю в лучшем свете, но нужно ей довериться.

Я доверился. А какой был выбор? Перспективы девушка тоже показала. Не буду сотрудничать — начнут пытать. А потом пустят на опыты и это не фантастика, а вполне реальное будущее, если не получится договориться.

Через пятнадцать минут Марта закончила и вышла из комнаты. Мужчина отправился за ней следом.

Пришли конвоиры и отвели меня… В камеру. Вот так вот, в столь молодые годы, я оказался заключенным.

***

Никогда не думал, что жизнь полна настолько разными испытаниями. И точно уж никогда не думал, что окажусь за решеткой. Я теперь преступник? Или нет?

Впрочем, вопрос моего статуса вторичен, сейчас лучше озаботиться вопросом выживания. Сидя в одиночестве, мне было, чем заняться. Для начала успокоиться и привести мысли с чувствами в порядок. По всей видимости, правительство инициировало активные меры по отлову искателей, а я попал под раздачу.

Или не я, а лидер? Быть может главный интерес не поймать очередную группу искателей, а заполучить контроль над ресурсом жизни? Да и сам целитель, возможно, представляет особую ценность, учитывая, с какой охотой к его услугам обращались. Логично предположить, что если были бы альтернативы, то прибегали бы к ним. А раз шли к нему, значит он наилучший вариант.

Считаю ли я теперь лидера виноватым в своих бедах? Нет. Это ведь был мой выбор связаться с этой компанией. Да и подружились мы. Не скажу, что кто-то из ребят стал моим лучшим другом, но напарником, товарищем и соратником — да.

Так что сейчас я беспокоился об их судьбе. Кто жив, кто умер? Что с самим лидером? Вопросы есть, ответы не завезли. Остается ждать, что будет дальше.

Час тянулся за часом. Я успел обдумать всё случившееся. Встреча с Мартой это, конечно, удивительное событие. Вот уж действительно, не знаешь, с кем дорога сведет. Но она вроде как на моей стороне, что внушает надежду. Или мне это показалось, кто знает. Между внушает и внушила надежду — тонкая грань…

Можно вынести дверь. Я проверил, обычный металл. Но куда дальше? Единственное, что я здесь видел — это серые коридоры. Прислушивался к ветру, но он был досадно молчалив. Нужна динамика, простор, а вот так, в закрытом помещении, где даже сквозняк отсутствует — способность ослабевала.

Дверь вынести легко, но потом есть шансы заблудиться и настроить против себя как отдельных военных, что встанут у меня на пути, а с ними и искателей. Так и настроить против государственную машину, что объявит меня врагом народа. Как жить после этого? Путь домой будет заказан.

Не заметил, как уснул. Проснулся от того, что в камеру кто-то зашел. Это был караульный, что принес еды, за что я ему благодарен.

Как поел, ко мне заявился ещё один военный, новое лицо. Разговор вышел не то, чтобы долгим, зато предельно конкретным. Мне без лишних слов обрисовали перспективы. Что деятельность искателей приравнивается к терроризму со всеми вытекающими. Так что да, по закону я теперь преступник. Более того, с выдающимися способностями, что могут угрожать безопасности государства. Это не мои слова, это дядечка напротив вещает, а я внимательно слушаю, осмысляя глубины задницы, в которую угодил.

Сначала пугали, донесли, что прав у меня больше нет и на честный суд я могу не рассчитывать. После мрачных перспектив выдали пряник. Мол, если буду сотрудничать, то имею шансы на почти нормальную жизнь.

— Что именно вы от меня хотите? — спросил я тогда в лоб.

— Открытости, — улыбнулся мужчина по доброму, но в следующий миг его улыбка исчезла и он зачитал наизусть список требований, — Ты полностью рассказываешь, какие у тебя характеристики, уровень и навыки. Что умеешь, что знаешь о способностях. В каких локациях бывал и где они находятся. Дальше проходишь ряд тестов, сдаешь анализы и демонстрируешь все свои умения. После этого определим твою судьбу.

— Вы хотите, чтобы я как шлюха перед вами обнажился? — вырвалось у меня.

— Если надо будет, то и как шлюха, — ничуть не смутился мужчина.

— Что будет, если откажусь?

— Скажу тебе прямо, парень. Церемониться никто не будет. Искатели опасны, контролировать вас сложно. Так что…

Что "так что" он не сказал. Но почему-то мне показалось, что тупо убьют. Или сначала попробуют принудить, а потом убьют. Зачем жалеть того, кто не хочет сотрудничать.

Какой у меня есть выбор? Никакого. Поэтому я согласился. Сказал, что готов сотрудничать и сделал вид, что смирился. В конце концов, я молодой парень, который обязан быть напуган.

Я и был напуган. Но ещё я в тот момент понял, что сотрудничество будет ровно до момента, пока не придумаю, как сбежать. Только покажите мне чистое небо — сразу улечу.

Мужчина ушел, а дальше начались пару веселых дней, когда меня выпотрошили. Каким бы смелым я не был внутри, но так и не увидел шанса, чтобы сделать хоть что-то. Вывели из камеры, а дальше снова одни лишь серые коридоры из бетона. Складывалось ощущение, что мы под землей.

Первым делом отвели в комнату, где нашлась пара человек в белых халатах, да один военный с оружием наизготовку. Ко мне прицепили датчики, а дальше начался допрос. Что умею, уровень, характеристики, обо мне хотели знать всё. Думал, что так бывает только в фильмах, но меня слушали на настоящем детекторе лжи. Одного раза хватило попытаться соврать, чтобы спалиться и получить предупреждение.

— Юноша, если не хотите сотрудничать, мы вас не держим, — сказал мужчина в халате.

— Очень хочу, — вымученно улыбнулся я.

И рассказал всё. Почти всё. Удалось умолчать про Зевса, потому что эти умники были не в курсе, что есть такая возможности. Про Марту тоже почему-то обошлось. Я заподозрил вмешательство девушки, потому что как-то уж слишком подозрительно. Может она стоит за стеной и контролирует ситуацию?

На второй день меня отвели на местный полигон и сказали продемонстрировать всё, что могу. Что я и сделал.

Чувствую себя девственником, который обнаружил себя голым в общественном месте. Хотелось зарядить навыками по этим проклятым исследователям, но сдержался. Рано…

×