Век магии и пара. Барчук (СИ), стр. 55

Я обернулся, и чуть не получил ножом в печень. Короткий тычок не достиг цели, я снова успел отпрянуть. И выстрелил. Капитан исчез. Но тут же появился неподалёку. Он согнулся, держась за живот. Я отбросил опустевший револьвер, подошёл и свалил Капитана ударом ноги. Тот выронил нож. Я поднял его и воткнул своему врагу в шею. Силы вернулись.

Огляделся. На дороге – пятеро. Дядя, Капитан и двое их приспешников мертвы. Катрин тяжело ранена в живот. Я подбежал к ней, присел, взял за руку, нащупывая пульс.

– Ты и правда великий воин, – произнесла девушка. – Для меня было честью сражаться с тобой бок о бок.

– Отставить! Ты не умрёшь сегодня. Даже не думай, – сказал я, с горечью понимая, что это пустые слова. Катрин находилась на последнем издыхании. Я постарался зажать рану и уменьшить кровопотерю. Бесполезно. Всё равно до больницы не доживёт.

И тут на дороге показалась машина. Она на всей скорости подлетела к нам и, заскрипев тормозами, остановилась. Из кабины выскочили Андрей и рослая дружинница.

– Что произошло? – спросил Андрей, подбегая.

– Катрин ранена, – ответил я. – Помоги занести в машину. У нас мало времени. Она умирает.

– Где больница?

– Не надо в больницу. Не успеем. Вези обратно к Лаврентию Сергеевичу. Таня – медсестра. Она поможет.

Мы погрузили Катрин на заднее сиденье, я сел рядом, и машина, развернувшись, помчала обратно. Как оказалось, пока я сражался с дядей и Капитаном, бандитов, что обстреляли дом Лаврентия Сергеевича, удалось отбить. Те уехали, оставив после себя несколько убитых и раненых.

– Много из наших пострадало? – спросил я.

– Двое раненых. Почти без крови обошлось с нашей стороны. А что у вас случилось?

Я в двух словах поведал о Капитане, который явился в дом и порешил двоих дружинников, и о Василии Барятинском, что теперь лежал мёртвым на дороге.

– Значит, удалось его ликвидировать, – сказал Андрей. – Хорошо. Род будет доволен.

Подъехали к дому. Под окнами стоял изрешеченный пулями паромобиль. Рядом валялись несколько тел. На стенах дома виднелись следы пуль, окна были разбиты. Мы вытащили Катрин из машины. Пока ехали, она потеряла сознания, но сердце ещё билось.

Когда я вошёл в дом, меня обступили. Таня тоже выбежала навстречу.

– Она ранена, – сказал я. – Помоги ей.

Таня осмотрела рану.

– Она при смерти, – замотала она головой. – Я не смогу помочь.

– Ты сможешь, – я посмотрел Тане в глаза. – Ты вылечила меня, помоги и ей. Она спасла меня, сделай, всё, что можешь. Пожалуйста!

Таня опустила взгляд. Кивнула и коротко ответила:

– Хорошо. Попытаюсь.

Мы отнесли Катрин в комнату-медпункт. Таня прогнала всех и заперлась. Теперь нам оставалось только ждать.

Десятник расспросил меня, что произошло. Когда я рассказал, что убил и Капитана, и Василия Барятинского, на меня все устремили удивлённые взгляды.

– Ты убил Барятинского? – изумился десятник. – Это витязь четвёртой ступени, и ты его убил без защиты и артефактов? Как?

– Повезло. Но если бы не Катрин, я не справился бы. Она приняла удар на себя.

– Катрин была одним из лучших бойцов, – десятник нахмурился. – Жаль, что так вышло. Сегодня мы потеряли троих отважных воинов. Но ценой их жизней повержен враг. Они погибли не напрасно.

– Э, подожди! Катрин ещё не погибла. Таня вытащит её.

– Эта медсестричка? Ха. Если б тут был врачеватель, возможно, были б и шансы. А так – нет. Рана слишком серьёзная. Все внутренности разворотило.

Лаврентий Сергеевич, разумеется, тоже обрадовался смерти Капитана.

– Значит всё закончено? – спросил я. – Теперь банда не угрожает нам?

– Капитана нет, это верно, – согласился старый кузнец, – но наверняка осталась пара его подручных. Железной Эмми мы не нашли среди убитых. Если эта баба жива, она может попытаться отомстить. Впрочем, ей тут ничего не светит. Все боялись Капитана, а его теперь нет.

Через два часа Таня вышла из комнаты. Она выглядела так, словно не спала три ночи, и чуть не упала в обморок. Я подхватил её и посадил на лавку.

– Как всё прошло? Катрин жива?

Таня кивнула.

Вопреки требованию десятника, я заночевал в доме Лаврентия Сергеевича. Утром же первым делом пошёл навестить Катрин. Она лежала не кровати, укрытая одеялом. Была слабой и бледной. Но живой. По словам Тани, рана затянулась и больше не представляла угрозы для жизни, хотя на восстановление понадобится некоторое время.

– Спасибо тебе, – сказал я Тане. – Ты очень помогла.

– Пожалуйста, – как-то грустно ответила девушка.

Я предложил пойти поговорить во двор.

– Мне придётся уехать в Нижний, – сказал я, когда мы стояли среди яблоневого сада. – Хочешь со мной? Там мы будем жить гораздо лучше, чем здесь. Мне предлагает службу влиятельный род. У нас будут деньги, ты поступишь на медицинский.

Таня грустно покачала головой:

– У тебя свой мир и своя жизнь, ты – из них, из высокородных, в том мире мне нет места. Зачем тебе простолюдинка… – она не договорила, но я понял, что она имела в виду.

Я взял её за плечи:

– Катрин – просто друг, – сказал я. – Очень хороший друг, но не более.

Я поцеловал Таню в губы, а потом обнял и прижал к себе.

– Поехали отсюда.

– Я не готова сейчас, – только и сказала Таня, высвободилась из моих объятий и ушла в дом.

Мы с Лаврентием Сергеевичем условились на том, что он будет держать меня в курсе событий, и я получу долю от предприятий, которые будут под его контролем. Я обещал заскочить, когда появится время, проведать, как идут дела. Сказал, чтобы слали телеграмму, если возникнут проблемы.

Потом сходил к своим прежним арендодателям. Николай был дома. Как оказалось, пока я разбирался с бандитами, на заводе рабочие устроили стачку, в итоге, нескольких человек арестовали, а нескольких уволили, в том числе и Николая, как одного из подстрекателей. Впрочем, остальным жалование всё-таки немного повысили (совсем немного) и обещали вернуть выходные во время праздников.

Я поблагодарил Николая и Ольгу за всё и извинился, если доставил какие проблемы.

– А я ведь подозревал, что ты не простой малый, – сказал Николай. – Подозревал ещё с тех пор, когда со мной та девушка черноволосая связалась насчёт аренды. Слишком уж тёмная у вас история была. Да, проблем ты доставил, особенно когда бандиты сюда заявились. Но ничего, главное, у тебя всё хорошо, да и у нас тоже. А жаловаться не на что.

Я посоветовал обратиться по поводу работы к Лаврентию Сергеевичу – Кузнецу, как его прозвали в городе.

Когда я вернулся к Лаврентию Сергеевичу, меня уже ждала машина. За рулём сидел Андрей. Катрин могла держаться на ногах, и мы с десятником довели её до авто. Десятник уселся рядом с водителем, а я – на заднее сиденье.

– Всё. Едем, – сказал десятник, закрывая дверь. – Надо как можно скорее явиться к Арсентию Филипповичу.

Выпустив клубы пара, машина помчалась по городским улицам, оставляя позади места, к которым я так привык за последние месяцы.

Конец первой книги.

×