Курьер (СИ), стр. 1

Вадим Фарг

Курьер

— Сколько себя помню, всегда был на побегушках. Ещё с раннего детства родители гоняли меня: принеси то, принеси это. Понимаю, это проходят многие, если не все. В наше время иначе никак, приходится выживать, кто как может. Возможно это понимание и сделало меня курьером.

Я не спеша брёл по пустынной тропинке мимо высохших деревьев. Но несмотря на их внешний печальный вид, прекрасно знал, что в тонких стволах струится жизнь.

— Эти растения появились уже после Катастрофы. Удивительные мутации после ядерной войны, от которой не осталось толком и воспоминаний, — поправил диктофон, закреплённый на воротнике. — О ней столько легенд и историй, что невозможно отличить правду от…

Но не успел закончить, как что-то дёрнуло за рукав. Вовремя обернулся, так как за одежду зацепилась одна из колючих веток того самого деревца. Их иголки пропитаны смертельным ядом, стоит только прикоснуться обнажённой кожей, как яд моментально просочится в кровь. И тогда пиши — пропало. Вены и артерии лопаются за секунды, кровь хлещет из тебя, как «помои» изо рта падальщиков.

Осторожно отцепился и двинулся дальше.

— Почему я побрёл через этот лес? — говорил сам с собой в диктофон. — Согласитесь, какой ещё идиот попрётся сквозь смертельные заросли? Только тот, кто желает скрыться. А именно таковым я и являюсь.

Путь преградил небольшой ручеёк, пробегающий поперёк тропинки. Но подходить к нему я бы не советовал даже врагу. Тёмно-синяя вода ещё на подходе насторожит любого здравомыслящего человека, а учитывая, где я нахожусь…

Пришлось держаться в нескольких метрах от ручья и подняться вверх по течению.

— А вот и начало, — довольно улыбнулся.

Впереди бежала обычная вода, резко переходя в тёмный оттенок.

— Аномалия, — пробормотал я и подошёл к месту «преломления». — Стоит только поднять ногу над тёмной водой, как в вас ударит такой разряд, что не успеете охнуть, как превратитесь в обугленное чучело.

Поднялся ещё чуть выше и только там осмелился перейти. Лёгкий запах озона лишний раз напомнил об опасности, которую я только что миновал.

— Кто-то спросит, почему я брожу один? Ведь курьеру проще и быстрее перемещаться в компании. С одной стороны, вы будете правы. Если расстояние достаточно велико, то я нередко катался вместе с торговыми караванами, а бывало, что и с военными. Однако, с другой, одному всё-таки проще. Конечно же, если ты опытный ходок. Хотя бы такой, как я. Получил письмо или посылку в городок неподалёку и побежал себе. Никто даже знать не будет, где ты, кто ты. Ни одна сволочь не решится напасть, потому что попросту не знают о твоём существовании. Падальщики, эти мерзкие твари, что рыскают по нашим землям, убивая и грабя честный люд. Как было бы прекрасно, не будь их вовсе. Но, увы, реальность полна разочарований, — устало вздохнул и снова поправил микрофон, который так и норовил ударить меня по кадыку. — Надеюсь мои записи, мои приключения, если их можно так назвать, кому-то да пригодятся.

* * *

Вскоре я выбрался на открытую местность. Пустырь с пожжённой травой тянулся на несколько километров и заканчивался небольшими холмами. За ними-то и находился мой адресат.

Но тут слева послышался рёв мотора, от которого я вздрогнул. Обернулся, вскинув автомат.

— Вот засранцы, — тихо выругался и ринулся обратно в лес.

Ко мне неслась одинокая машина с падальщиками. Их легко было узнать по навешанным на джип черепам животных и трясущимися костями.

«Видимо патрулируют пустырь в надежде на наживу, — думал я на бегу. — И вот она в моём лице. Вот только что с меня взять?»

Ответ не требовался, эти обезумевшие бандиты получали наслаждение от убийств. Им требовалась не столько добыча, сколько сам факт насилия.

«Больные ублюдки».

Спрятавшись за каменной насыпью, я притаился. Джип взревел ещё раз и заглох. Совершенно неподалёку.

«Значит, они меня заметили. Что ж, придётся временно помолчать и подождать».

Чего ждать я не знал. Надеялся, что они свалят, хотя в данном случае это значило, что на пустыре будет опасно. Падальщики могут поехать за подкреплением или…

«Подкреплением? — усмехнулся. — Как же. Они видели только меня, вряд ли их завышенное эго позволит просить помощи, чтобы справиться с одним человеком. Хотя они точно не уверены один я или нет. Потому и идут сюда».

И это было правдой. Падальщики молчали, видимо, умелые разбойники. Однако ходить тихо их так никто не научил. Я осторожно отполз в сторону и взобрался на небольшой валун. Из-за него мне было удобно рассмотреть приближающихся троих бандитов. Двое рослых мужиков и одна щуплая девчонка. Но если мужики вели себя вполне спокойно и брели по тропинке, озираясь по сторонам, то девчонка показалась мне какой-то дёрганной.

— Подёргали тебя парнишки, — прошептал я и снова усмехнулся.

Мне следовало убрать этих мордоворотов быстро и тихо. Благо, при себе я всегда носил пистолет с глушителем. Да, я курьер с таким инвентарём, но я учёный курьер, нельзя так просто доверять свою жизнь удаче и случайности. Приходится всегда оставаться начеку. Вот как сейчас.

Достав оружие, прицелился. Первый выстрел повалил мужика лицом вниз. Девчонка среагировала молниеносно, упав на землю и спрятавшись в зарослях, а вот второй здоровяк оказался менее расторопным. Удивлённая рожа воззрилась в мою сторону, а в следующий миг в его голове появилась новая дырка.

— Где же ты, милашка? — я не спешил высовываться из укрытия.

Но это и не потребовалось, ведь малышка выскочила прямиком у меня за спиной. С диким криком прыгнула в мою сторону, замахнувшись ножом. Я увернулся, и в тот же миг лезвие ударилось о камень, где только что находилась моя голова, выбивая сноп искр.

— Стерва! — только и успел выкрикнуть я, когда девка нанесла новый удар, желая дотянуться до лица.

Перехватил её руку, вскочил на ноги, и придавил всем телом, вывернув кисть. Та заорала во всю глотку, но не сдавалась. Резкая боль пронзила левую голень. Я отскочил в сторону, увидев, во второй руке девицы второй нож, чуть поменьше. Рана кровоточила, но сейчас явно было не до неё. Падальщица ринулась в новую атаку, метнув меньшее оружие. Успел увернуться, вот только девка уже приблизилась и ударила в живот. В последний момент поймал за руку, так что лезвие прошило только мою одежду. Схватил её за вторую руку, и тогда взбалмошная сучка укусила меня за горло. Боль вспыхнула с такой силой, что на мгновение потемнело в глазах. Я закричал и вывернул ей обе руки. послышался мерзкий хруст, женские кисти ослабли, а её челюсть разжалась, ведь она завопила ещё громче, чем раньше. Немедля, вскинул правую руку, в которой сжимал сломанную кисть с ножом и вонзил лезвие в женское горло. Крик прервался и превратился в хрип. Кровь брызнула из рваной раны, заливая мне лицо и одежду. Я хотел отбросить тело, но то повалилось на меня, отчего я отшатнулся и поскользнулся на собственной крови.

— Оу! — только и успел выкрикнуть, опрокинувшись назад.

Неведомым чувством понял, что падать нельзя, а натренированное тело само извернулось, подставляя под удар труп девушки. И когда мы рухнули, то вокруг взметнулось облачко белой пыльцы.

— О, нет, нет, нет, — вскочил на ноги, но было поздно, пыльца уже успела облепить одежду.

Я ринулся в сторону, даже не смотря, как тело падальщицы стремительно покрывается инеем от оседающей пыльцы. Через пару минут от органики не останется и следа, всё превратиться в сплошной кристалл, который лопнет и раскрошится, как только температура поднимется выше двадцати градусов.

Холод уже пробирался по моему телу. Я чувствовал, как мороз кусает шею и плечи.

«Только бы успеть, только бы успеть», — мысли в беспорядке бились в голове, а ноги так и желали запутаться, лишив последнего шанса на спасение.

Но я успел вскарабкаться обратно в своё убежище на каменную насыпь, где остался рюкзак. Моментально достал оттуда небольшой аккумулятор, подключил к куртке и дёрнул за шнурок. Специфичная куртка спасала меня от лютых морозов, если только в ней есть заряд, который расходовался практически моментально. Поэтому приходилось часто подзаряжаться.

×