Золотой дракон (СИ), стр. 3

— Вы в самом деле думаете, что я смогу достоверно изобразить сумасбродного капиталиста, не знающего русской жизни?

Шлаевский не удержался и рассмеялся. Да уж, либо Полевой был не в себе, либо в РКУ пропадал великий комик. В ответ на смех Андрей непонимающе уставился на коллегу и поправил очки.

— Михаил, а Вы странный. И давно это у Вас?

— Нет. Простите, Андрей, вспомнил шутку Рихтера про капиталиста и шлюху. Очень уж смешная...

— Да, Роман Фёдорович любит скабрезные анекдоты.

Капитан замолчал и о чём-то надолго задумался. Потом продолжил:

— Так уж и быть. Работаем по Вашему плану, мне нравится. Да и весьма логично. Только не злоупотребляйте ассигнациями, что Вам выдало РКУ. Некоторые молодые офицеры сразу же идут в бордель или питейное заведение, где всячески предаются разврату.

— Не переживайте, не буду. А теперь я переоденусь и поедем на завод. Вы хотите вложиться в акции, я оцениваю риски... И, да, Андрей, вечером отправьтесь в синематограф, а после в ресторацию. Не будь я на родине несколько лет, сразу бы туда пошёл, чтоб узнать, чем сейчас дышит русский народ. А для меня это хороший повод поискать пропавшего агента по злачным местам, как будто исследуя город.

— Возможно, Вы и правы. Роман Фёдорович рекомендовал уточнять у Вас нюансы поведения с богемной публикой. У Вас имеется опыт, по его словам... Жду Вас внизу через двадцать минут. Не опаздывайте.

Выходя, Шлаевский подумал, что Рихтер всё-таки трепло и разболтал всем с перепою о первом задании для своего стажёра, равно как и о его любовных подвигах. Вот же скотина...

***

На заводе всё прошло тихо и спокойно. Видно было, что управляющий уже привык к интересу, который проявляли новоявленные капиталисты к оборонно-промышленному комплексу страны, и был рад стараться, рассказывая, куда лучше вложить состояние и какие цеха особенно перспективны. Для себя Шлаевский отметил, что врал управляющий отменно, при этом ни о чём стратегически важном не обмолвился. Надо будет это отметить в рапорте, чтобы ему выписали премию: хорошо, когда на местах понимающие люди.

Затем, якобы в ознакомительных целях, агенты побродили по цехам. Глаз Михаила порадовала аккуратность, с которой тут работали. А ещё исполнительность спецчастей: он смог выявить только двух явных агентов под прикрытием, хотя по закону их должно было быть куда как больше. Ещё один довод в пользу управляющего — человек явно поднатаскал спецчасти, чтобы они слились с рабочими и выполняли свои функции, не привлекая внимание. Что ж, тем опаснее противник, раз он решил сунуться сюда, и не без успеха...

Поужинав в «Асторiи», напарники разделились. Полевой отправился в модный городской кинотеатр «Колизей», а Михаил с беспечным видом стал прогуливаться по центру города, заодно проверяя слежку. Как стемнело, он безошибочно определил бордель и, зайдя, направился прямиком к барной стойке, дабы найти завсегдатаев. Благодаря своему первому оперативному заданию Шлаевский давно избавился от известной неловкости при посещении подобных заведений и научился с порога определять источники информации, так что офицер быстро разговорился с одним чиновником почтового ведомства. Пара стопок бурбона способствовали разговорчивости чиновника, а потому Михаил с лёгкостью выудил нужную ему информацию о том, где в городе можно найти «что-нибудь интересное и с национальным колоритом».

Доехав на извозчике до рабочих окраин, контрразведчик вышел и углубился в район проживания китайских мигрантов. Достаточно быстро нашёл то, что искал: кричаще-яркая вывеска над входом гласила «Золотой драконъ», ниже золотом на красном фоне были выведены часы работы и фраза «Посѣтитель всегда получаетъ желанное». Младший лейтенант усмехнулся: в провинции никто и не пытался особо выдать бордель за что-то иное, как будто и не было актов, ограничивающих их работу. А ведь согласно суровой букве закона такие заведения должны были получить специальное разрешение на работу, так ещё и находиться только в особо отведённых для этого местах, с регулярными проверками и налоговыми отчётами. Да уж...

Войдя внутрь, Шлаевский присвистнул. Бордель был обставлен дорого и со вкусом, а в глубине зала даже возвышалась небольшая сцена. Потолкавшись с офицерскими компаниями за рулеткой, Михаил выпил абсента и направился вниз, где, по оперативной информации, располагались опиумные курильни. Оперативная информация оказалась верной: с порога в нос ударил характерный сладковатый запах, а парочка любовников, занимающаяся сексом прямо под лестницей, явно подтверждала наличие в помещении наркотических средств в свободном доступе.

Поинтересовавшись для виду, сколько будет стоить порция дурмана в компании женщины для утех, офицер попробовал пройти вглубь помещения. Согласно отчёту местного отдела, именно туда направлялся агент перед своим исчезновением. Предполагалось, что в глубине имеется нечто вроде клуба с нелегальными боями и ставками на них. Опять-таки, предполагалось, что на нём в качестве зрителей присутствуют агенты коммунистического Китая, обмениваясь информацией. К сожалению, никакой конкретики не было.

Путь Михаилу преградил раскрашенный татуажем бритоголовый коренастый азиат с золотым кастетом на правой руке. Хоть мужчина и был почти на голову ниже контрразведчика, последний быстро понял, что перед ним опасный противник, которого не стоит недооценивать.

— Сего изволите, господин хоросий?

— Да так, осматриваюсь. Говорят, тут можно нервишки пощекотать...

— А, это завсегда. Тут опиум, в первом зале игорные столы. Девоски везде, только сёлькните пальцами. Или Вы по мальсикам? Есть и они.

Азиат улыбнулся и азартно подмигнул.

— Нет-с, я, знаете ли, старомоден... Мне бы чего поинтереснее, чем рулетка. Я всё-таки не офицер какой-нибудь, а представитель частного бизнеса, университет с отличием.

— Понимаю-с. Серез полсасика будет пьеса «По следам маркиза де Сада». Наси милые девоски и пара мальсиков будут полусать на сцене так и столько, сколько пожелают господа из зала. Посмотреть — пять рублей, покомандовать — от десяти. Пока можете покурить опиума, так сказать, сугубо для настроя.

Михаил качнулся на каблуках, понизил голос и продолжил:

— Говорят, тут можно и кое-что поинтереснее найти. Так сказать, приобщиться к миру спорта, боям без правил... Ну, вы понимаете, о чём я?

— Говорят, кур доят. У нас прилисное заведение, а грязные домыслы не более, сем сплетни конкурентов... Опиум брать будете?

— Пожалуй, пока откажусь. Пойду, погоняю в рулетку.

Азиат козырнул контрразведчику и проводил того взглядом до лестницы. Михаил чертыхался себе под нос и клял всех, кого встречал в этом притоне. Надо же так: засветить охране свою физиономию в первый же вечер, при этом ровным счётом ничего не добиться. Полковник бы за такое выговор сделал.

Шлаевский сел за барную стойку, пропустил ещё абсента. Решил сделать пару ставок для вида, все проиграл, ещё выпил и выбрал для продолжения ночи пойти в нумера с какой-нибудь прелестницей. Авось, удастся забыть Марту...

Азиатка оказалась не так хороша, как он ожидал. Решительно ничего интересного под одеждой у неё не обнаружилось, да и в будуаре Михаил не получил особого удовольствия. Офицер покинул комнату, сел на подоконнике и закурил, рассматривая, как луна серебрит убогие лачуги и бараки цветных окраин Тулы. Снизу доносились щелчки кнута, вопли какой-то девушки и дикие возгласы публики, призывавшей бить сильнее и добавить розг...

После пережитого, когда он застрелил свою возлюбленную, оказавшуюся немецкой шпионкой, младший лейтенант по совету своего шефа какое-то время пил и странствовал по борделям в попытке забыться. В итоге по ночам ему по-прежнему снилась Марта, только ещё и добавилось пристрастие к абсенту... Оглядевшись, контрразведчик тихонько вытащил из потайного кармана маленький медальон, открыл его. С цветной фотографии, сделанной по методу Прокудина-Горского, на него смотрело улыбающееся лицо эффектной брюнетки с ярко-красными губами и насыщенно-изумрудными глазами. В углу фото была миниатюрная приписка «Mon cher ami». Шлаевский глубоко затянулся, выбросил докуренную папиросу в окно и начал следующую. Курил он много...

×