Золотой дракон (СИ), стр. 12

Последним, с опозданием, прибыл Лавр Георгиевич Корнилов. Маршал извинился за задержку, расшаркался перед супругой Рихтера и передал всем собравшимся поздравления от Верховного правителя России барона Петра Николаевича Врангеля. Поздравления встретили овацией, затем все принялись за ужин. Беседа завязалась сама собой, а после трапезы редкие дамы стеснились в кружок около Елены Николаевны, в то время как джентельмены разбились на группы по интересам: кто-то обсуждал политику, кто-то искусство, некоторые вспоминали, где и как вместе служили. Шлаевский послушал было рассказы Булак-Балаховича о его похождениях за время двух гражданских, но вскоре покинул главу отдела разведки и предпочёл выйти на балкон со своим бокалом, чтобы полюбоваться ночной Москвой.

Вскорости рядом возник генерал Дрейзер. Младший лейтенант напрягся, но глава РКУ попробовал изобразить улыбку на своём наполовину обезображенном лице. Чокнулся с ним шампанским и обратился:

— Михаил, кажется. Слышал, Вы в Туле вели себя геройски и блестяще выполнили задание на пару с Полевым. Как Ваше ранение?

— Благодарю, уже лучше. Через неделю-другую вернусь в строй. Рад, что Вы довольны результатом командировки. Постараюсь и впредь не подводить, Иван Иванович.

— Это хорошо... Кстати, о результатах Вашей командировки. Не думайте, что я хотя бы на йоту поверил в россказни Рихтера и Полевого о случайности смерти Тихомирова. Я, конечно, уже давно не занимаюсь оперативной работой, но помню ещё, что такое перестрелка. Застрелить начальника городского отдела РКУ — это Вам не какого-то гвардейского офицера угрохать, тут шуму будет много. Но я верю Роману Фёдоровичу. Раз он Вас оправдал — значит, у Вас на то были веские причины. Так что расследование я закрыл приказом сверху, проблем не будет. Однако помните, что доверие начальства надо постоянно оправдывать. Постарайтесь сделать всё возможное, чтобы я не пожалел о своём решении... И, да, на войне как на войне, так что удачи Вам.

С этими словами Дрейзер допил свой бокал, кивнул Шлаевскому и вернулся в гостиную, подсев за стол с картами рядом с генералом Смысловским. Михаил проводил его взглядом, после вздохнул и обратился взором к ночной Москве. Снова припустил снег и вид был очень красивый.

Из головы младшего лейтенанта не шла последняя фраза главы РКУ: «На войне как на войне». А ведь генерал Дрейзер был прав. Работа РКУ была ничто иное, как новая война. Война после войны.

×