Диплом по контракту (СИ), стр. 1

Темная адептка. Диплом по контракту

Лина Алфеева

ГЛАВА 1

— Лэсарт, какая же ты все-таки… темная.

Элмар Эртшар Аргамат, наследный принц империи Нордшар, боевик с даром мага смерти и талантом паладина-защитника, с восхищением смотрел на меня. Подозреваю, что шпионов лорда Льена раздирали иные чувства. Мужчины испуганно жались друг к другу, пока вокруг них исполняли ритуальный танец темные сатиры.

Бросив последний взгляд на бедолаг, я поспешила за напарником через пространственный разрыв, который должен был перенести нас за ограду. Защиту особняка Сатор обновили. Меня ждал бы неприятный сюрприз, сунься я сюда в одиночку.

Как представлю, что могла бы вляпаться, пытаясь проникнуть в собственный дом.

Бесит.

Вот и отыгралась на тех, кому приказали следить за особняком. И да, мне не было стыдно.

— Десять сатиров в центре столицы. Десять, Эл. И это их не смутило. Ни один не подумал, что видит фальшивку. Вот и где мозги у этих горе наблюдателей?

— Полагаю, главнокомандующий обязательно это выяснит, когда до них доберется.

— Главное, чтобы мы к этому времени отсюда убрались.

— Отличный план, напарник. Будем исполнять.

В кои-то веки у меня с Элмаром полное единодушие. Обычно мы умудряемся спорить даже по пустякам. Нет, нам не нравится собачиться по любому поводу. Просто Элмар классический паладин-защитник, и желание оберегать у него в крови. Вот только он не из тех принцев, которые снимут с себя плащ и расстелют поверх лужи, чтобы прекрасна дама ноги не замочила. Скорее, Элмар не выпустит меня из кареты, чтобы потом высадить на другой улице, или вообще домой попытается спровадить.

Ключевой момент "попытается".

Мало кому удалось бы справиться с абсолютным иллюзионом. Я пустила бы в ход собственные копии, искажения пространства и наведенные ощущения. И пусть Элмар больше не вздрагивал от укусов иллюзорных муравьев, я обязательно придумала бы, чем его порадовать.

Как-нибудь в другой раз, ведь сейчас на нас снизошло запредельное взаимопонимание.

Путь к башне отца мы проделали бегом, а потом, не снижая скорости, поднялись по лестнице на второй этаж. Здесь находилась не только моя комната, но и покои, выделенные отцом для своего помощника Орина Ильсера.

Орин был братом Элмара и пропал вскоре после гибели моего отца. Другого бы весть об исчезновении императорского бастарда только порадовала — меньше проблем для законного наследника — но Элмар любил брата и желал выяснить его судьбу. Мы проникли в особняк, чтобы вместе изучить бумаги и ежедневник Орина.

Перед входом Элмар остановился, а потом внезапно шагнул в сторону, толкнул дверь в соседнюю комнату и зажег пульсар.

— Эй. Нам не сюда, — Я потянула боевика за рукав, вместо покоев брата он зашел в мою комнату.

За два года в лавандовой спальне ничего не изменилось. Разве что очищающий аркан давно разрядился, и теперь здесь было пыльно, а спертый воздух щекотал ноздри. Я скользила безразличным взглядом по белоснежной мебели, по фиолетовому ковру и лиловым стенам, по панно из сухоцветов на стенах… Отец считал, что ничто так не развивает концентрацию и терпение, как ручной труд. Но сейчас при взгляде на свои картины, я чувствовала лишь пустоту в груди. После смерти отца, многое, что притягивало меня раньше, стало казаться мелким и незначительным.

— Хочу узнать о тебе как можно больше. Как жила, о чем мечтала… — Элмар осматривал комнату так, словно хотел запомнить малейшую деталь.

— Так спроси. Я же рядом, — пробормотала я, чувствуя, как жаркое смятение растекается по щекам.

— Не хочу совершить ошибку, — еле слышно буркнул себе под нос Элмар, а потом удержал меня за руку. — Не торопись. Сначала надо проверить дверь в спальню Орина.

Я мысленно пожала плечами, но спорить не стала. С лорда Льена сталось бы добавить новых охранок внутри особняка.

При мысли о высшем демоне Бездны, мое сердце тревожно замерло, а потом начало биться отчаянными рывками. Мне до сих пор не верилось, что сегодня на балу я дважды переиграла нашего главнокомандующего.

Хорошо, полтора раз.

Лорду Льену все-таки удалось навязать мне наставничество. Я согласилась, хотя и была уверена, что сумею контролировать свой темный дар. И все-таки я приняла предложение высшего демона, потому что ему подчинялись ночные фурии. Мне была нужна страховка в отношениях с кланом матери. Я знала о ночных фуриях так мало, но прекрасно представляла, сколько ошибок может совершить чужак на незнакомой территории.

Папа регулярно ошибался.

Эдриан Сатор обожал изучать жизнь на личном опыте и она давала ему множество вторых, третьих и даже десятых шансов. Отец умудрялся выходить сухими из воды, попадая в опасные и щекотливые ситуации. Злые языки шипели, что везение Сатора не может длиться бесконечно, и однажды он вляпается так, что никто и ничто ему уже не поможет. Когда тело Эдриана Сатора было обнаружено в его же лаборатории, многие самодовольно заявили, что всегда знали, что ничем хорошим этот темный не кончит. Не было второго такого откровенно плюющего на правила черного мага, как мой отец.

Расследование смерти Эдриана Сатора длилось несколько дней, а похороны были до того поспешными, что я едва успела прибыть в Сумеречье. Гроб с телом отца выставили в храме на территории замка. Очередь из желающих отдать последние почести лорду Сумеречья продвигалась медленно, и я смогла убедиться, что в гробу лежал действительно отец. Теперь же я знала, что папа дал своему ученику зеркало Лиллы — уникальный артефакт иллюзий, с помощью которого можно было создать совершенный фантом, значит, и мне нужно было найти Орина Ильсера.

— Все в порядке. Можно заходить. — Элмар толкнул дверь в комнату брата.

Я вошла внутрь, и мое сердце пропустила удар — стол Орина оказался чистым. На нем больше не было ни письменных принадлежностей, ни книг, ни подставки для свитков, ни самих бумаг.

Лорд Льен все-таки нанес визит в особняк.

Вот Тьма.

Элмар выразил свое отношение более многословно и эмоционально.

— Прости, Лэсарт. Не сдержался. Они ведь были на столе? Да?

— Были… — убито констатировала я.

Дура. Какая же я все-таки дура. Могла бы догадаться, что лорд Льен не оставит второго шанса на разбор личных вещей Орина. Если бы не Войский…

Не веря собственным глазам, я шагнула вперед. Тетрадь в кожаном переплете все еще была на месте. Темно-коричневая, она сливалась с цветом столешницы. Наверное, поэтому я ее сразу и не заметила.

Лорд Льена забрал все свитки, но оставил ежедневник Орина? Как странно.

— Что-то не так? — Элмар тоже приблизился к столу.

— Тетрадь… Разве ты ее не видишь?

— Стол пустой. Постой, — Он перехватил мою руку, не позволив прикоснуться к ежедневнику. — Ты видишь. Я — нет. Тебе не кажется это странным?

— Ни капли… — по моим губам скользнула улыбка. — Тетрадь замаскирована иллюзией.

Я провела ладонью над тетрадью, стирая сокрывающий полог, судя по резкому вдоху, теперь кожаная обложка стала видимой и для Элмара.

— Погоди. Я первый, — бескомпромиссно произнес боевик.

— Как хочешь.

— И даже спорить не будешь? — Элмар удивленно вскинул бровь.

— А зачем? Если в этой тетради есть тайные записи или подсказки, я единственная, кто их сможет разгадать. Так что я позволю тебе сейчас быть первым.

Присев на край стола, я принялась с подчеркнутым безразличием рассматривая потолок под легкое шуршание страниц.

— Ты ошиблась. Это не ежедневник, а конспект иллюзиониста, — с заметным разочарованием объявил Элмар.

Мне хватило и пары секунд, чтобы убедить в его правоте. Это были учебные заметки. Как и я, Орин был темным, и, видимо, отец тоже учил его контролировать Тьму через управление иллюзиями.

— Знаешь, это очень странно. Отец был другом императора и естественно находился на стороне его законного наследника. А Орин… Он как бы из вражеского лагеря… — Я выдавила из себя улыбку.

×