ЗЕРО ВАРОШ: первый виток спирали, стр. 2

«Это мне еще повезло, что я почти не пострадала при падении, – оптимистично размышляла она, – А то, наверное, так и умерла бы тут, не дождавшись никакой помощи…»

Выпив одну из найденных в рюкзаке таблеток от головной боли, Мари заботливо убрала мотоцикл подальше на обочину, слегка прикрыв валявшимися неподалеку ветками, чтобы издалека его было плохо видно, и, подняв повыше воротник своей кожаной куртки-косухи, поспешно зашагала, слегка прихрамывая, в сторону темнеющих в тумане строений Зеро Вароша.

***

Не менее пустынные, чем загородная трасса, улочки небольшого городишки пока еще не вселяли в сердце Мари особой надежды. Покосившиеся вывески с обшарпанными надписями, разбитые стекла, обрушившиеся стены, растрескавшийся асфальт, оборванные провода и упавшие столбы – все это было совершенно бесцветным, безжизненным и словно бы каким-то утонувшим в стелющейся по земле мглистой дымке. Каждый шаг девушки тихо отзывался быстро глохнувшим во влажном воздухе эхом. А вся эта вязкая влага от тумана, оседающая на коже, одежде и волосах казалась на ощупь какой-то слегка маслянистой, отчего создавалось неприятное ощущение испачканности и сильное желание побыстрей помыться.

«Все вокруг выглядит так, словно я попала в какую-то глупую компьютерную игрушку, – раздраженно размышляла Мари, – Но, может, мне все-таки стоит покричать?».

Тем не менее, кричать или даже шуметь в этом странном месте ей почему-то совсем не хотелось. Все эти темные проходы между домами, зияющие чернотой отверстия проваленных стен и плотные сгустки тумана в низинах выглядели так, что неизбежно начинало казаться, как-будто бы они таят в себе какие-то скрытые опасности.

Неторопливо двигаясь по одной из довольно широких улиц, Мари постепенно вышла к городской площади, где она неожиданно увидела группу таких же серых, бесцветных людей, которые неподвижно стояли у разбитого и явно уже давно не функционирующего фонтана. Среди них было трое мужчин и две женщины. Их абсолютная неподвижность, неопрятно висящие обветшалые одежды, а также общая безжизненная бесцветность делали их похожими на бледных, полупрозрачных призраков, поэтому Мари неожиданно испытала сильнейшее желание поскорее убежать отсюда и скрыться где-нибудь, пока они ее не заметили. Но, подавив в себе этот спонтанный, липкий страх, она попробовала осторожно к ним приблизиться.

– Э-э-эй, – вполголоса окликнула она эту странную компанию, сама толком не представляя, чего она от них ждет. Неподвижно стоящие угрюмые фигуры тут же вздрогнули и, словно по команде, развернулись по направлению к ней. На их серых лицах не отразилось совершенно никаких эмоций, а их белесые рыбьи глаза посмотрели на нее как-то пусто и неосознанно. Услышав же гортанный, хрипло-булькающий звук, который издало одно из этих отталкивающих созданий, Мари окончательно передумала знакомиться с местными жителями и, недолго думая, бросилась от них наутек.

Миновав несколько улиц, девушка увидела магазин с на удивление целой стеклянной витриной и стремительно бросилась к нему, в надежде там как-нибудь укрыться. Разбитая вывеска магазинчика гласила «НИГИ». Очевидно, первая буква слова оказалась со временем утраченной. Мари решила, что если она спрячется в этом здании, то сквозь стеклянную витрину ей будет открыт хороший обзор на большую часть улицы. Дверь магазинчика, по счастливой случайности, оказалась не запертой. Быстро прошмыгнув сквозь нее внутрь, Мари поспешно спряталась, тихонько присев на корточки среди пыльных стеллажей, заполненных серыми книгами.

«Я очень надеюсь на то, что хозяин этого магазина – не один из тех приветливых, симпатичных горожан с площади», – с сарказмом подумала она, осторожно поглядывая сквозь витрину на казавшуюся совершенно безлюдной улицу.

Просидев так, почти совсем не шевелясь, как ей показалось, минут десять или пятнадцать, Мари немного успокоилась. Было похоже на то, что ее, все же, никто не преследует, или же ее преследователи просто-напросто сбились со следу. По крайней мере, улица по-прежнему выглядела довольно тихой и безлюдной.

Отчасти от нечего делать, а отчасти чтобы немного отвлечься, Мари осторожно взяла с полки, за которой она пряталась, одну из покрытых паутиной книг и с любопытством в нее заглянула. Но то ли эта книга была написана на каком-то совершенно экзотическом и незнакомом Мари языке, то ли в ней, действительно, была напечатана какая-то дребедень, состоящая из обрывков слов или даже просто наборов букв, которые шли сплошным текстом, разделенным пробелами без каких-либо знаков препинания: «кетем ург рыб самост гфрг фы запят надж резк умрат ждзг ифер над резерб парн юбж сопртнарг и кут ростор огнарь везжак русты збраст» и тому подобная чушь. Мари недоуменно вернула книгу на полку и взяла оттуда другую, но и там увидела подобную картину. В третьей же книге и вовсе ничего не было, потому что все ее страницы оказались абсолютно чистыми, белыми листами.

«Просто потрясающе! – вновь не без доли раздраженного сарказма, подумала Мари, – Какие же увлекательные и высокохудожественные произведения здесь, оказывается, читают! Немудрено, что у них всех, после этого, такие высокоинтеллектуальные лица».

Очевидно, именно от этого захватывающего чтива голова ее снова начала болеть. Мари устало присела на пол, сделав небольшой глоток воды из бутылки. В груди ее медленно пронесся целый ворох самых разнообразных чувств, начиная от тихой истерики и заканчивая упаднической апатией.

«Все понятно, – удрученно решила она, – Я, наверное, сплю или даже нахожусь в коме после аварии, а вся эта чушь вокруг просто какой-то нездоровый, затяжной кошмар в моей голове…».

Плавно, но настойчиво нарастающая головная боль, словно подтверждала своим существованием ее мысли. Такой мир просто не мог быть реальным. Все, чем он мог быть, так это лишь больным продуктом ее воспаленного мозга.

«Ну и как мне теперь отсюда проснуться? – спросила Мари у самой себя. Но ответ на этот вопрос она, естественно, не знала. Кроме того, где-то на заднем плане ее невеселых размышлений вдруг начали маячить еще более мрачные мысли, – А, может, я просто умерла? Может, это и есть ад? Ну, или, там, загробный мир? Или лимб? Или что-то в этом роде?».

Мари почувствовала подступающий к ее горлу тугой комок. Трясущимися руками она достала из рюкзака еще одну таблетку от головной боли и поспешно выпила ее, предварительно разжевав.

«Та-ак! А ну, сейчас же, возьми себя в руки, Мари!! – жестко приказала она самой себе, – И не раскисай! Ведь это, все равно, тебе не поможет, а только сделает еще хуже…».

Вновь осторожно выглянув на улицу и убедившись, что та по-прежнему пуста, Мари опять села на пол и решила попробовать ненадолго уснуть.

«Если весь этот больной мир – всего лишь мой сон, то, может, мне просто нужно уснуть в нем, для того, чтобы проснуться в нормальной реальности?» – размышляла она в попытках хоть немного себя успокоить.

В любом случае, Мари чувствовала во всем своем теле невероятную слабость, и поэтому хотя бы кратковременный отдых ей бы сейчас уж точно не повредил.

«Надо уснуть…, просто попытаться уснуть…», – думала она, стараясь максимально расслабиться. Головная боль стала потихоньку стихать. Очевидно, выпитая ей таблетка уже начинала действовать. Как ни странно, но ее общая разбитость, а также сильная усталость постепенно сделали свое дело, позволив Мари ненадолго провалиться в объятия легкой и хрупкой дремоты.

***

«Цвырк, цвырк, цвырк…», – услышала Мари сквозь сон. Девушка с огромным трудом разлепила тяжелые веки. «Цвырк, цвырк, цвырк…». Сон уже практически ушел, а странный звук так и остался. Мари вяло огляделась по сторонам, пытаясь вспомнить, кто она, вообще, и где находится.

«Цвырк, цвырк, цвырк, цвырк…» – звук на сей раз повторился слишком близко, а на лицо девушки вдруг упала какая-то длинная, темная тень. Мари вскочила на ноги настолько молниеносно, словно ее резко ударило током. И в ту же секунду, заметив возвышающуюся рядом с ней долговязую, черную фигуру, отпрыгнула назад, больно ударившись спиной об оказавшуюся на ее пути очередную книжную полку.

×