ЗЕРО ВАРОШ: первый виток спирали, стр. 1

ЗЕРО ВАРОШ: первый виток спирали

Даниэль Вайс

© Даниэль Вайс, 2020

ISBN 978-5-4498-1079-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

ЧАСТЬ 1. НУЛЕВАЯ ОТМЕТКА

«Я мыслю – значит существую»
Рене Декарт

***

Мокрый серый асфальт. Холодно. Терпкий запах чего-то горелого. Конечности плохо слушаются. Сознание Мари медленно возвращалось в реальность.

«Где я? – первое, что подумала девушка, попытавшись сесть, – Что со мной произошло?…»

Асфальтированная дорога, на которой она еще секунду назад лежала ничком, была абсолютно пустынной. Ни единого человека и совершенно никакого транспорта вокруг… Лишь в нескольких метрах от нее одиноко лежал на боку ее мотоцикл. Слабо моросил противный серый дождик.

Мари сняла с головы мотоциклетный шлем и огляделась по сторонам. Но, несмотря на то, что девушка избавила свой взгляд от затемненного стекла шлема, все вокруг по-прежнему выглядело каким-то серым и абсолютно бесцветным. Все, кроме валявшегося неподалеку, видавшего виды мотоцикла, который, как ни странно, все еще сохранил свою, слегка обшарпанную временем, но такую привычную для взгляда, расцветку. Данное открытие ввело ее в состояние легкого недоумения…

Сама Мари была стройной и слегка хрупкой девушкой среднего роста, двадцати с небольшим лет. Ее немного отросшее каре черных волос, с косой, асимметричной челкой на одну сторону, непослушно рассыпалось из-под снятого с головы шлема по бледной, алебастрово-белой, коже. Плотная темная косметика, которая до аварии была на ее лице, сейчас слегка растеклась, образовав под глазами черные потеки. Но, несмотря на это, она все еще продолжала выразительно подчеркивать зеленый абсент больших глаз, обрамленных длинными и густыми бабочками-ресницами. Красивые и яркие, но почти постоянно немного поджатые губы девушки были слегка обветрены, очевидно в следствие довольно частых поездок на мотоцикле. Вместе с сосредоточенно нахмуренными темными бровями, они вносили в ее миловидное лицо какую-то напряженную серьезность.

«Странно, – подумала Мари, продолжая озираться по сторонам, – Похоже, что я не справилась с управлением… Но я, почему-то, совершенно не помню, как именно это произошло… И отчего все вокруг такое серое? Может быть, при падении я сильно ударилась головой, и это последствия какой-то черепно-мозговой травмы?»

Подняв к глазам собственную руку с плохо гнущимися, очевидно от переохлаждения, пальцами, девушка увидела на ней отчетливые следы коричневой запекшейся крови. Да и сами пальцы, выглядывавшие из ее черных обрезанных перчаток, были заметно покрасневшими и даже слегка посиневшими от долгого воздействия на них низкой температуры.

«Ничего не понимаю…, – недоуменно опешила Мари, – Моя рука по-прежнему полна красок, как и мой мотоцикл, а вот весь мир вокруг нет… Он такой бесцветный и блеклый, как будто бы этот серый дождь вымыл из него напрочь все краски…».

Она аккуратно и неторопливо встала на ноги, чутко прислушиваясь к собственным ощущениям и пытаясь понять, не сломаны ли у нее кости. Руки и ноги плохо ее слушались, но Мари пришла к выводу, что это, скорее всего, от того, что она какое-то время лежала без сознания на мокром, холодном асфальте. Немного подвигавшись, девушка заключила, что ее позвоночник, так же как и все прочие кости вроде бы не повреждены. Ее голова сильно болела, но, несмотря на это, похоже, тоже была целой. По крайней мере, на ощупь…

«Ну хоть что-то радует…, – скептически усмехнулась про себя Мари, – Интересно, давно я тут уже валяюсь, и почему вокруг совсем никого нет?»

Окружающая место происшествия гладкая асфальтированная дорога местами была изъедена глубокими трещинами, сквозь которые то тут, то там пробивалась жесткая трава, пепельно-серого цвета. Неподалеку, в легком тумане, виднелись смутные очертания каких-то темных строений. И кое-что в них показалось девушке очень странным… Было похоже, что среди них нигде не горит свет, и не раздается ни единого звука. На обочине дороги, рядом с лежащем на боку мотоциклом, одиноко возвышался покосившийся дорожный указатель.

«Добро пожаловать в Зеро Варош!» – дружелюбно гласила его старая, облупленная в нескольких местах надпись.

«Где это я? – вновь растерянно подумала Мари, совершенно не узнавая ни саму местность, ни название населенного пункта, – И что я, вообще, здесь делаю? Это место создает впечатление какой-то заброшенной богом дыры… Да и название у него, мягко говоря, странное…».

Как бы там ни было, но одним из самых основных жизненных правил Мари было не паниковать ни при каких условиях. И поэтому первое, что она сделала, так это невозмутимо порылась в карманах своей куртки в поисках телефона. В одном из них девушка обнаружила изрядно мятую пачку сигарет и зажигалку, а в другом связку ключей с металлическим брелком в виде объемного черепа, но телефона своего так и не нашла. Мари вновь отметила, что все ее вещи, так же как и она, сохранили привычную расцветку.

– Вот же черт…, – еле слышно буркнула девушка, доставая из пачки одну из помятых сигарет и пытаясь осторожно раскурить ее, не сломав.

«Похоже, это какая-то заброшенная трасса…, – размышляла она, – Но, может, в этом городишке я все же смогу найти помощь? Ну, или хотя бы телефон… Моя Энни там уже, наверное, с ума сошла…».

При мыслях о сестре, в груди Мари неожиданно возникло какое-то сильное тревожное чувство. Что-то подсказывало ей, что Энни в опасности, вот только Мари никак не могла понять, что именно той угрожает. Не на шутку встревожившись из-за подобных ощущений, она вновь попыталась вспомнить обстоятельства случившейся аварии и те события, которые непосредственно этому предшествовали. Но ее голова, в ответ на это, лишь упрямо заныла, как будто бы на месте запрашиваемых воспоминаний неожиданно образовалась глубокая черная дыра.

«Наверное, это у меня из-за какой-то травмы мозга… Все эти провалы в памяти, и, может, даже неправильное восприятие цветов, – пришла к выводу Мари, перебирая привычного вида вещи в своем небольшом рюкзаке, который обнаружила лежащим на трассе неподалеку от мотоцикла, – Похоже, мне все-таки нужно попасть хоть в какую-то больницу. А то мало ли что у меня с головой…».

В рюкзаке обнаружилась начатая бутылка с водой, темные очки, блокнот с ручкой, таблетки от головной боли, флешка, паспорт, читательский билет, небольшой фонарик, косметичка с зеркальцем, упаковка одноразовых дезинфицирующих салфеток, кошелек, телефон, а также несколько различных полу-бесполезных мелочей. Мари с надеждой схватила телефон в руки, но тотчас же разочарованно обнаружила, что его экран мертв, потому что батарея полностью разряжена. В одном из карманов рюкзака девушка обнаружила также зарядник для телефона от мотоцикла, но через некоторое время, с еще большим разочарованием, поняла, что аккумулятор мотоцикла почему-то также истощен. А когда, то же самое оказалось и с батареей фонарика, Мари уже окончательно вышла из себя.

– Да что это за ерунда! – в сердцах возмутилась она, – Такое ощущение, как будто всю энергию отовсюду что-то просто выжрало!!

Ее раздраженный голос отозвался во влажном воздухе легким, быстро угасающим эхом. Мари вновь огляделась по сторонам. Вокруг было все также серо, уныло и промозгло. И не было даже толком понятно какое сейчас время суток – утро, день или вечер. Из-за того, что все небо было затянуто сплошной пеленой грязно-серых туч, которые плавно переходили в плотный туман, стелющийся по земле повсюду.

«Ладно, – решила Мари, – Надо просто идти к зданиям… Вдруг там я, все-таки, обнаружу кого-нибудь живого. И, может, у этого кого-то будет при себе хотя бы телефон…».

Тщательно собрав свои вещи, Мари, на всякий случай, проверила наличие на щиколотке верного охотничьего ножа в ножнах, закрепленных за высоким бортом ее тяжелого армейского ботинка. Заодно девушка потуже затянула шнурки. Выпрямившись, Мари сняла с руки резинку для волос и собрала свое, слегка влажное от погоды, каре в более удобный и практичный хвостик на затылке.

×