Мой Блэк, Моя Рэд (ЛП), стр. 65

— Я люблю тебя, Себастьян. Я любила тебя всю свою жизнь.

Он держит мое лицо в руках, его губы едва касаются моих.

— Теперь я это знаю, Талия, — начинает он и снимает маску. — Поэтому я и привёл тебя сюда.

Я моргаю, пока зрение не возвращается. Когда я вижу знакомые окна, мой взгляд облетает скудно обставленную комнату. Это его старая спальня в Хэмптоне. Та, которую продала Изабель.

— Как... как ты это сделал? Ты арендовал дом?

Он медленно качает головой.

— Это мое. Здесь произошло что-то особенное, и я не собирался позволять кому-то другому владеть этим местом.

— Ты действительно купил?

Он пристально смотрит мне в глаза.

— Я поручил это третьей стороне. Даже Мина не знает, что он мой.

— Она будет так рада! — я счастливо смеюсь и сжимаю его шею, покрывая поцелуями его подбородок.

Себастьян ухмыляется и двигает бедрами, ударяя в такие места, что я выгибаюсь и стону.

— Я нанял дизайнера, но если тебе что-то не понравится, мы поменяем. А пока... в эти выходные мы собираемся окрестить каждую комнату в этом месте.

Я обхватываю ногами его бедра и улыбаюсь.

— Как насчет того, чтобы начать с этого? У меня такое ощущение, что это всегда будет моя любимая комната в доме.

Себастьян выходит, а затем проникает глубоко внутрь меня, и когда я запускаю пальцы в его волосы, он наклоняет свою голову ближе к моей, его голос хриплый от желания.

— Думаю, теперь ты знаешь, что той ночью я занимался с тобой любовью, Талия. Ты была особенной с самого начала и всегда будешь.

Мое сердце переполнено любовью к нему. Я целую его шею и поддразниваю:

— Думаю, мне нужен повтор. Знаешь, просто чтобы убедиться, что ты действительно занимаешься со мной любовью.

С мрачным смешком он хватает меня за бедра. Высоко подняв их, он начинает двигаться во мне, сексуальная ухмылка приподнимает его губы.

— Вы уверены, что сможете принять вызов, Мисс Ред? Как ты думаешь, кто продержится дольше?

Он входит в меня, и мне хочется выть. Дрожь восторга пробегает по моему телу, я делаю все, чтобы не потерять его мгновенно. Я впиваюсь ногтями в его спину и наслаждаюсь похотливым голодом, который вспыхивает в его великолепных глазах.

— А вы как думаете, мистер Блэк? — Я вспоминаю упражнения Кегеля. Напрягаю внутренние мышцы, когда он начинает вырываться, и улыбаюсь, когда он останавливается и издает резкий стон. — Я боец, помнишь? Дай мне все, что у тебя есть.

Себастьян полностью выходит из меня с опасной улыбкой на лице.

— О, все в порядке, дорогая.

Прежде чем я успеваю ответить, я уже лежу на животе, закинув руки за голову. Сжимая мои запястья одной рукой, тепло Себастьяна окружает меня, его голос соблазнительным бархатом звучит в моем ухе.

— Подними свою сладкую попку. Давай.

Я подумываю бросить ему вызов, но заинтригована, поэтому задерживаю дыхание и приподнимаю таз, ожидая, пока он подсунет под мои бедра сложенную подушку.

— Раздвинь ноги, Талия, — говорит он, толкая меня коленом.

Я уже задыхаюсь, когда подчиняюсь. Его глубокий голос просто бьет по всем нужным нотам для меня.

Себастьян шепчет обо всех способах, которыми он собирается заставить меня кончить, скользя внутри меня, но именно эта поза пробуждает мое тело к жизни. Каждый раз, когда он выходит, а затем снова входит, своими медленными, неторопливыми движениями, он попадает прямо в мою точку G.

Сочетание его грязных словечек и его члена, играющего с моим телом, как его собственный, прекрасно настроенный инструмент, превращает мой мозг в кашу. Я не могу свести ноги. Я не могу дергаться или раскачиваться, чтобы свести его с ума. Я не могу пошевелиться. Я полностью в его безжалостной власти. Все, что я могу сделать — это почувствовать, как желание внутри меня ускоряется в такт моему колотящемуся сердцу.

— Я... Я не могу, Себастьян.

— Ты сдаешься? — он хрипит, его собственный голос напряжен, почти хриплый.

— Да! Просто позволь мне кончить, — кричу я, когда он снова глубоко входит, но затем Себастьян переворачивает меня на спину и скользит внутрь меня в мощном порыве первобытного обладания.

Уткнувшись носом мне в шею, он трясется, его тело напрягается, когда он глубоко стонет, затем двигает бедрами под правильным углом и врезается в меня еще одним агрессивным толчком. Я теряюсь в этом мгновении, крича, когда мой оргазм поглощает меня быстрее, чем когда-либо. Себастьян держит меня за волосы так же крепко, как его рука держит мою задницу, когда он входит в меня и издаёт гортанный рык удовольствия через свой собственный оргазм.

Когда наши колотящиеся сердца бьются в унисон, он поднимает голову с кривой улыбкой на лице.

— Думаю, мы оба проиграли, Рыжик.

Я улыбаюсь и притягиваю его ближе, вдыхая его удивительный запах.

— Я бы сказала, что это ничья.

***

На следующее утро я натягиваю футболку Себастьяна и спускаюсь вниз, чтобы обнаружить его сидящим в мягком кожаном кресле перед французскими дверьми, которые ведут во внутренний дворик и маленький частный пляж за ним. Я улыбаюсь восходящему над горизонтом солнцу, его желтые лучи отражаются от воды, и запускаю пальцы в его волосы.

— Почему ты меня не разбудил?

— Я подумал, что ты, наверное, устала, «обшарив» половину комнат в этом доме. — Без рубашки, в мягких черных брюках, он сжимает мою руку и дерзко улыбается, притягивая меня к себе на колени. Он кивает на сложенную бумагу в моей руке, и его брови взлетают вверх. — Что это?

Я прерывисто выдыхаю и разворачиваю ее, чтобы он мог прочитать.

— Это контракт. Для нас. Я не указала срок действия, но подумала, может быть…

— Как давно это у тебя? — спрашивает он, нахмурившись.

Я слегка ерзаю под его прямым взглядом.

— Он уже неделю лежит у меня в сумочке.

— И ты только сейчас мне его показываешь?

Он злится? Я пожимаю плечами.

— Я не хотела делать вид, что…

Себастьян вырывает у меня из рук бумагу и швыряет ее за спину. Я смотрю, как он с тихим шепотом опускается на пол и надевает мне на левую руку кольцо.

— Выходи за меня замуж, Рыженькая.

Я смотрю на великолепное платиновое кольцо шириной в четверть дюйма. Ровное отполированное колечко с витиеватой конструкцией из красных драгоценных камней.

— Я не знала, веришь ли ты в брак, — говорю я, касаясь камней, мое горло сжимается от эмоций.

Он хмурит брови.

— Я сказал, что никогда не отпущу тебя, и я именно это имел в виду. Когда я покупал этот дом, я не мог избавиться от удивительного воспоминания, но я действительно купил его для нас, Талия. Я не утверждаю, что со мной будет легко жить... и честно предупреждаю, я собираюсь быть занозой в заднице при некоторых рабочих заданиях «Трибуны», ты будешь принимать поддержку от меня в более рискованных случаях, чтобы я не сошел с ума от беспокойства. Но я хочу, чтобы ты разделила свою жизнь со мной.

Я открываю рот, чтобы сказать хоть что-нибудь, но смотрю на кольцо, на блики света от красных камней. Себастьян криво улыбается и поднимает мою руку, чтобы продемонстрировать полосу камней.

— Это красные бриллианты. Редчайшие, как и ты. — Его взгляд встречается с моим. — Я всегда буду доминировать, Талия. Я не буду извиняться за это, но я хочу, чтобы ты знала, что брак со мной означает вместе, но независимо.

Я смотрю на кольцо, тронутая таким глубоким чувством.

— Так вот почему они сверкают.

Он медленно кивает.

— Я буду защищать тебя, но никогда не задушу.

Я делаю глубокий вдох и быстро моргаю, чтобы не разрыдаться. Он просто заставляет меня таять. Коснувшись его подбородка, я улыбаюсь.

— Мне нравится, что ты выбрал красные бриллианты вместо традиционных. Но если они самые редкие, возможно, мне стоит надеть копию и положить это в сейф.

— Нет, ты будешь носить только настоящее. Ты стоишь каждого пенни, талия. Каждого, до единого.

Я смиренно беру его левую руку и провожу пальцем по безымянному.

×