Выжить любой ценой 3 (СИ), стр. 137

Поскольку маскировка была активна нас так никто и не заметил. Но чтобы получше осмотреться я поднялся на геостационарную орбиту и подключился к спутникам Земли.

После этого искин челнока начал быстро поглощать информацию из интернета и создавать аналитическую заметку для меня. Я же приказал искину отыскать моих родителей. За прошедшее время они вполне могли покинуть город и даже страну, но еще тогда когда я покинул Землю любой человек на Земле оставлял за собой цифровой след. Так что незаметно исчезнуть на Земле было довольно сложно.

— Мы уже на Земле? — спросил у меня Виктор.

— Не совсем, мы в космосе над Землей, — ответил я и сделал прозрачным кабину челнока. — Но скоро мы будем там.

— Я никогда не думал, что смогу побывать в космосе. А уж то, что это будет настолько обыденно, — произнес он смотря на Землю под нами, — И все таки, если вам Земля не интересна, то для чего вы сюда переместились.

— Я сам когда-то родился на этой планете, — произнес я, смысла скрывать не было, — Когда-то давно я с другом отправился в лес, — вывел этот лес на голограмму, — посмотреть крупнейший метеоритный дождь в полушарии, но посмотреть нам так и не удалось. Мы провалились через пространственную аномалию в другую реальность где были схвачены местными аборигенами. Мне повезло, я выжил, а вот Гриша оказался запеченным на костре и употребленным в качестве обеда.

— Подожди, так ты Максим? — удивленно произнес Виктор.

— О так ты знаешь обо мне что-то? — спросил я у него заинтересованно.

— Был у нас висяк о пропаже двух парней. Тогда я еще стажером в полиции работал, отправили нас на ваши поиски в лес, но так ничего и не обнаружили. Списали все на вашу молодость и то, что вы сбежали в какой-то другой город или даже страну. — произнес Виктор.

— Кстати, а как ты оказался в этом лесу? — спросил я у него, хотя уже и сам знал считав из его памяти.

— Да за последние десять лет в том лесу пропало уже три десятка человек и ведь никаких следов. — произнес он, — ВОт недавно компания из трех парней направилась в лес на рыбалку и пропали как и вы когда-то. Не находили их как меня?

— Нет, по крайней мере у меня таких данных нет, — произнес я.

— Ладно, ты как я понял хочешь найти свою семью? — узнав, что я так же землянин он сразу стал ко мне лучше относится.

— Да, вот искин сейчас ищет следы матери и отца в интеренете и ваших базах. — произнес я.

— Да уж, вот так признаться представителю правоохранительных органов о взломе государственных баз данных, — хмыкнул Виктор, — Еще месяц назад я бы попытался тебя арестовать.

— Это мне уже не нравится, — произнес я получив данные от искина, — Отец в тюрьме уже два года за вооруженное ограбление. Мать в деревне у родителей отца воспитывает мою сестру. Что-то тут не так.

— А так это твой отец? — уточнил Виктор увидев на голограмме его фотографию, — Тогда все понятно, громкое дело было. Чтобы продолжить твои поиски твой отец вступил в банду пришлых мразей и взяли три инкасаторские машины за одну неделю. Он во всем сознался на суде, но все равно получил двенадцать лет плюс конфискацию имущества. Громкое дело было во всех газетах публиковали.

Вот же хрень какая получается. Если раньше я просто хотел прийти домой к родителям и сказать вот он я. То теперь придется мне немного поработать. Для начала оставлять гнить отца в тюрьме я не собирался.

А потому выяснив местонахождение колонии которая как не странно оказалось лукьяновской сразу же телепортировался во двор колонии. Поскольку я был под действующей маскировкой меня тут так никто и не смог заметить.

Как же все таки хорошо в примитивных мирах. Тут никого и ничего нет, что смогло бы меня теоретически обнаружить. Так что я спокойно не напрягаясь подошел к дверям в здание и став на миг нематериальным просочился сквозь нее.

К сожалению узнать камеру в которой сидит отец я не смог через сеть. Несмотря на развитие технологий внутренний учет колонии велся по какой-то причине на бумаге. Но это не так уж и страшно.

Быстро найдя кабинет начальника колонии я проник к нему в сознание и выяснил где хранится картотека заключенных, а дальше еще проще в картотеке я выяснил номер камеры и отправился наконец-то вызволять своего отца.

Проникнув сквозь дверь я немного поморщился от вида пяти двухэтажных коек с грязным постельным бельем. Сами заключенные в данный момент играли в карты. Я решил немного похулиганить напоследок и снял невидимость также свернув шлем скафандра в воротник.

Мое появление заметили далеко не сразу. Но сначала один зэк, потом второй следом и третий заметив меня буквально зависли не понимая что происходит сейчас. Обратив на своих сокамерников внимание и остальные повернулись в мою сторону.

ЧТо можно сказать в камере наступила полная тишина. Можно было расслышать о чем говорят в соседних камерах. Наконец-то один из заключенных пришел в себя и обратился ко мне.

— Сыночек, это ты? — спросил он упав на колени.

— Да пап, это я. — ответил я ему улыбнувшись.

— Значит мне пришло пришло время? Как там на той стороне? — что-то отца повело не в ту сторону.

— Пап, я не мертвый, я живой и пришел забрать тебя из тюрьмы, как и маму, — произнес я подхватив схватившегося за сердце отца. Пришлось срочно накладывать на него общее исцеление и бодрячком привести его в чувства.

— Это, точно ты, — улыбнулся радостно отец и потерял сознание.

— Эй паря, а ты можешь и нас забрать с собой. Мы твоего батю тут защищали от некторых мстюнов. — обратился ко мне один из зэков.

ПОдняв телекинезом отца проверил еще раз здоровье и убедился, что страшного удалось избежать и папа просто потерял сознание от переживаний. Я идиот вообще-то нельзя так было появляться.

Обратив внимание на зэков я по быстрому проверил их память. Как оказалось главный в камере действительно взял отца под защиту когда другие заключенные профинансированные снаружи бандой в которой отец грабил инкасаторские машины решили убить его.

Сам главнюк сидел в тюрьме за убийство. Он убил полицейского который в камере предварительного заключения изнасиловал его дочь. После этого дочь повесилась еще там в камере.

Попала же она в камеру на митинге организованном студентами для повышения стипендии. Больше особо порочащих его дел я не увидел, а потому решил, что можно прихватить с собой, а то ему за убийство полицейского дали пожизненное.

Остальные зэки сидели за разной тяжести преступления. Трое из восьми оставшихся зэков были закоренелыми ублюдками. Так что их освобождение я даже и не рассматривал.

А вот остальные пятеро сидели хоть и за реальные преступления. Но как по мне свое они отсидели. Вот к примеру кража ювелирных изделий у богатой истерички для того чтобы оплатить лечение сына после автомобильной аварии. Или организация доставки контрабандных лекарств которые по какой-то причине запретили в стране.

— Заберу всех кроме этих троих, — указал я рукой на ублюдков и те потеряли сознание от ментального удара. У вас есть выбор начать жизнь в новом мире или я вас выпущу в любой стране мира. — произнес я и телепортировался на челнок. Сразу стало несколько тесно, но вполне терпимо.

— Виктор, это сокамерники моего отца. По моему мнению они свое уже отсидели, — произнес я. — Так что вы решили? — спросил я у уже бывших зэков.

— Меня ничего не держит в этом мире, так что куда бы вы не отправились я пойду с вами. А мы пожалуй останемся, — переглянулись между собой мужчины.

— Есть у меня знакомые в Албании, помогут нам устроиться с комфортом, а дальше и родственников перетянем. — произнес один мужчина.

— ПОказывай куда вас, — вывел голограмму с картой Албании. Мужчина не уверенно начал всматриваться, но вскоре разобрался и указал на Дуррес.

— Давай сюда, я там уже семь лет не был, но думаю мы сориентируемся. Только вот есть какая одежка? А то так слишком подозрительно будет выглядеть.

— Вот простейший комбинезон с управлением с наручного компьютера. При помощи высококачественной голограммы можно настроить любой вид, — передал им я комбинезоны которые изначально приготовил для своей семьи.

×