Великая Парагвайская война, стр. 1

Вячеслав Игоревич Кондратьев

Великая парагвайская война

© Кондратьев В., 2018

© Издательство «Пятый Рим»™, 2018

© ООО «Бестселлер», 2018

Вступление

На дорогах истории порой встречаются развилки и перекрестки, определяющие судьбы не только отдельных стран и регионов, но и целых континентов. Прoхoждeниe тaких узлoвых тoчeк рeдкo oбхoдитcя бeз пoтряceний и жeртв. Если быть точным, не обходится почти никогда, принося современникам тяжкий груз испытаний и горечь потерь, а потомкам оставляя долг поминовения «мучеников прогресса и исторической необходимости», положенных в фундамент современности.

Для Северной Америки таким переломным пунктом стала гражданская война в США, которая выковала из аморфного сообщества полунезависимых государств-штатов ту Америку, которую мы знаем сегодня. Каждый хоть что-нибудь да слышал об этом знаменательном событии. Однако мало кто знает, что свой «перекресток дьявола» был и на Южноамериканском континенте, причем разгорелся этот пожар почти в то же самое время, что и у большого северного соседа.

Речь идет о войне Бразилии, Аргентины и Уругвая против Парагвая 1864–1870 годов. В Аргентине и Уругвае она известна как Война Тройственного альянса – Guerra de la Triple Alianza. Бразильцы обычно используют название Парагвайская война – Guerra da Paraguai, парагвайцы же именуют события тех лет Великой войной – Guerra Grande.

Для парагвайцев это противостояние стало величайшим событием в истории и одновременно – страшной трагедией, опустошившей страну и поставившей ее на грань гибели. Для остальных участников война Тройственного альянса обернулась не столь трагично, но тоже оказалась суровым испытанием.

Жестокий конфликт четырех держав имел для Южной Америки не менее важное значение, чем для Европы – эпоха мировых войн. По количеству жертв с обеих сторон Guerra Grande по сей день остается самой кровопролитной войной в истории континента. А сформированная в ней расстановка сил и прочерченные по ее результатам границы сохраняются до сих пор, хотя с момента ее завершения прошло уже без малого полтора столетия.

Однако даже сейчас, в цифровую эпоху всеобщего и стремительного доступа к информации, Война Тройственного альянса по-прежнему остается Terra Incognita для отечественного читателя. Грандиозное событие, сформировавшее судьбу целого материка, растворилось и затерялось в тени других, более близких и гораздо лучше освещенных деяний.

Как правило, общее впечатление о войне формируется обрывочными пересказами, причем главным образом – тезисов популярного публициста С. Переслегина, сформулированных давным-давно и с той поры неизменных. В частности:

«… в Парагвае… орденом Иезуитов была предпринята попытка отказаться от концепта национального государства и создать принципиально новую организующую структуру, основанную на взаимной терпимости и идеях прогресса. Эксперимент продолжался более двухсот лет, и к середине XIX столетия Парагвай, первым на латиноамериканском континенте, вплотную подошел к порогу индустриальной эпохи. Именно в этот момент вспыхивает Южноамериканская война (1864–1870). До сих не вполне понятно, какие именно силы развязали ее и сделали столь кровопролитной … По масштабности истребления мирных жителей Южноамериканская война делит первое место с геноцидом, который осуществлял в Бельгийском Конго король Леопольд, и существенно превосходит достижения Адольфа Гитлера». («Опасная бритва Оккама»).

Ну и, разумеется, никак не обходится без «модных» разоблачений происков мирового империализма в лице «англичанки», которая всегда строит козни и творит непотребства.

А что же на самом деле случилось в середине позапрошлого столетия в далекой Южной Америке? Переверни страницу, читатель, и на время забудь о современном мире, а также о порожденных им химерах. Перенесись в далекую пору, когда мир стремительно менялся; когда уголь и пар пришли на смену лошадям, разгоняя прогресс до невиданной скорости; когда один человек на заре своей жизни затепливал от уголька лучину, а к ее закату – зажигал электрическую лампочку.

Нас ждет XIX век…

1

Тридцать лет одиночества

Война никогда не начинается «просто». Это всегда тяжелое, непростое решение многих участников «процесса», обусловленное сложными и разноплановыми факторами. Парагвайская война не стала исключением, ее породил целый комплекс объективных и субъективных причин. Попробуем же кратко взглянуть на них и оценить их роль.

Первой и наиболее важной объективной предпосылкой, безусловно, следует назвать проблему границ. С них, как правило, начинаются великие потрясения, ведь кто-то всегда считает, что достоин большего и обделен соседями, несправедливо присвоившими себе дары судьбы.

В течение многих лет со времен обретения независимости [1] границы между латиноамериканскими странами не были взаимно согласованы и зафиксированы соответствующими договорами. В частности, Парагвай имел территориальные споры буквально со всеми своими соседями. На целый ряд обширных приграничных областей, которые он изначально считал своими, одновременно претендовали Бразилия, Боливия и Аргентина.

Ситуация усугублялась отсутствием подробных карт и путаницей географических названий. Порой доходило до абсурда: например, бразильцы и парагвайцы считали, что один из участков границы между их странами проходит по реке Игурей, однако то, что в Парагвае именовали Игуреем, бразильцы называли рекой Вакария, а «настоящий» Игурей, по их мнению, находился гораздо южнее. Парагвайцы же называли «бразильский» Игурей рекой Карапа и были уверены, что она протекает по их территории. В такой ситуации очень легко объявить «своим» что угодно.

В отсутствие верховного арбитра, способного заставить всех договариваться силой авторитета или оружия, никто не пытался урегулировать территориальные вопросы «пером» – за столом переговоров. Наоборот, все готовились к тому, что рано или поздно их придется решать «мечом», на полях сражений.

Второй, не менее важной предпосылкой войны, стало невыгодное географическое положение Парагвая. Страна, расположенная в самом центре Южной Америки и не имевшая выхода к морю, всецело зависела от аргентинского транзита по реке Парана, по которой осуществлялись все экспортно-импортные поставки. Это была единственная транспортная артерия, связывающая Парагвай с внешним миром, так как границы с Бразилией и Боливией проходили по диким, почти незаселенным местам и бездорожью. Таким образом, для страны контроль над речным путем являлся жизненно важным.

Впрочем, в первые десятилетия независимости Парагвай не слишком тяготился своим положением, поскольку захвативший власть диктатор Франсия ввел режим автаркии, фактически отказавшись от внешней торговли. А нет торговли – нет и забот о транспортировке товаров.

Здесь следует сделать небольшое отступление и рассмотреть поподробнее личность означенного диктатора. Хоть он и не имел прямого отношения к Великой войне, поскольку умер за четверть века до нее, но за время его долгого правления сформировался тот фанатично-жертвенный менталитет парагвайцев, который впоследствии позволил им более пяти лет выдерживать натиск многократно превосходящих сил противника.

Хосе Гаспар Родригес де Франсия родился 6 января 1766 года в семье отставного офицера-артиллериста и местной аристократки с индейскими корнями. Получив хорошее образование в Кордовском университете, куда он поступил в 15 лет, Франсия уже к 20 годам обзавелся дипломом доктора теологии. Однако церковная карьера его не прельщала. Продвинувшись на административном поприще, Франсия в 1809 году занял должность градоначальника (алькальда) Асунсьона – столицы одной из провинций вице-королевства Рио-де-ла-Плата. Помимо Парагвая, в эту огромную колонию входили территории нынешней Аргентины и Уругвая.

×