Святой Грааль (СИ), стр. 3

Но то, что произошло в Лондоне, сразило меня наповал, убило, закопало, и водрузило над могилкой нехилый такой обелиск. В окружении одетых в черное придворных — ничего себе, оказывается, все уже в курсе? — Беренгария с абсолютно невозмутимым лицом выслушала мое сбивчивое: "Матушка, я… в общем, не успели мы… Ваш супруг, мой отец король Ричард, испустил дух… ", а затем соизволила с царственной холодностью произнести:

— Крепитесь, дорогой Робер! Это невосполнимая утрата для всех нас. Но, прежде всего, мы должны помнить о долге, а посему, чтобы не отвлекать вас от государственных дел, сын мой, я осмелилась сама приказать подобающим образом убрать покои и пошить нам траурные одеяния…

После чего заявила, что ей надо помолиться о душе столь рано почившего обожаемого супруга, и удалилась, оставив меня абсолютно охреневшим и здорово обиженным. Я тут весь извелся, думая, как бы намекнуть ей помягче, что лучше нам остаться друзьями, а она?! Типа — мы только знакомы? Спасибо тебе, Рома, за Ричарда, а теперь можешь быть свободен?..

Поговорить с глазу на глаз нам удалось только ночью. Я думал, она сама, чтобы загладить свое поведение, найдет возможность увидеться без посторонних, но прождал зря. Что она вообще о себе воображает?

Когда я вошел в ее спальню, она сидела в кресле у почти потухшего камина.

— Рада, что вы вернулись, друг мой — я очень волновалась, пока вас не было… Ну, что же вы стоите, присаживайтесь поближе к огню! — и кивком указала на соседнее кресло.

Видимо, у меня на лице было все написано, потому что она покачала головой и тихо сказала:

— Я вижу, вы чем-то рассержены или огорчены?

Я еще не решил, стоит ли ей прямо сейчас сказать все, что я о ней думаю, или подождать, как она вздохнула и произнесла:

— Вы будете великим королем, Робер, я уверена… Но вы будете менее уязвимы для своих недоброжелателей, если научитесь не так открыто выражать перед всеми свои чувства. Ведь, к сожалению, врагов у вас с каждым днем будет все больше, и далеко не все они встретятся вам в честном поединке на поле брани. Я не призываю вас к обману, я всего лишь напоминаю об осторожности… Вы слишком дороги для всех нас, чтобы позволить вам без нужды подвергать себя опасности!

Это она что типа так извиняется, что ли? Нет, определенно, с Маней куда проще! А матушка моя названная между тем продолжала:

— А вот со мной вы могли бы быть и более откровенны! Хотя, конечно, я и сама без труда догадалась, куда мог податься внезапно исчезнувший из Тауэра принц Робер. Особенно, после беседы о короле Ричарде. Я уже успела достаточно изучить ваш нрав, ваши обычаи и привычки чтобы, понять: если вы дали слово не воевать с "Да-и-Нет" [6], то самому Ричарду настал конец, скорый и неотвратимый. К тому же за все время я достаточно хорошо узнала и ваших вассалов. И была уверена, что вы отправляетесь не один, а с многочисленными и надежными спутниками, которые умрут, но не дадут вас в обиду…

Она погладила меня по волосам и улыбнулась:

— Во всей этой истории меня удивило только одно: как это графы Кент и Солсбери еще не рванулись с вами уничтожать Ричарда? Прихватив с собой его преосвященство — архиепископа Кентерберийского?

Я представил себе папашу Тука в колючих кустах и заржал, а Беренгария вторила мне своим серебряным голосом. Когда к нам сунулся сэр де Литль, то узнав, над чем хохочут принц и королева, присоединился к нам своим рокочущим басом.

А на следующий день на меня неудержимой лавиной навалились каждодневные заботы, приправленные новыми проблемами…

— … Зять мой, ваше величество, — Великий Сенешаль с непристойной фамилией расправил усы и приосанился, — Вам немедленно надо назначить день вашей коронации.

— И то правда, сын мой, — пробасил архиепископ Кентерберийский Адипатус. — Тесть твой дело говорит. Что тут тянуть? Коронуем тебя, — он завел очи горе и зашевелил губами. — О! Аккурат на Пасху и коронуем… — Тут его преосвященство гулко рыгнул и добавил: — А пока — пока батюшку твоего отпоем, да…

Он хотел ещё что-то добавить, но тут де Литль, который стоял за моим троном во главе своей родни с сонным выражением на лице и со здоровенным топором в руках, вдруг спросил громоподобным шепотом:

— Командир-принц, а отпевать-то кого станем? Что тебя коронуют — ясно, а чё, у нас ещё кто-то помер?..

— Джон, ты упал и головой ударился? У меня ж отец — Ричард скончался…

Де Литль ожесточенно поскреб в затылке и изумленно вопросил:

— А чё, мы его отпевать станем? Его чё — кроме нас и похоронить-то некому?.. Не, ну… тогда…

Не смеялась, кажется, только Беренгария. Остальные не просто помирали от хохота, они стонали и ревели, колотили кулаками по столам — все, включая чопорных храмовников и тишайших евреев. Отец Тук, утирая слезы, простонал:

— Джон, ты уж лучше кулаками… а то языком у тебя не очень… так что лучше… помолчи… ибо сказано: да не отвратится ваш лик от изрекающих истину по воле Господней… впрочем, это не про тебя…

… Однако смех — смехом, а вопрос с коронацией действительно надо решать. Уильям Длинный меч и Великий Сенешаль с энтузиазмом взялись за это дело, да и вдовствующая королева Беренгария тоже подключилась и развила такую бурную деятельность, что ни у кого и тени сомнения не возникло: так заботиться можно только о родном, горячо любимом сыне. Хотя эта троица взяла процесс подготовки на себя, но и мне тоже досталось. Портные сняли с меня мерку, чуть не по миллиметрам, собираясь сшить "новое платье короля"; евреи-торговцы притаранили целый обоз тканей, чтобы благородный принц Робер мог выбрать себе подходящее качество и подходящий цвет того, в чем он станет королем; Энгельс с Марксом, Паулюсом, Далфером и Олексой Ольстиничем гоняли войско до семьдесят седьмого пота, готовя коронационный парад, Арблестер сотоварищи туманно намекали на какие-то заморские диковины, которые они притащат на коронацию. Впрочем, тут их перебивали храмовники с евреями, обещая привести что-то чуть не с самого края света и так далее, и тому подобное… Правда, это всё заняло немало времени, а потому коронацию решили перенести "на потом". Например, на Троицу. Ну да мне торопиться некуда: когда коронуюсь, тогда и коронуюсь…

Но коронация коронацией, а прочих-то забот никто не отменял. И первым на повестке дня встал вопрос государственной безопасности…

… Мы — я, тесть Мурдах, Примас Англии Адипатус, графы Кент — Энгельс, Норфолк — Маркс и Солсбери — Уильям Длинный меч, Великий Кастелян Ордена Храма в Англии Лука Боманур, Первый Лорд Адмиралтейства Арблестер и новый Лорд Канцлер — Реджинальд фон де Бёф — сидели за столом в Малом Тронном зале у стола, застеленного удивительно красочной и насыщенной фантастическими деталями картиной, которую Арблестер почему-то называл картой, а остальные поддерживали его в этом заблуждении. Речь шла об ожидаемом вторжении войск принца Джона на территорию Англии…

— Аквитанская волчица — прости, племянник! — вещал "дядя Вилли", — никогда не простит смерти Ричарда. Пока она жива — ты б поберегся…

— Уж это — точно, — согласно кивнул головой мой синешалый тесть. — Она и отравителей пошлёт — не вздрогнет, да и убийц может нанять почище этих… — он зябко передёрнул плечами… — которых Рота Королевских Евреев в Святой Земле раздобыла…

Остальные многозначительно и сурово кивали, храня многозначительное и суровое молчание. Которое было нарушено самым неожиданным образом…

— Я чё-то не понял, или чё?!!

Громовой рык, похожий одновременно на грохот горного обвала и рев медведя-шатуна, которому наступил на лапу подслеповатый кабан, потряс зал. Гранд-сержант, барон де Литль выдвинулся из-за трона со своим топоро-молото-копьем и со всей дури саданул кулачищем по столу, расплющив подвернувшийся не ко времени серебряный кубок. Хорошо стол сделали — не треснул. Только покосился…

— Тут чё, кто-то думает, что мы плохо прынца охраняем, да?! И чё?! Ну?!! — чудовищное оружие со свистом рассекло воздух, да так, что Уильям Длинный Меч непроизвольно пригнулся. — Кто?!!

×