Адский умник (ЛП), стр. 37

— Я сегодня без белья.

На что его дочь Мюриэль, которая вошла в приёмную как раз в этот момент, простонала:

— О, это просто отвратительно.

— Секс — прекрасен и восхитителен, — возразил Люцифер. — Как, думаешь, ты появилась?

— Непорочное зачатие, — проворчала Мюриэль.

— Не-а, по этому пути пошёл мой непорочный брат.

— И где теперь мой дядя?

— Дуется, потому что я первым женюсь. Похоже, братец вновь мне проиграл!

— Это не соревнование, — крикнула Гея, стоящая на другом конце зала, где проверяла огненную скульптуру — копия недействующего вулкана в Помпеях.

«Моя вина. Раньше наша страсть к соревнованиям не знала границ».

— Будь это соревнованием, я бы победил, — проговорил Люцифер.

— Папа, повзрослей уже, — упрекнула его Мюриэль, чмокнув в щеку.

— Никогда! — в ужасе проговорил он, грозя кулаком в спину уходящей дочери. Каким восхитительным удовольствием стала его дочь — дерзкая, храбрая, опасная, когда ей угрожают и спит с целой горсткой парней.

Если бы Люцифер мог плакать, утёр бы слезу.

Друзья и родственники прибывали парами и поодиночке на вечеринку и ужин в честь помолвки. Все пришли погреться в лучах его триумфа — он урвал самую завидную невесту во всей галактике и всех измерениях. И поклониться его величию.

Серьёзно?

В наше-то время и поклониться?.. Забудь.

«Из-за дерзости ты и оказался в аду».

Приём шёл без инцидентов, несмотря на все попытки импов погонять официантов. Даже парочек за вульгарностями не застукивали. Лишь за лёгкими обольщениями, но их же нельзя завирусить в сети.

«Моя вечеринкам — отстой».

Она запомнится, как самая скучная, однообразная, чётко управляемая вечеринка по случаю помолвки в истории ада! Люциферу нужно что-то предпринять. И предпринять что-то крутое, но что?

Во время ужина он, наконец, заметил проблеск надежды, ощутив волнение силы. Правда. Кто-то пронёсся мимо охранных рун замка, будто их не существовало. Его заинтриговала явная наглость и сила.

Люцифер откинулся на спинку трона, изготовленного на заказ из цельного куска обсидиана и инкрустированного драгоценными камнями. У него был ещё один такой же для его блудницы. Король и его королева управляют двором.

Роскошный пир интересовал его меньше, чем ощущение прикосновение Геи, когда она медленно поднимала руку по его бедру. Ей так нравилось дурачиться во время ужина. Фишка в том, чтобы не потерять контроль. Ухищрения Люцифера постоянно проваливались, вот почему шеф-повар теперь думал, что Владыка любит салат из шпината с малиновым винегретом. Вот и не стоило кричать: 

— Да. Круто. Ещё! — Возможно, это и стало причиной недопонимания.

Притворяться, что он ничего не видит, когда хотел лишь посмотреть, кто там, было тяжело. Он слышал шёпот толпы.

— Кто эта женщина?

— Это что, щупальца?

— У неё три груди?

Тогда Люцифер обернулся и простонал вслух:

— Твою мать, морская ведьма вернулась.

— Морская ведьма вернулась.

И эти слова цепочкой пронеслись по залу, сопровождая скольжение ведьмы между столами, когда она направлялась прямиком к Люциферу. Волосы блестящими, тёмно-зелёными волнами танцевали по спине Урсулы. Обтягивающее платье ничего не оставляло воображению. Оно тесно облегало фигуру в виде песочных часов, а декольте, дразняще, демонстрировало полную грудь. Очевидно, платье сшито на заказ, так как идеально облегало три груди.

— Можешь в любой момент перестать таращиться, — проговорила Гея, пихая его локтем под рёбра.

Он сжал её руку.

— И отказать тебе в наслаждении ревностью? Даже я не настолько эгоистичен, развратница.

— Я не ревную.

— Какая лгунья, — пробормотал он. — Мне нравится. Знаю, тебе ненавистно, что я с ней спал.

— Но не женился же. И что же моя бывшая жена тут делает? — простонал Нептун, вставая за Люцифера в надежде, что Урсула его не увидит.

— Я хрен её знаю, и мне это не нравится, — заметил Люцифер. — У кого хватило смелости пригласить ведьму на мою вечеринку?

— Я думала, она заперта в другом измерении, после того инцидента, — прошептала Гея, крутя пальцем у виска.

— Да, меня заперли. Жестоко и несправедливо, — сказала Урсула, подойдя к главному столу. Где и остановилась, выпятив бедро и положив на него руку. Всё такая же сладострастно красивая, но в глазах было что-то холодное и тёмное.

— Ты свихнулась и попыталась уничтожить мир. Такое всегда замечают, — сухо ответил Люцифер.

Урсула вознесла зло на новый уровень и, казалось, что за время своего отсутствия отточила магию. Люцифер чувствовал силу, которая пульсацией исходила от Урсулы, словно вытекала из её пор. Но зачем она пришла? Чтобы похвастаться побегом?

— Меня немного расстроил разрыв с этим лгуном проститутом. — Урсула прищурила глаза цвета пред штормового моря на Нептуне.

Морской бог, наконец, вышел из укрытия, выпрямился и погладил бороду.

— Может мне и не пришлось бы тебя бросать, не доведи ты меня.

По залу пронеслось тихое:

— О-о-ох!

Люцифер приготовился призвать щит, чтобы прикрыться от крови.

Но ничего не произошло. Лишь у Урсулы задёргался левый глаз.

— Ой, да какая разница, кто виноват? — После чего Урсула кашлянула в ладонь слово: — Ты. — И продолжила уже громче: — Теперь, я вернулась, и пришла сюда не для того, чтобы ворошить прошлое. У меня было время преодолеть эту глупость. Теперь моя сексуальная жизнь гораздо лучше. — И она зловеще и пронзительно рассмеялась. — Сегодня праздник. Владыка Ада, демон, который помог запереть меня в мрачном измерении, где не с кем поговорить, кроме моих и неразвитых созданий, планирует жениться. Нужно вручить ему подарок.

— Как насчёт возвращения дебрей таких, какими они были? — Люцифер скучал по травке из болот, которую покуривал для расслабона.

С мелодраматичностью, которую Люцифер хорошо помнил, Урсула запрокинула голову и прижала руку ко лбу.

— Уже пытаешься выгнать меня из моего нового дома? И это после стольких усилий, которые я потратила на его создание? — Она шмыгнула носом и наклонила голову, чтобы посмотреть Люциферу в лицо. Глаза Урсулы приобрели цвет арктического, холодного и бескомпромиссного моря. — Нет. Я вернулась, сучки, и останусь здесь. И в знак доброй воли и искреннего желания сделать так, чтобы всё у вас получилось, хочу подарить поцелуй мира.

Мир, а не войну? Никакой крови или женских драк?

Вообще самая худшая вечеринка!

Урсула скривила соблазнительные красные губы для поцелуя. Будто Люцифер был настолько безумен, чтобы целовать другую женщину на глазах у своей невесты. Гея могла затаить обиду. Он отстранился.

— Мы не можем просто пожать руки?

— Чтобы мир между нами был окончательным, нужно что-то интимнее.

Гея толкнула его.

— Не будь таким трусом. Это всего лишь поцелуй. Прими его как демон и покончи с этим.

— Но ты же сама сказала, чтобы я никого другого не трогал. И угрожала, — Люцифер заговорил тише, — моим мужским частям тела, если я так сделаю.

— Так и будет, но это исключение. А теперь соберись, целка, и прими поцелуй, как взрослый мужчина.

— Ладно. Но мне это не нравится.

Люцифер подался вперёд и выпятил губы. Даже закрыл глаза, когда Урсула начала приближаться… и приближаться…

«Не нравится. Не нравится».

Что бы там ни говорила Гея, Люцифер знал, что у него будут большие неприятности.

К счастью, Урсула едва коснулась его губ, послав лишь слабый разряд, просто крошечный. Весь зал затаил дыхание. Можно было услышать, как крошечная фея выпустила газы. И… Люцифер ничего не почувствовал. Никакого желания швырнуть бывшую любовницу и бывшую жену друга — что делало секс с ней полностью запретным — на стол и отыметь.

Когда Урсула отстранилась, а Люцифер открыл один глаз, по комнате пронёсся вздох облегчения. Комната, полная людей, которых он любил больше всего во всем аду. Мир. Повсюду.

Пока Люцифер переводил взгляд от одного лица к другому, замечал людей, с которыми познакомился за все эти годы, некоторых из них он лично наставлял… а, по словам других, травмировал. Он увидел многих приспешников, которых выковал в адском огне и сделал сильнее. Увидев, как многие из них поддерживают его, сердце наполнилось радостью, и Люцифер не смог удержаться от восклицания:

×