Адский умник (ЛП), стр. 3

Как-то скучно и заумно, но книга в мягкой обложке, которую Валаска подняла с дивана, называлась «Востребованная Кодиаком» оказалась куда интереснее, особенно из-за полуобнажённого мужчины на обложке. Какой странный выбор литературы для латентного мужчины из ванной. Мужчины, который показался ей странно привлекательным… и немного тощим. Хоть и не гигант, но, по крайней мере, подходил ей по росту, примерно сто восемьдесят два сантиметра. Широкие плечи, и ни капли жира, но не похоже, что он работал руками по шесть часов или таскал песок. Он очень худой, отчего член казался нереально огромным и толстым.

«Не понимаю, чего он так стесняется своего вида».

У него точно есть чем хвастаться, и да, она это заметила. Как женщина, любящая сладострастия, Валаска не стеснялась в выборе партнёра.

Сев на стул у небольшого островка, отделяющего гостиную от кухни — на которой к слову потолок и пара шкафчиков была подпалены и витал запах гари — Валаска опёрлась локтями о столешницу и посмотрела на мужчину, с которым сейчас работала. На Люцифера. Владыка Ада собственной персоной. Мужчина около сорока лет на вид, одетый в чёрный в белую полоску костюм и рубашку бледно-розового цвета с галстуком, на котором был изображены — она подалась вперёд, чтобы точнее рассмотреть… ага, фламинго цвета фуксии.

— Милый галстук, — заметила она.

— Знаю. Все наряды мне шьёт личный портной, и он следит за тем, чтобы присутствовал акцент, как, например, на этом галстуке.

— А что с обувью?

Люцифер посмотрел на свои ярко-красные тапочки-утята, украшенные рогами из слоновой кости.

— Блин. Хотел же переобуться на встречу.

— Они выглядят… удобными.

— Так и есть. Хотя Гея их ненавидит, говорит, что от них у неё мурашки бегут. И она запретила мне надевать их в спальне.

— Ужас. — И она не говорила о решении Геи, а о том, что Владыка Ада носит такое.

— Ещё даже не вышла за меня, а уже приказывает. Кстати, позже надо будет заказать и ей. — Люцифер подмигнул.

Валаска отлично знала, что не стоит реагировать на его инсинуации. Хреново оказаться слушателем одной из хвастливых речей Люцифера о любовных похождениях. И, раз он теперь запретный плод, никто не мог потребовать доказательств его навыков.

К слову о навыках, по-видимому, сейчас нужны были её. Люциферу потребовалась воительница, а Тора — Королева Амазонок — задолжала пару услуг владыке, и вот, после проигрыша в армрестлинге Валаска оказалась под руководством Люцифера, и ей нужно понять свою должность и обязанности.

— Так, что не так с этой примадонной из ванны? — спросила Валаска, и почему дьявол настоял, чтобы она сопровождала его на встречу с парнем? Нельзя сказать, что мистер Розовощёк-толсточлен представлял угрозу.

— Адексиос особенный.

Она не упустила интонации.

— Особенный, потому что может навредить сам себе?

— Не совсем.

— Гермофобно [1] особенный?

— Вероятно.

— Особенный потому что достигнет восхищения? — произнесла она, хотя в это не верила.

— Огромного. На самом деле, вы оба достигнете.

Почему Валаске показались подозрительными улыбка Люцифера и расчётливый блеск его глаз?

— Иными словами, — вставил уже одетый парень, вышедший из ванной, — он придумал какой-то извращённый план, в котором мы должны сыграть свои роли.

— Извращённый? Мне уже нравится. — Дьявол расцвёл, словно ему только что сделали невероятный комплимент.

— Он говорит правду? Ты планируешь использовать нас в каком-то коварном сценарии?

— Хоть обычно я избегаю слова на букву «п», в этом случае, — Люцифер просиял, — я, действительно, планирую использовать вас во славу моего величия. Кстати, всегда, пожалуйста.

— Это как-то будет связано с насилием? — спросила Валаска, переходя к главному.

— Надеюсь, — ответил Сатана.

— Круто. Я в деле.

— Ты в деле? — переспросил парень. — Но ты даже не знаешь, на что соглашаешься.

Она пожала плечами.

— Пока я убиваю и дерусь — мне нормально. Лучше, чем патрулировать пляжи дома. — У Амазонок довольно простые цели в жизни: поесть, поспать, подраться и умереть, побеждая в битве.

— Разве ты не самая согласная? — Люцифер ухмыльнулся. — Сейчас, я такое позволю, но на будущее, отвечай резче. Как ещё мне практиковать свой ярый взгляд? Думаете, искусство запугивания даётся так легко? Ну, для меня, да, но всё же, демону нужна практика, чтобы он не заржавел.

— Ну, можешь практиковаться на мне, — завил парень, который оделся в бледно-синюю рубашку на пуговицах и бежевые штаны. Добавить к этому карандаш и очки и он точный ботан. — Я никого не бью. Мне хватает монстров Стикса и не нужен какой-то демон на стероидах, избивающий меня, чтобы мне же стало лучше.

— Может, если бы ты дал им себя избить, не было бы так плохо, — предположила Валаска.

Парню явно не понравился её ответ, так как он кинул на неё раздражённый взгляд.

— Кто ты и что вообще здесь делаешь?

Люцифер хлопнул в ладоши и потёр их.

— Ах, да, я забыл представить. Адексиос, сын Харона, перевозчик душ умерших через реку Стикс, познакомься с Валаской, амазонской, задиристой сучкой.

Она выпятила грудь — что было довольно впечатляюще в её нынешнем корсете, и это заметили и Люцифер и Адексиос. Таким комплиментом от Повелителя стоило гордиться. И, да, это одобрение, так как гордыня один из семи грехов. Если Валаска продолжит в том же духе, заработает пару бонусов.

— И что делает воительница-амазонка в моей гостиной? — спросил Адексиос.

— Отправляется с тобой на миссию.

— Миссию? Не-а, не могу. У меня есть работа. Знаешь, там, переправлять души по Стиксу. Работа сына и отца. Я не могу отца подвести.

— Такой хороший сын, что меня аж тошнит, — Люцифер изобразил рвотный позыв. — Ты мне моего сына Кристофера напоминаешь. Он тоже такое разочарование. Но не беспокойся о своём отце. Харон сказал, что я более чем желанный гость. На самом деле, он сказал так: «Возьми этого чёртового идиота, и сделай из него человека». Так что, очень полезно отправиться с Валаской в дебри и посчитать приспешников.

— Извини? — Этот чудак несколько раз моргнул, а затем достал из кармана очки в чёрной оправе, которые нацепил на нос. Как бы ненавистно Валаске было признавать, он отчасти пошатнул весь её взгляд на умников… Хотя она не призналась бы в этом своим сёстрам-амазонкам. Они бы ржали, как лошади над тем, что она посчитала такого слабого самца милым.

— Ты не прощён. Прощение для педиков, — заявил Люцифер.

— Я не молю о прощении, а прошу повторить, что ты сказал, потому что я, скорее всего, не правильно тебя услышал. Ты сказал, что хочешь отправить меня пересчитать приспешников в дебри?

— Именно так. Мне нужен верный подсчёт всех, кого я могу призвать в случае конфликта. Грядёт война, — произнёс Люцифер низким и зловещим голосом.

— Война с кем?

— Какая разница? — Люцифер потёр руки с явным ликованием. — Я лишь знаю, что пришла пора. Последняя война в основном была магической, и славу по большей части заработала Мюриэль. Проклятая дочь постоянно выставляет меня в невыгодном свете. Она — гордость своего отца. Но в этот раз, я буду готов, и очень надеюсь на кровавое сражение, в которое вгрызусь зубами. Кровь хороша свежей.

— Ты на хрен из ума выжил? — спросил Адексиос.

— По мнению восьмидесяти девяти из ста психиатров, да, — ответил Люцифер с явной гордостью.

— А остальные одиннадцать что говорят? — поинтересовался Адексиос.

— За некомпетентность они теперь драят сортиры. В конце концов, у меня есть репутация. Психически уравновешен — что за идиотский диагноз?

— Ну, ты обрадуешься, узнав, что нынешняя твоя идея — просто сумасбродная.

— О чём ты? Путешествие в дебри, набор новичков — очень даже занятно. Я точно в деле. — Валаске всегда нравилось мириться с лишениями.

— Ты бы перестала говорить, что в деле, — вспылил Адексиос, кидая на неё резкий взгляд. — Ты хоть представляешь, что за задание он нам даёт? Дебри огромные и продолжают увеличиваться, а значит, мы никогда не сможем пересчитать демонов, скрывающихся в них.

×