Дважды (СИ), стр. 22

— Я тоже, — глухой, едва разборчивый рык в ответ. И он прижимается ко мне сзади, позволяя почувствовать степень правдивости своих слов.

«Он в брюках», — как-то отрешенно осознаю я, покачивая бедрами в стремлении потереться о твердый бугор возбужденного члена.

Все так же удерживая меня за волосы, мой мужчина вынуждает меня двинуться вперед. К кровати.

«Смогу остаться до утра», — мелькает последняя разумная мысль.

Я вижу множество взрослых «игрушек», приготовленных и разложенных на покрывале. А еще эластичные ремни… кляп…

— Ммм, у меня как раз большие планы, — довольный голос мужчины звучит рядом с ухом. Нагнув меня над кроватью, он обещает: — Тебе не захочется прерываться.

Замирая от восторга, чувствую, как тело сотрясает дрожь предвкушения, а капли влаги из моего лона увлажняют бедра. Предчувствие — мне понравится эта ночь. Не меньше, чем прошлая наша встреча. (Но тогда приглашала я, и правила были другими).

Скрутив волосы в узел на затылке, чтобы не мешали, мой партнер вновь слегка сжимает руками мою шею, вынуждая прогнуться еще больше, отчего грудь заманчиво вздымается вверх. Мужчина ладонью касается сосков, заставляя меня застонать от сладостной боли — они возбуждены настолько, что даже легкий ветерок ощущался бы чудовищно остро. А уж мужские пальцы…

Отвлекающий маневр сработал — я лишь спустя минуту осознаю, что лежу на мягком пуфике, обхватив его руками и широко разведя ноги. Именно в таком положении меня и связывают.

Мужские пальцы скользят по обнаженным бедрам, лаская и похлопывая, касаются чувствительной внутренней стороны и даже изредка проскальзывают в глубину лона. При каждом таком интимном касании я вздрагиваю от остроты ощущений.

Вопросительное нетерпеливое ворчание обрывает мужская ладонь. Я даже успеваю почувствовать собственный вкус на его влажной от соков моего желания коже, прежде чем между зубами появляется кляп.

— Немного позже ты сможешь покричать, — обещает мне он.

«А ведь мы одни в этом доме на немыслимой и безлюдной высоте», — теряя сознание от захлестывающей волны возбуждения и опасаясь взорваться фейерверком восторга уже сейчас, понимаю я.

Одна ладонь мужчины сминает мою попку, когда другая на миг замирает над «заготовками». И я понимаю, что сегодня ночью мне предстоит не раз «умереть» от наслаждения.

***

— Хорошо спала? — домой Инар возвращается к позднему завтраку, часа через два после меня. И первым делом проходит в спальню, чтобы растормошить сонную меня — разбудить поцелуем.

— Чуде-е-есно-о, — выдыхаю я, выбираясь из-под одеяла навстречу объятиям мужа и все еще ощущая опустошающее бессилие и сладостную истому после фантастической ночи с моим любовником. На какое-то время «голод» моей любвеобильной половины удовлетворен.

Сорочка мягкой волной соскальзывает на пол, оставляя меня обнаженной. И я оказываюсь в кольце сильных рук голубоглазого эрха. Его одежда тоже падает на пол, и мы вместе опускаемся на кровать. Оба усталые и довольные, начинаем свой отпуск дома с крепкого сна. Инар на миг прикасается губами к ранке на стыке шеи и плеча, оставленной его клыками.

Сонно прижавшись к плечу мужа, устраиваюсь у него под боком, притягивая его ладонь себе под щеку. Взгляд лениво скользит по комнате; на столике рядом я замечаю заколку, которую забыла подобрать, когда ранним утром убегала от своего фантастического любовника к вызванному заранее карру.

Бывает, что моей «половинке генвра» отчаянно хочется игры… И мой супруг никогда не отказывает ей в этом, подхватывая любой, даже самый невероятный порыв фантазии гедонистической сущности.

Так случилось в его жизни, что в одной женщине он обрел невероятную любовницу и любящую подругу. А я… я встретила того, кого полюбили мы обе — Инара Тоа!

Конец

×