Дважды (СИ), стр. 2

Капитан потрясенно моргнул.

— Что вы! — категорично заверил он меня. — Кормилицы слишком ценны, чтобы позволять себе подобное неуважение. Никто к вам с подобными предложениями приставать не станет.

Я на автомате кивнула. Сама же, прижав руку к груди, отчаянно пыталась унять враз ускорившееся сердце. Вот так, совсем близко, капитан производил и вовсе сокрушительное впечатление. Стоя рядом с ним, ощущала себя маленькой, беззащитной и… очень женственной. Не знаю, откуда вдруг последнее чувство… Возможно, из-за того, с каким пристальным вниманием, задержавшись на моей груди и бедрах, скользнул по мне взгляд голубых глаз? Уф!

— Спасибо, — собравшись с духом, поблагодарила я. — Идемте.

И, развернувшись, шагнула в дверную арку, за которой был небольшой «кабинетик» с кушеткой и широким креслом — на двоих. Но сразу у входа замерла и оглянулась на мужчину.

— Куда?.. — смутившись, спросила капитана, не зная, где мне присесть.

— Давайте расположимся на диване, — мгновенно отреагировал он. — Вы знаете, как мы питаемся?

Он повторил вчерашний вопрос. Я неуверенно пожала плечами.

— Можем пить отсюда, — и сильная ладонь уверенно обхватила мою руку, палец прошелся по внутреннему сгибу локтя. — Или отсюда.

С последними словами рука капитана переместилась на мое плечо и он, откинув влажные прядки, бережно погладил изгиб шеи. Я и так с момента появления эрха пребывала в смятении, а последнее его прикосновение (удивительно нежное для столь сурового внешне мужчины!) и вовсе вызвало необъяснимую волну возбуждения. Что со мной?!

— Лучше шея, — выпалила я поспешно, думая лишь о том, что в таком положении он не будет видеть выражение моего лица. А я всерьез опасалась, что там сейчас такое отображается…

— Прекрасно, — одобрительно кивнул мужчина, направляя меня вперед и предлагая устроиться на мягкой поверхности.

Я села, слегка отвернувшись от эрха. Мужчина присел рядом, заставив меня замереть в ожидании. С ощущением невыразимого волнения и… нетерпения я молчала. Он тоже. Как все же странно: медик, что проводил медосмотр, должен был сообщить мне все детали кормления, но я почему-то их не запомнила.

— Вы позволите? — рука капитана легла мне на плечо, слегка прихватив ткань футболки.

«Ах, да!» — спохватилась я и испугалась, что задерживаю его. Поэтому тут же потянулась к небольшим магнитным кнопкам на груди, расстегивая их и оголяя плечо.

Кожей ощутила чужое дыхание, и тут же мужские руки скользнули по моим волосам, бережно перекидывая их на другое плечо.

— Не бойтесь, — даже тембр его голоса успокаивал. — Это не больно, наоборот — полезно. Питаясь, мы продлеваем вам жизнь. В слюне эрхов есть особый фермент, он ускоряет метаболизм. Клетки вашего тела будут быстрее обновляться, старение замедлится.

— Ммм… — я его слышала, но не понимала. Появилось ощущение, что сейчас я воспринимаю информацию только тактильно, я вся была сосредоточена на его прикосновениях к моей коже, на тепле его дыхания. Сердце колотилось как безумное, оглушая, сводя с ума. Подобного состояния у меня не было никогда. Эрх чрезвычайно волновал меня, выбивая из колеи и заставляя желать его до умопомрачения. Крайне странная для меня реакция! — Хорошо…

— Вот тут, — и его пальцы ласково погладили ямку у основания шеи. — Укус будет тут.

Едва удержавшись от стона, непроизвольно закатила глаза. Так хотелось уже ощутить этот укус… Что угодно, только бы он продолжал прикасаться к моей коже. Я просто не узнавала себя, не понимала, что происходит. Реакция на эрха была невероятной! Пугающей.

— Да, — едва понимая, что делаю, шепнула я.

И тут же теплые губы коснулись кожи, а потом мне стало… ммм… больно. Острая одномоментная вспышка огня и его первый глоток. Глухой стон удовольствия, и мужские руки, обхватившие мои плечи, плотнее прижимают мое тело к его груди. Я чувствую его язык, который стремительной лаской касается моей кожи, и губы, что в страстном вдохе втягивают в себя и часть моей плоти. Боли уже нет, а вот удовольствие все нарастает, грозя провалом в какое-то нереальное забытье.

Сама не замечаю, как поднимаю руку и зарываюсь в его темную гриву, притягивая мужчину ближе к себе. Эрх охотно подчиняется, стискивая меня с еще большей силой, другая его ладонь также устремляется ко мне, подбираясь к груди, обхватывая ее и сжимая сквозь ткань одежды.

Теперь уже я не в силах сдержать стон.

«Это питание так восхитительно!»

Кажется, у меня начинает кружиться голова, я с трудом понимаю, где реальность, а где фантазии моего перевозбужденного сознания. Не замечаю момента, когда мужчина перестает пить и начинает мягко зализывать повреждения. Кожу в месте касания его языка невообразимо эротично покалывает. Не сдержавшись, я разворачиваюсь к нему и…

— Сними это, — прочертив пальчиком линию от его губ вниз к верхнему краю форменного мундира, мягко приказываю я.

Мужчина, глаза которого потрясенно распахиваются, машинально подчиняется и начинает снимать верхнюю часть одежды. Усиливая тем самым уже мой аппетит. Да, именно аппетит. Я в полной мере осознаю, что тоже хочу его, этого потрясающего и желанного эрха. Хочу чувствовать его губами, касаться великолепного тела языком, хочу выпить его до последней капельки удовольствия, которое он может подарить мне.

Хочу его «съесть»!

— Ложись, — мурлыкаю, толкая капитана в грудь и заставляя его опуститься на небольшой диван.

Встряхнув волосами, заставляю их вновь рассыпаться по спине и рывком стягиваю с себя футболку. За ней следует спортивный топ. И отмечаю, как мужской взгляд становится еще более потрясенным, как на миг замирает дыхание в груди эрха.

Мне же невообразимо хорошо, я отчетливо чувствую на своей груди его взгляд. А когда наклоняюсь ниже — и его ладони. Они подбираются к моей груди, обхватывают полушария, слегка сжимают и поглаживают. Эрх что-то шепчет, и я, практически опустившись на него сверху, ловлю эти слова ртом, целуя его губы. Такие желанные и манящие, такие обжигающие и сладкие.

Тело само извивается, инстинктивно пытаясь плотнее слиться с мужским, распростертым подо мной. Руки сами устремляются по рельефной груди все ниже, лаская кожу, подбираясь к оставшейся одежде. Рывком отстранившись от капитана, вскакиваю на ноги и тяну его за ремень форменных брюк.

— Снимай, — игриво требую от мужчины, заманчиво поводя перед ним грудью.

И сама, отступив на шаг, переключаюсь на свою одежду и тоже поспешно раздеваюсь. Эрх, ни на миг не отрывая от меня взгляда, тут же подчиняется, стягивая с бедер остатки формы вместе с бельем.

Я довольно жмурюсь, поскольку вижу то, что до этого только чувствовала, — его желание. И вновь ощущаю неодолимую потребность быть ближе к нему, максимально ближе…

— Будешь меня слушаться, — прижав пальчик к его губам, предупреждаю эрха и сажусь на него верхом.

Пока поперек торса. И тут же впиваюсь в мускулистую грудь коготками, имитируя его укус. Мужчина вздрагивает от неожиданности и обхватывает мои бедра ладонями, сжимая их в такт движениям моих пальцев.

Склонившись ниже, позволяю эрху поймать губами грудь, с чувством нарастающего возбуждения отмечая прикосновение его клыков. Его язык по очереди играет моими сосками, я же выгибаюсь навстречу, одновременно заводя руки за спину и обхватывая ладонями его член. И сразу задаю темп наших движений, вынуждая и его язык прикасаться в этом же ритме. Если мужчина сбивается, в наказание отклоняюсь, лишая его возможности дотянуться до моей груди. А потом вновь наклоняюсь ближе, возобновляя эту безумную игру.

Его член в моих руках невероятно тверд и нетерпелив, подрагивает в ожидании. Я и сама нетерпелива — внутри все горит предвкушением, я чувствую, как влага моего собственного желания уже увлажняет мужской торс. Поэтому соскальзываю ниже и наконец-то соединяю наши тела. Капитан тут же вскидывает бедра, устремляясь глубже в мое тело.

Но это не входит в мои планы.

— Нет! — категорично рычу я и резко приподнимаюсь над ним, разрывая контакт наших тел. — Я хочу сама.

×