Гном, медведь и посох (СИ), стр. 1

Пролог.

Разумным существам, без магических способностей в мире магии трудно. Если к тому, дневное зрение слабее, чем у людей, а ночное уступает возможностям порождений тьмы?

Возможности определяют бытие. Посему, гномам, вернее дварфам, наугриммам, двемерам, подгорному народу, конституция тела вывела лучшим убежищем полумрак пещер и клановый коллективизм, как залог выживания рода.

Это маги, особенно воздушные и огненные склонны к индивидуализму. Даже одинокий эльф на удобной позиции, способен безнаказанно проредить толпу орков. Удел гномов, сражаться и трудиться плечом к плечу, доверяя сородичу больше чем себе.

Сказ этот, про 'строительство светлого будущего' в отдельно взятом клане гномов. Чтобы не огорчаться, любителям толерантности, которой так любят оперировать приверженцы таллейрантности, переводя на русский, 'неразборчивости в средствах', читать не стоит. Хорошим лакмусом тому, доска известному барону, что установил рекорд, ухитрившись только за одну Первую войну получить высшие награды от каждой из люто сцепившихся меж собой сторон. Гибли империи, а он ловко менял цвета, снимая сливки и оставаясь на плаву при любых обстоятельствах. Такое коварство достойно тёмно-эльфийских эпосов. Официальное определение "толерантности" лукаво, в нём уравнены физиологические, культурные и идеологические особенности, чем дано оправдание разнообразным жуликам, бандитам и даже террористам, которым надо же тоже, ростить своих многочисленных детей и родственников. Но в этой книжке принципиальные 'светлые' отыгрывают 'светлых', а не как ныне модно, за 'добрых', тёмных упырей, против негодяев в белом, когда стороны не различить в их подловатых каверзах.

Индивидуалиста же, может вогнать в печаль, что весь мир населён копиями, всего лишь, нескольких сотен или тысяч личностей с частичной утратой воспоминаний о базовой. Опыт текущей жизни может кардинально менять одну и ту же личность, делая нередко дублей одной сущности непримиримыми врагами. 'Любое знание, есть лишь припоминание', используемое по потребности.

Вводная, занудно.

Из полного, весьма длинного названия Игры, на мало знакомом языке, уяснил лишь фразу: 'Легенды Героев…'. Прочие слова указывали на особенности конкретной Партии, включали много букв про 'таланты, слоты, клинки и молотки'. Допускаю, перевод мой неточен, ибо разум склонен замещать пустоту домыслами.

Кому-то это развлечение, а для меня хороший шанс. Когда-то я был человеком, прожил длинную насыщенную жизнь, потом копировал своё сознание в некое "игровое", альтернативное бытиё.

Хорошо ли, худо ли, жил в том обширном, прекрасном 'виртуальном' мире, техномагического средневековья. А потом, случилось так, что пришлось ввязаться в эту партию. В той реальности остался мой клан-семья, проживающий в небольшой фортеции у холодного моря. Остались друзья и враги. Грохот сражений, коварство изменников, ужас плена и радость воспоминаний о тихой семейной жизни в маленьком домике у реки. Тут ждала огромная игровая карта на несколько сотен живых и электронных игроков. На кону возврат домой. Если 'проиграться в пух', могут сделать боссом при месторождении или иное, малоприятное, вплоть до форматирования. Впрочем, не всё так плохо, важно просто не оказаться в числе самых отпетых неудачников. В случае победы вернусь к берегам льдистого моря, заполучив аватару получше, и некоторые ценности, чтобы с лихвой отплатить по накопившимся счетам посредством отточенной стали. Ценное в моём, скудном понимании, это не монеты, но возможности, которые лучше всего обеспечат личные навыки и надёжные войска.

Проявился в этой реальности, почти привычно. В виде гнома средней комплекции, верхом на могучем серебристом медведе, в руках посох молний. Выбор одежды, размер и цвет бороды, не важны, ибо никаких улучшений в себе не несут. А вот артефакты, огромный боевой мишутка и палка-стрелялка, обошлись во все единицы, выделенные на личное усиление.

Как и любому герою в Партии, мне полагалось, два слота для привязки выбранных 'объектов'. Теперь моего боевого медведя невозможно убить окончательно, как сломать или потерять мой увесистый посох стреляющий шаровыми молниями. Любой из этих артефактов, в случае утраты, вернётся через сутки, абсолютно целёхоньким.

Изобилие возможностей существовало для донаторов. А вот подобным мне "штрафникам", распорядители игры ограничили выбор расы. Избрать себе аватару, титана, архангела или дракона я не мог, как и любого иного, высшего по своей 'крутизне' создания. Впрочем, эльфы, волшебники, паладины также оказались недоступны. Тёмный бестиарий не интересовал, совершенно. Пусть это шло в разрез с модой на всяких 'чёрно-жо-книж-ников', некромантов, кровососов, вурдалаков, 'ассасинов', воров и прочих чёрных властелинов, но мне плохих парней хватило в прежних мирах проживания. Пополнять их недружные ряды, менталитет не позволял. Имелись к выбору просто люди, типа "дикари", но с очень уж урезанным, на мой вкус потенциалом. Так, при всём 'разнообразии выбора', годились только гномы.

Это игра стратегическая, посему мне полагался небольшой отряд. Допускалось выбрать между шестёркой хускарлов, дюжиной кернов или пионерами. Если два первых вида — профессиональные воины, тяжёлая и соответственно, лёгкая штурмовая пехота гномов, то пионеры, это скорее гномы — рабочие. К трудовикам, в отличие от бойцов, прилагались жёны. Виртуальные персонажи женского рода отличались, от мужского лишь тем, что имели на четверть меньшую характеристику 'Здоровье'. Зато, с небольшой вероятностью заводили детей, из которых, через неделю, получались взрослые пионеры. Прикинув, так и эдак, выбрал массовку трудовиков. С учётом женской половины, представителей пионерии набралось сорок восемь.

Для нарочитой простоты, характеристик, описывающих конституцию тела, при настройках показывалось только три.

'Здоровье' — вполне классическое. Доведение его до нуля приводило к гибели персонажа. От этого параметра зависела максимальная сила, с которой персонаж мог нанести удар, натянуть тетиву или поднять груз. Видимо, инициаторы игры считали, что чем больше мышц, тем тяжелее их пробить, и таскать можно больше.

'Выносливость' определяла запас сил, энергию, которую персонаж тратил на свои действия. От неё зависело, как долго, можно бежать, наносить удары, нести тяжёлый груз и прочее продуктивное или деструктивное взаимодействие с окружением. Запас сил тратился пропорционально полному 'Здоровью'. Например, бег за минуту исчерпывал столбик 'Выносливости' равный количеству единиц 'Здоровья'. Как бы, логично, чем больше мышц, тем затратнее их использовать.

'Магия', определяла запас альтернативной энергии — 'маны', которую допускалось трансформировать в обширный набор разнообразных заклинаний. Для использования магии требовалось наличие у персонажа специальных талантов. Иначе, персональная мана годна только на зарядку храмовых алтарей и особых артефактов.

На восполнение растраченной 'Магии' требовалась половина суток. 'Здоровье' пополнялось, исцеляя тело, в шесть раз быстрее. Это, при отсутствии смертельных ран, как правило, связанных с обильным кровотечением или отравлением. Запас сил, за который отвечала 'Выносливость' полностью восстанавливался вшестеро быстрее, нежели регенерировали повреждения. Выжав из себя все силы до капельки, 'стахановец', минут через двадцать, мог повторить свой подвиг. Разумеется, существовали таланты и артефакты, снижающие издержки или увеличивающие доступный объём и прирост всего вышеперечисленного. Самыми простыми средствами являлись регулярное, качественное питание и здоровый сон.

Люди являлись самой вариативной и многочисленной расой в игре, десятки разнообразных замков, от светлейших до темнейших, от платных, до штрафных. Некий усреднённый человек использовался как эталон для вычисления баланса. Впрочем, людской крестьянин нулевого уровня, обладая 20-ю единицами в каждом характеристике, без 'магического посвящения' колдовать не мог. Оное стоило дорого иот неопытного мага, с крохотным запасом маны проку мало. Посему, рачительные владыки ограничивались отстройкой храма для ежесуточной откачки у населения излишков маны, пуская собранную с паствы энергию на государственные нужды.

×