Легенда о рассвете, стр. 2

И он бродил по миру, пока не достиг нижних утесов, что стоят у внутренних гор в душе и сердце земли, где обитает одно Землетрясение, спящее, но и во сне пребывающее в движении, вздыхающее, разминающее ноги и громко воющее в темноте. Тогда прямо в ухо Землетрясению Лимпанг Танг прошептал слово, которое могут произнести только Боги, и Землетрясение припало к его ногам, и покинуло пещеру, в которой дремало среди утесов, и встряхнулось, и понеслось вперед, и опрокинуло горы, которые скрыли золотой шар, и взрыло землю под ними, и расшвыряло скалы вокруг, и скрылось среди камней и низвергнутых холмов, и возвратилось, яростное и рычащее, в сердце земли, и там улеглось и проспало снова сотню лет. И золотой шар выкатился на свободу, пробравшись под расколотой землей, и возвратился назад в Пегану; и Лимпанг Танг вернуллся домой к ониксовым ступеням и взял Дитя Зари за руку и сказал, что не он это сделал, а Землетрясение. С тем он и отправился сидеть у ног Богов. Но Инзана пошла и погладила Землетрясение по голове, сказав, что темно и одиноко в сердце земли. После того, шагая со ступени на ступень – халцедон, оникс, халцедон, оникс – по лестнице Богов, она снова бросила золотой шар с Порога в синюю даль, чтобы радовать мир и небо, и рассмеялась, видя его полет.

И далеко-далеко, у самой грани, Трогул перевернул страницу, которая была шестой по счету и которую никто не мог прочесть. И когда золотой шар пересекал небо, чтобы мерцать над странами и городами, к нему приблизился Туман. Он шел, склоненный, и темный коричневый плащ развевался у него за спиной, и позади него кралась Ночь. И когда золотой шар катился мимо Тумана, Ночь внезапно зарычала, прыгнула на него и унесла. Тотчас же Инзана собрала Богов и сказала: «Ночь похитила мой золотой шар, и ни один Бог не может найти его теперь, поскольку никто не может сказать, как далеко может бродить Ночь, которая блуждает повсюду вокруг нас и за пределами мироздания». По просьбе Инзаны все Боги сотворили звезды-факелы, и по всему небу понеслись они по следам Ночи, куда бы она ни направлялась. И однажды Слид, с Плеядами в руке, почти дотянулся до золотого шара, и в другой раз это был Йохарнет-Лохаи, державший вместо факела Орион, но наконец Лимпанг Танг, неся утреннюю звезду, нашел золотой шар внизу, под миром, близко к логовищу Ночи.

И все Боги вместе схватили шар, и Ночь, отвернувшись, бросилась от факелов Богов и после того уползла далеко-далеко; и все Боги с триумфом прошли по сверкающей лестнице Богов, хваля маленького Лимпанг Танга, который в погоне следовал за ночью так близко. Тогда далеко внизу, в земном мире, человеческий ребенок попросил у Дочери Зари золотой шар, и Инзана прекратила свою игру, которая освещала мир и небо, и бросила шар с Порога Богов маленькому человеческому ребенку, который играл в нижних полях и который был обречен на смерть. И ребенок целый день играл с золотым шаром внизу на маленьких полях, где обитали люди, и лег спать вечером, и положил его под подушку, и отошел ко сну; и никто не работал в целом мире, потому что играл ребенок. И свет золотого шара струился из-под подушки и наружу через полуоткрытую дверь и сиял в западном небе, и Йохарнет-Лохаи в ночи прокрался в комнату, и взял шар нежно (поскольку он был Богом) из-под подушки, и принес его назад к Инзане, озаряя ониксовые ступени.

Но однажды Ночь схватит золотой шар, и унесет его, и утащит в свое логовище, и Слид нырнет с Порога в море, чтобы посмотреть, там ли шар, и поднимется наверх, когда рыбаки вытянут свои сети, ничего не найдя, и не обнаружит шара среди парусов. Лимпанг Танг будет искать среди птиц и не найдет его, и петух будет молчать, и по долинам пойдет Умбородом, чтобы искать среди скал. И пес Гром будет преследовать Затмение, и все Боги выйдут на поиски со звездами, но не найдут шар. И люди, лишившись света золотого шара, больше не будут молиться Богам, которые, лишившись поклонения, больше не будут Богами.

Все это скрыто даже от Богов.

×